СЕЙЧАС -8°С
Все новости
Все новости

«Его боялся и криминал, и госорганы»: бывший коллега — об арестованном замначальника полиции Башкирии

Алексей Попов работал с Москвитиным с конца девяностых и не верит, что тот мог брать взятки

Москвитин на суде заявил, что вину не признаёт и не признает никогда

Поделиться

За арестованного замначальника полиции Башкирии вступился еще один его коллега. Алексей Попов, который работал с Андреем Москвитиным в ОВД города Краснокаменска Забайкальского края, не верит в версию обвинения. Ранее в беседе с UFA1.RU сомнения в том, что Москвитин мог брать взятки, высказал и другой экс-коллега Москвитина Олег Клепиков. Оба наших собеседника полагают, что уголовное дело в отношении замначальника МВД Башкирии могло быть сфабриковано, чтобы «избавиться» от него.

— Скажем так, еще с двухтысячных у нас есть такое представление, что чем западнее — тем коррупции больше, — говорит Попов. — Мы ездили по командировкам, видели это. Помню, когда мне было 23 года, я капитана получил, беседовал в командировке с сотрудниками [местной милиции]. Они у меня спрашивали: «А сколько ты за капитана заплатил?», — я им: «Не понял. У меня выслуга позволяет, вот мне и дали». Они ответили: «Нет, ты что, у нас, чтобы получить, 30 тысяч долларов надо». Вот такие суммы звучали. Я был в шоке. Бывало, что адвокат подходит, предлагает нам на троих 90 тысяч, чтобы мы не задерживали человека, и 50 еще — судье. Вот такое бывало на местах.

Алексей Попов окончил Читинскую среднюю специальную школу милиции, после которой в 1999 году прибыл работать в Краснокаменск. Его распределили в уголовный розыск. Под конец года отдел УБОП, рассказывает Попов, проводил оперативную разработку в отношении работников УГРО.

— Практически всех сотрудников по этому уголовному делу вызвали к себе на допрос, — вспоминает он. — И когда меня пригласили к себе, я был в шоке, потому что работал менее полугода и не мог знать никакой информации по делу. Тогда я впервые познакомился с начальником УБОПа — Николаем Купченко — и Андреем Москвитиным. Наша встреча, как выяснилось позже, была собеседованием на вакантную должность в отделе. Я согласился.

Москвитин был наставником Попова, они работали в одном кабинете. По словам бывшего коллеги, их отдел всегда славился отсутствием коррупции, поэтому его «боялись все — как мелкие преступники, так и криминальные авторитеты, а также представители государственных органов».

— И боялись также за то, что наш отдел располагал оперативной информацией практически о всех криминально значимых событиях, — говорит Попов. — Заслуга в этом была, конечно, начальника — Николая Ивановича. Коллектив у нас был очень дружный: пять оперативных работников и два следователя по особо важным делам. Друг от друга у нас секретов не было.

Попов рассказывает, что работать приходилось не с мелкими жуликами, а с серьезными ОПГ, члены которых также собирали компромат на силовиков, чтобы использовать его для торга и давления. Отсутствие коррупции в отделе было серьезным преимуществом, позволявшим отлавливать преступников, в том числе и в командировках, где не справлялись местные полицейские, погрязшие в коррупции.

— Если бы Москвитин брал взятки, он бы не смог ни ОПГ «Осиновских» накрыть, ни ОПГ в городе Борзе, где весь отдел милиции был коррумпированный. Тогда вот они приехали, весь отдел построили, «маски-шоу» устроили — и весь отдел заменили, — говорит Попов. — Если бы у него хоть что-то за спиной было, ему бы уже давно за это кто-то предъявил — и был бы прав.

Бывший коллега признается, что Москвитин всегда был для него тем человеком, на которого надо равняться. У них были довольно теплые отношения.

— Он всегда помогал, подсказывал мне по работе, что и как нужно делать, — вспоминает Попов. — В то время мы были молодыми парнями по 19–21 году. Свободное от работы время часто проводили вместе. Знакомились с девушками. Так при мне Андрей познакомился со своей женой Викой. Она работала на тот момент дознавателем в ОВД.

Одним из последних значимых событий, которое произошло перед переходом Попова на работу в Ангарск, было задержание участников теракта в Беслане, которое осуществляли сотрудники этого отдела. Многие подробности своей работы бывший коллега Москвитина раскрывать не может — гостайна. Однако уточняет, что громких дел в практике было много.

— Про Андрея могу только одно сказать — он свою жизнь видел в борьбе с преступностью, испытывая неподдельную радость, когда реализовывались наши оперативные дела. Шел по служебной лестнице не по головам, а своей головой, — говорит Попов. — Его уровень как руководителя намного выше, чем его должность. Просто не пришло время. А вот это, по моему мнению, и явилось причиной фабрикации в отношении него уголовного дела. Так как высокопоставленные лица, опасаясь, что не смогут договориться с Андреем, решили вот таким путем избавиться от проблемы.

В 2006 году пути Попова и Москвитина разошлись — первый перевелся в Ангарск и занялся преподаванием. Лишь в 2011 году в ходе реформы милиции он попал под сокращение и вернулся в Краснокаменск, где два года проработал в СИЗО — там у него снова возникли рабочие контакты с Москвитиным. Впрочем, и все прошлые годы коллеги поддерживали связь и интересовались судьбой друг друга.

По мнению Попова, на китайского бизнесмена Ли Цзянь Цзюня, который, по версии следствия, и давал взятку Москвитину, могли надавить. В том числе силовик отмечает, что у бизнесмена не слишком хорошо шли дела (его стройфирма «Омега» с 2016 года проиграла четыре судебных дела на 28 миллионов рублей, а в 2021 году компания была признана банкротом, как следует из данных сервиса «Контур.Фокус». — Прим. ред.). Да и сама форма взятки кажется Попову необычной.

— Это ерунда какая-то. Что ему инкриминировали: квартира куплена была в ипотеку с мамой — и вдруг она [по версии обвинения, досталась им] бесплатно, — возмущается наш собеседник. — Какой-то бред вообще.

Напомним, по версии следствия, Ли передал Москвитину через тогдашнего начальника полиции Забайкалья Михаила Поливина предложение бесплатно получить квартиру на улице Шилова в Чите, которую полицейский покупал в рассрочку вместе со своей матерью. В обмен китаец якобы требовал крышу для своего бизнеса.

Высокопоставленному полицейскому грозит штраф от 3 до 5 миллионов рублей и лишение свободы на срок от 8 до 15 лет, Поливину как пособнику — штраф в размере от тридцатикратной до шестидесятикратной суммы взятки либо лишение свободы на срок до 8 лет. Сам главный обвиняемый на одном из прошлых судов называл обвинение против себя «актом мести от криминальных элементов». Отметим, что и Москвитин, и Поливин работали в этом регионе под началом Романа Деева, который сейчас возглавляет МВД Башкирии. В невиновности замначальника башкирской полиции убежден его отец Владимир, а также бывший коллега Олег Клепиков.

На суде в Чите Михаил Поливин заявил, что его подталкивали дать показания против Москвитина, а также указывал на то, что Ли обвинил высокопоставленных полицейских во взяточничестве под давлением силовиков, угрожавших оставить бизнесмена без гражданства. В то же время прокуратура обнаружила, что в разное время семье Москвитина принадлежало 25 квартир, UFA1.RU ранее удалось найти и подтвердить четыре квартиры в Краснокаменске, ранее принадлежавших семье Москвитина, а также его коттедж под Уфой и дорогостоящий автомобиль. По словам Попова, он слышал о том, что его коллега покупал недвижимость в Забайкалье.

— Знаете, я сам с того времени восемь или десять машин сменил, но это ни о чем не говорит, — считает он. — В Краснокаменске когда мы были, квартиру можно было купить буквально на зарплату. То есть слух пошел, что Краснокаменск закрывают, цены упали, никто ничего не покупал. Я помню, был разговор, что он квартиру покупал очень дешево, как у него деньги накопились, потом ее сдавал. А что делать, ну жизнь такая была.

Все материалы, связанные с преследованием Москвитина и Поливина, вы можете прочитать в нашем сюжете.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter