25 января понедельник
СЕЙЧАС +0°С

«С осколками, без хвоста, но смог приземлиться»: 12 фронтовых историй со всей страны

Невероятные подвиги, о которых вы не знали

Поделиться

Родные бережно хранят снимки и истории фронтовиков

Родные бережно хранят снимки и истории фронтовиков

Поделиться

Они таранили врага, чтобы спасти города от бомбардировок, спасали товарищей из горящих танков, штурмовали Рейхстаг и освобождали Варшаву. Некоторые герои этих подвигов живы до сих пор, но в большинстве случаев поступками победителей делятся родственники или историки. Главное, что памятная коллекция не перестаёт пополняться. Знакомьтесь с ней в инстаграм-аккаунте «Первый фронтовой» и читайте на сайтах Сети городских порталов.

Из-за ожогов друзья прозвали его Шашлыком

Родственники Николая Стерликова до сих пор вспоминают полученные им в боях травмы. Признаются: ожоги лица и рук всё еще пор стоят перед глазами. Летчик-штурмовик не единожды горел в подбитых самолетах, из-за чего сослуживцы прозвали его Шашлыком. Один из таких случаев произошел в районе Яссы, когда герой разведывал обстановку.

— И тут из ниоткуда появились танки. Они уже приземлились, и их заново подняли в воздух. Они бомбили танки, они возвращались, и в этом бою, как писал однополчанин деда, они потеряли два самолёта. Ведущий [лётчик] посадил самолёт — с осколками, без хвоста, но смог приземлиться. А дед уже над своей территорией выпрыгнул [из самолёта]. Он тоже был подбит, но выпрыгнул уже над своей территорией, — рассказывает Евгения Макарова, внучка Николая Стерликова.

Николай Стерликов участвовал в воздушных боях девять раз. Он сбивал вражеские самолёты, участвовал в освобождении Праги и взятии Берлина. У него целый список наград: орден Славы III степени, орден Красной Звезды, два ордена Красного Знамени, медали «За освобождение Праги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Но сам себя он героем никогда не называл.

— В 2002 году он умер, в июне, — вспоминает Евгения. — [А перед этим] 9 мая 2002 года он пришёл к нам в гости. Мне тогда 16 лет было, и я его спросила уже осознанно, не как ребёнок: «Дед, расскажи что-нибудь о войне». Они сидели с моим папой, смотрели военные фильмы. И дед ответил: «Мне нечего рассказать, это очень страшно».

«Я взял свою пилотку, чтобы поправить, а там кровь побежала»

От восточной границы с Брянской областью и до Польши — в годы войны Расим Зулькарнаев всю Белоруссию прошел пешком. А в 1944 году при форсировании реки Шара под городом Слоним получил серьезное ранение.

— По всей Белоруссии идет операция «Багратион», — вспоминает ветеран. — Вечером 9 июля наши войска стали занимать берег Шары. Утром появились вражеские самолеты. Сначала их бомбежке подверглись деревни в тылу. Второй заход — по нам. Кругом болота, окопаться нельзя. Ладно, там были осушительные канавы. Вот в одной из этих канав мы, 3–4 человека разведчиков, и залегли. Лежим, смотрим, как самолеты вдоль реки летят прямо на нас. И тут от них отрывается большая бомба и летит вниз. Вдруг она раскрывается и сыпятся маленькие бомбочки, противопехотные. О, думаю, дело — дрянь. Как по команде мы повернулись лицом вниз, лежим в русле этой канавы, спрятаться больше негде. Самолеты приближаются, разрывы тоже. Страшно. Не знаю, в скольких метрах от нас был последний разрыв, но в итоге самолеты пролетели мимо. Стало тихо. Мы сели, огляделись. Все целые, не пострадали. Я взял свою пилотку, чтобы поправить, а там кровь побежала. Почувствовал, что и правая нога раненая — ударило по ней как будто палкой.

Так Расим Зулькарнаев оказался в госпитале. Позже его направили в астраханское артиллерийское училище, которое перевели в Ростов-на-Дону. Здесь Расим Нигматович встретил Победу.

