Все новости
Все новости

Адвокат уфимца, которого обвиняют в смерти сотрудника МЧС, сравнил подзащитного с Расулом Мирзаевым

Сергей Ильинчик работал пожарным

Сергей Ильинчик работал пожарным

Поделиться

Сегодня, 7 апреля, исполнилось полгода с тех пор, как не стало уфимца Сергея Ильинчика. Сегодня же в Октябрьском суде столицы Башкирии прошли прения сторон по делу о его смерти.

Напомним, в ночь на 7 октября 2015 года 26-летний сотрудник МЧС подрался с 21-летним Романом Ермолаевым, через несколько часов пожарный скончался в больнице.

Конфликт произошел из-за девушки. Согласно экспертизе, причиной смерти Сергея Ильинчика стала черепно-мозговая травма. Точнее, множество ударов, которые к ней привели, и установить очередность которых не представляется возможным: часть из них нанесены кулаками, один – ногой, еще один Сергей получил во время падения.

Романа Ермолаева (по словам адвоката семьи погибшего, он хорошо владеет боевыми искусствами) обвиняют в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшим по неосторожности смерть человека (ч.4 ст. 111 УК РФ). Причем гособвинение требует посадить его в колонию строгого режима на 8,5 лет.

Защита обвиняемого с этим не согласна и настаивает на переквалификации дела.

«Это был не удар, а толчок», – настаивает адвокат подсудимого Вадим Поспеев и утверждает: в похожей ситуации оказался чемпион мира по боевому самбо Расул Мирзаев. Напомним, спортсмена обвиняли в том, что его удар явился причиной смерти Ивана Агафонова, однако позже суд переквалифицировал статью на «причинение смерти по неосторожности» (на этой же статье настаивает теперь и адвокат Романа Ермолаева).

Правда, еще одно сходство с делом Мирзаева обвиняемый и его адвокат отрицают: по их словам, наличие абонемента в фитнес-клуб еще не говорит о владении единоборствами, кроме того, якобы у Романа Ермолаева вообще порок сердца – чрезмерные нагрузки при таком диагнозе запрещены.

Сам Ермолаев настаивает: Сергей Ильинчик напал на него со спины, начал бить и даже угрожал убийством.

«Я чувствовал страх, я чувствовал опасность, а больше я ничего не чувствовал, – сказал Роман Ермолаев, когда ему дали последнее слово. – Я не знал Ильинчика, я в тот вечер даже лица его не разглядел, до сих пор не могу отойти. Очень соболезную матери погибшего, но видит бог, я не хотел ничего совершать, я защищался, возможно, я бы там умер».

Друзья Сергея Ильинчика, присутствовавшие в зале суда, уверены: ни о какой переквалификации не может быть и речи – слишком много ударов, нанесенных Ермолаевым, не позволяют говорить о простой «неосторожности».

Точка в деле будет поставлена уже в начале следующей недели: приговор объявят 11 апреля.

Фото: Фото Дарьи Петровой и из личного архива Петра Ильинчика

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter