Культура Спецоперация на Украине Вместо флейты — автомат: в Башкирии музыкант записался в оркестр для бойцов СВО, но артистов не набралось

Вместо флейты — автомат: в Башкирии музыкант записался в оркестр для бойцов СВО, но артистов не набралось

58-летний Радик Динахметов хотел вступить в музыкальный батальон, а его сделали санитаром

Артисту 58 лет

Артист в рядах вооруженных сил на спецоперации — для Башкирии это уже не редкость, но всё еще вызывает вопросы, как в случае с Радиком Динахметовым, который всю жизнь отдал культуре, а теперь надел форму и подписал контракт с Минобороны России. UFA1.RU поговорил с заслуженным артистом республики и узнал, почему тот решил сменить профиль деятельности.

58-летний артист сейчас находится на боевом слаживании. С момента прибытия прошел уже почти месяц, каждый день он проходит различную подготовку. Его назначили санитаром медицинского взвода. Объясняя, как так вышло, Радик Динахметов уходит в далекое прошлое.

— В 1943 году Сталин издал указ об открытии во всех республиках СССР школ военных и духовых инструментов. И вот в одну такую я поступил в Уфе, это было в 1976 году. В советское время это была жесткая школа: это и гражданская оборона, и строевая. Как в армии жили с 9 лет, — сказал артист.

После этого он стал играть на флейте, не переставал даже во время службы в армии (тогда срок составлял 2 года). Службу он проходил на территории Волгоградской области, в инженерных войсках.

— Для меня армия была просто как смена адреса, а так всё практически как в школе, — добавил артист.

13 лет он проработал в симфоническом оркестре, еще 10 — в военном при УФСИН Башкирии. В последние годы он трудился в духовом оркестре башкирской филармонии, однако за прошедшие полтора года стиль выступлений поменялся.

— Нам всё реже приходилось выступать с классическими выступлениями, исходя из того, что все силы сейчас к тому, чтобы наших солдат мы должны красиво провожать в последний путь. Именно этим и занимался наш оркестр, — рассказал Радик Динахметов.

Он признаётся, что в душе у него накапливалось что-то после всех этих событий, а полтора месяца назад он взял брошюру с призывом поступать на службу по контракту, повесил ее в музыкальной студии. Позднее он узнал, что один из добровольческих батальонов набирают военный оркестр.

— Я сразу встал, взял документы, пошел в военкомат, — сказал музыкант.

Всего в батальон должны были попасть 17 артистов, но на боевом слаживании выяснилось, что никто, кроме него, больше не приехал — именно музыкантов. Он был единственным.

— Так оказалось, что музыкантов, кроме меня, никого нет. Поэтому здесь решили направить меня санитаром в медицинский взвод. А здесь приказы не обсуждаются. Сейчас находимся на полигоне, обучаемся медицинской тактике, военной тактике, — рассказал Радик Динахметов.

Артист признаётся, что толком не имеет познаний в медицине, так как с 9 лет работал только в музыкальной сфере, но заметил, что на слаживании их всему обучают с нуля.

— Здесь всё имитируется и делается так, как там [на линии соприкосновения]. Сегодня мы всё это имитировали: таскали ребят, увозили, как и должно быть. Свою часть работы нужно четко выполнить. Моя работа — это быстро подползти, за 18 секунд жгут наложить, обезболивающее вколоть сразу, если потребуется. То есть первая задача — остановить кровь. Через полчаса человек должен отправиться в медроту. Задача у меня маленькая: остановить кровь и передать, но это всё тоже надо уметь, нас этому тут обучают, — поделился артист.

Сколько продлится слаживание — он не знает, да и никто, признаётся он, не знает, потому что всё держится в секрете.

— [Могут поднять] в любой момент, хоть завтра ночью. Как только придет приказ. Мы не обсуждаем, ни рассуждаем, только выполняем свои задачи. Тогда получится всё правильно, — сказал музыкант.

На слаживание он ушел в начале июля, то есть почти месяц находится в другой обстановке. Артист говорит, что справиться со всем ему помог опыт интерната.

— То время дало мне очень многое, я сейчас это понимаю — цену этого нашего интерната. Есть те, кому тяжело, но мне всё легко. Ты преодолеваешь себя — как в голове, так и физически. Утром как надели бронежилеты с обмундированием, вес приличный, ты во всём этом должен находиться круглые сутки, — рассказал Радик Динахметов.

Он отметил, что сейчас, пока они на полигоне, то должны быть почти всегда в броне. Например, когда уходят поесть или ложатся спать, тогда могут снять, а в остальных случаях — нет.

— Нам сказали, что когда мы уже будем в зоне спецоперации, то лучше вообще никогда не снимать. Здесь, когда идем в столовую или казарму, все правила соблюдаем. Но на полигоне ничего не снимаем, потому что мы должны привыкнуть именно к этому состоянию. Даже когда тут есть минутка расслабления, я не снимаю, хочу привыкнуть к этому, — сказал музыкант.

Радик Динахметов говорит, что морально был готов к тому, что придется столкнуться с таким, поскольку он знал, куда идет. Даже понимая, что он отправляется как музыкант, держал в голове мысль, что всё может обернуться иначе.

— Самое главное — это в голове. Вчера на завтраке был, ко мне подсел психолог части, спросил, как дела, как настроение, представляю ли я, где нахожусь сейчас и что я увижу потом. Я сказал: «Да, я сейчас через голову это всё пропускаю». Он ответил: «Правильно, сначала надо принять, где ты, что ты и что будет, просто встать на земле и понять». Поэтому себе вот как-то так загружаю, — рассказал артист.

Он говорит, что привыкает по ходу занятий.

— Когда практика идет, я сам ощутил, например, думаю, зачем я буду это повторять, если уже прошел, но чем больше ты будешь повторять, проходить, доводить до автоматизма, потихоньку шаг за шагом входишь в эту ауру, включаешься в это, и всё, уже не отключаешься, это помогает, — сказал музыкант.

Несмотря на свой возраст, он вполне пригоден для военной службы. При поступлении он прошел всех врачей, никаких проблем у него нашли. Радик Динахметов признаётся, что всегда бегал по Уфе, держал себя в форме, также ему помог отказ от сигарет и алкоголя.

Решение отправиться на спецоперацию его коллеги поддержали.

— Там еще ребята хотели, но слишком уж молодые, пусть доучиваются. Ладно я, мне 58 лет. Некоторых ребят убедили родители — они остались. Семья тоже поддержала, дочка немного поплакала, мама почитала молитву и отпустила, больше всех сестренка переживала. Всё спокойно. Они знают мое решение, — заключил артист.

Напомним, танцорам из Сибая, которые отправились на спецоперацию, на днях присвоили звания заслуженных артистов Башкирии.

За актуальными новостями Уфы и Башкирии следите в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и будьте в курсе главных событий.
Звоните8 (347) 286-51-96
Мы в соцсетях

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
40
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
По следам Альтаира, или Что делать в Баку: честный отзыв уфимца о столице Азербайджана
Булат Салихов
Фотокорреспондент
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Рекомендуем