После окончания училища Расим Зулькарнаев начал офицерскую службу младшим лейтенантом в погранвойсках. 33 года до возвращения в Уфу он посвятил военной службе, его семья тоже из военных. Сын — подполковник, сейчас в отставке, дочь — майор запаса.

В его письмах была спокойная уверенность пожертвовать собой ради свободы родных

«…Сейчас война, и, как тысячи других сынов, я иду не играть, а в битву. При этом я помню, что у меня есть мать, отец, сестра, поэтому я не сверну от фашиста на встречных курсах. Каждый из нас дерется за себя, за свою семью, и я не буду прятаться за спину товарищей». Это выдержка из одного из писем военного летчика, уроженца Урюпинска Виктора Харламова.

— Виктор не был фанатиком. В его фронтовых письмах совсем нет идеологии, — отмечает выпускница Лицея Урюпинска, в котором учился фронтовик, Татьяна Молоканова. — Но в них читается ответственность за судьбу страны, своих близких, спокойная уверенность пожертвовать собой ради их жизни и свободы.

30 ноября 1943 года он в команде еще семи летчиков вылетел для выполнения боевого приказа. Четыре ИЛ-2 вышли на вражескую цель и сбросили на нее весь бомбовый запас. Когда отходили, на них из-за облаков вышли шесть истребителей «Фокке-Вульф-190». Завязался жестокий воздушный бой.

Виктор Харламов (справа) с другом

Виктор Харламов (справа) с другом

Поделиться

Два вражеских самолета уже пылали на земле, но оставшиеся истребители с ещё большим ожесточением бросались в атаки. Они зажгли несколько советских самолетов, в том числе и машину Виктора Харламова. Спрыгнуть с парашютами означало попасть в руки фашистов. Тогда отважные лётчики решили последовать бессмертному примеру капитана Гастелло. Позору фашистского плена они предпочли героическую смерть.

Штурмовал Рейхстаг

После окончания девяти классов в 1941 году Василий Рыжков с товарищами уехал в Смоленск строить оборонительные сооружения. На фронт его призвали в 1943 году, когда парню исполнилось 19 лет. Сначала он попал в тульское пулеметно-минометное училище, а потом уже ушел служить под Старую Руссу. Победу Василий Рыжков встречал в Берлине.

— 22 апреля наш полк первым ворвался в пригород Берлина — город Каров. Кругом хлестали автоматные очереди, сотрясали воздух резкие разрывы мин, снарядов, фаустпатронов. К вечеру большая часть Карова была в наших руках. Меня вызвал командир полка — полковник Зинченко и приказал принять командование стрелковой ротой, привести ее в порядок. Подошло пополнение. Здесь мы узнали, что командование 3-й ударной армией передало нашей дивизии знамена, одно из которых должны водрузить над Рейхстагом в знак нашей победы, — писал в своих воспоминаниях ветеран Великой Отечественной войны Василий Рыжков.

Слева направо: Василий Рыжков, Мелитон Кантария, неизвестный мужчина, Михаил Егоров

Слева направо: Василий Рыжков, Мелитон Кантария, неизвестный мужчина, Михаил Егоров

Поделиться

Таких знамен было девять, каждое пронумеровано. Дивизии, в которой служил Василий Рыжков, досталось знамя №5. Именно этот флаг и попал на крышу Рейхстага в Берлине.

Пошел на таран, чтобы спасти город от бомбардировки

Сергей Пичугин родился в 1922 году в подмосковном селе Матвейково. В семье был пятым, младшим сыном. Из-за многих обстоятельств он бросил школу и стал учеником электромонтера в одном из столичных заводов. Параллельно он успешно закончил клуб Осоавиахима, а после его окончания в числе лучших был направлен во 2-ю Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков имени Чкалова.

В этом доме свое детство провел будущий летчик Серёжа Пичугин

В этом доме свое детство провел будущий летчик Серёжа Пичугин

Поделиться

С ноября 1942 года Сергей Пичугин служил в составе 147-го истребительного авиаполка Рыбинско-Ярославского района ПВО. Здесь фронтовик совершил свой главный подвиг. В ночь на 21 июня 1943 года он оборонял город от вражеской авиации, преследовал и подбил на своем самолете немецкий бомбардировщик. Летчик вермахта пытался скрыться, но солдат продолжал стрельбу. После того как патроны закончились, летчик пошел на таран и уничтожил бомбардировщик.

На высоте 200 метров Сергей Пичугин покинул неисправный самолет, но высота была слишком мала, парашют не успел раскрыться, летчик разбился.

Помог уничтожить десятки немецких танков

Впервые будущий герой-наводчик Николай Синельников попал под авианалет в 1943 году. Тогда ему было всего 18 лет.

Николай Синельников с сестрой перед отправкой на фронт в 1942 году

Николай Синельников с сестрой перед отправкой на фронт в 1942 году

Поделиться

— Я уже закончил письмо и готовился написать адрес. Вдруг послышался нарастающий вой. Через одно мгновение я уже летел вместе со стулом на пол вместе с кирпичами и обломками от дома. Поднявшись, я еще не соображал, в чем дело. Вокруг было светло. Я почти без задержки выбежал из хаты и побежал к пушкам. Вдруг снова послышался нарастающий вой, я побежал от машин. Но отбежать я смог всего метров 10. Метрах в ста от меня упала первая бомба. Я упал на совершенно голом месте. Недалеко от меня взвился столб огня, рвались бомбы. Какие- то несколько секунд мне показались вечностью. Вдруг стало так тихо, что меня стало морозить от страха, — писал Николай Синельников в своем дневнике.

Вернуться домой помог Жуков

До войны Пантелеймон Степаненко был директором совхоза. Из-за этого после победы ему пришлось задержаться в Германии. Зная, что он разбирается в сельском хозяйстве, руководство на полгода оставило его поднимать целину, чтобы немцы не висели иждивенцами на шее советского государства.

Здесь Пантелеймон Степаненко (крайний слева) — ещё капитан. Латвия, август 1944 года

Здесь Пантелеймон Степаненко (крайний слева) — ещё капитан. Латвия, август 1944 года

Поделиться

Вернуться на родину ему помогла встреча с маршалом Жуковым. Тот решил поохотиться в угодьях, ставших из-за разгрома нацизма ничейными, и майора Степаненко назначили одним из его сопровождающих.

— Решили, что раз мой отец из Сибири, значит, он охотник, — объяснил ход мысли советского начальства сын фронтовика Лев Степаненко. — После того как поохотились, пошел разговор. И маршал говорит отцу: «Привози сюда своих детей, живи в Германии, очередное звание тебе дадим». Отец (человек весьма практичный и ответственный) ответил: «У меня пятеро детей, школы здесь нет, позвольте мне уехать домой».

Жуков спорить с майором не стал и посоветовал ему составить рапорт, который был тут же подписан. Так Пантелеймон Степаненко смог вернуться домой после войны.

Спас товарища из горящего танка

Когда Виктор Никифоров отправился на войну, двое его старших братьев уже погибли на Карельском фронте. Для бабушки, растившей ребят, отдать «младшенького» было страшным ударом. Сам же солдат о войне рассказывать не любил. Даже близким.

— Я его спрашивала про танковые сражения. Он один раз только сказал: «Ну пошли в атаку — сожгли наши танки, дальше снова на пополнение, и снова в бои». Помню, всю ночь мой отец сидел с товарищем. Когда я спросила маму, кто же это пришёл, оказалось, этого человека отец когда-то вытащил из горящего танка, — рассказывает дочь героя Вера Мамыкина.

За то, что он «обеспечил бесперебойную и своевременную связь с вышестоящими штабами, зачастую подвергаясь артиллерийскому и миномётному обстрелу противника», мотоциклист Виктор Никифоров получил медаль «За отвагу». Ему было 20 лет.

Прошел три войны и оборонял Москву

Федор Марченко отправился на войну в 18 лет. Его призвали на службу еще в 1936-м в нынешний Таджикистан подавлять партизанское движение, возникшее после Революции 1917 года в России. Потом в 1939-м — на войну с финнами. 13 марта 1940 года он вернулся домой в родную станицу Елизаветинскую, но уже в 1941-м его снова призвали — на Великую Отечественную.

Во время Великой Отечественной Марченко участвовал в спасении архитектурного комплекса Вавель в Кракове от разрушения, вывозил мины, работал с саперами, оборонял Москву. Войну казак прошел, сохранив невредимым не только себя, но и своих коней — немногие могли похвастаться тем же. А за оборону и победу он получил 12 наград.

Федоре Марченко не забывал присылать родным фото с фронта

Федоре Марченко не забывал присылать родным фото с фронта

Поделиться

После войны Федор вернулся в родные края, обосновался в хуторе Дугино Азовского района, начал работать в колхозе.

Единственная из подруг вернулась с войны живой

— Моя мама была на войне связистом, — говорит дочь фронтовички Веры Верхоланцевой Нина Ложечникова. — Она не любила рассказывать о военных трудностях, больше вспоминала о забавных случаях или происшествиях, но кое-что я выпытала. Когда началась война, маме было всего 17 лет. Выпускница Оханского детского дома, весной 1941 года она окончила фабрично-заводское училище и стала работать токарем на заводе в селе Пашия. Вместе с четырьмя другими выпускницами детдома жила на квартире.

Идти на фронт Вера Верхоланцева решила добровольно вместе с подружками. Дождались, когда ей исполнится 18 лет, и в марте 1942 года отправились в военкомат. Их взяли на курсы связистов, потом — на фронт в действующую армию.

В одном из боев Вера Васильевна получила ранение, но не бросила катушки с кабелем, продолжила ползти, прокладывая линию. Спустя два месяца лечения в госпитале вернулась в свой полк.

День Победы Вера встретила в румынском городе Плоешти. Ей только-только исполнился 21 год. Демобилизовалась в августе 1945 года. Из пятерых подружек-детдомовок домой вернулась только она.

Встретил победу и пошел биться с бандеровцами

Изначально Александр Дырхеев хотел стать мотоциклистом, но во время учебы услышал занятия связистов. Перед мужчиной встал непростой выбор. Но очень быстро освоив азбуку Морзе, он всё же решил стать именно связистом.

Войну он начал на Волховском фронте, потом в составе 2-го Украинского и затем 1-го Украинского фронтов участвовал в Курской битве, освобождал Польшу, Чехословакию, Германию, а День Победы встречал в Праге. Но на этом служба для него не закончилась — впереди у бойца был год войны с бандеровцами.

Этот снимок сделал для фронтовой газеты фотокорреспондент&nbsp;<nobr class="_">Г. Герлиц</nobr>&nbsp;25 мая 1945 года в Германии

Этот снимок сделал для фронтовой газеты фотокорреспондент Г. Герлиц 25 мая 1945 года в Германии

Поделиться

Военная карьера для Александра Дырхеева закончилась только в 1946 году на Западной Украине. Всё время службы ветеран вел дневник, а спустя двадцать лет после кончины героя его родственники издали книгу его воспоминаний «Эхо прошлого Дэрхеэрэг».

Сбежал на фронт от голода и попал на курорт

Георгий Стаценко ушел на войну из-за голода в семье. Несмотря на то что ему еще не исполнилось 18 лет, он умудрился вступить в солдатские ряды и стал миномётчиком.

Большая часть службы солдата прошла в Варне, морском курорте на черноморском побережье Болгарии. Он также успел повоевать в Вене, получил множество медалей, среди которых: «За отвагу» и «За взятие Вены». После окончания войны Георгий приехал в казахстанский город Рудный, где встретил любовь и прожил до самой смерти в 2009 году.

Еще больше исторических фотографий и видео с участием живых героев смотрите в нашем проекте «Первый фронтовой». Подписывайтесь и гордитесь героями, которые завоевали Великую Победу для нашей страны, вместе с нами.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...