Уфимка, потерявшая ребенка в перинатальном центре: «Я предупреждала врачей, что аппарат неисправен»

В новом уфимском перинатальном центре скончался новорожденный ребенок. Смерть мальчика, которому едва исполнились одни сутки, для матери была как гром среди ясного неба. По словам уфимки Динары Абдуллиной, трагедия произошла по вине врачей, которые поместили ее ребенка в неисправный бокс для выхаживания младенцев, не обеспечив поступление ему кислорода. Кто виноват в смерти младенца, разбирался корреспондент Ufa1.ru.

Поделиться

«Будет больно – терпите»

По словам мамы погибшего малыша, она навсегда запомнит события этих дней, которые стали для нее настоящим кошмаром.

– Прежде чем положить меня, мне в перинатальном центре отказали трижды, – говорит мама погибшего малыша Динара. – В 39 недель мне дали направление в женской консультации, сказали: езжайте рожать. И отправили, сказав, что нужно приезжать со схватками либо когда отойдут воды. Через 3-4 дня мы опять поехали туда, это было уже в 40 недель, сказали, все нормально, КТГ хорошее, гипоксии нет, малыш себя чувствует хорошо. У меня были отеки, давление, но меня все равно не приняли, сказали, в следующий раз приезжайте.

По словам Динары, ее муж Наиль стал возмущаться, почему их каждый раз отсылают. На что услышали ответ: «Вы еще четвертый раз приезжать будете, вы еще пятый раз приедете. Если воды не отошли и нет схваток, мы вас не примем». На третий раз, 13 февраля, в понедельник, женщина поехала к начмеду, который нехотя подписал направление, и ее положили в перинатальный центр.

– Шла уже 41-я неделя беременности. Я сама подошла к главврачу и попросила таблетку для стимуляции родов, потому что я боялась, что у ребенка может быть гипоксия. В женской консультации меня об этом предупреждали, а в перинатальном центре убеждали, что все у меня прекрасно.

Поделиться

После просьбы Динары в обед 14 февраля ей дали таблетку для стимуляции, однако схватки у нее начались только на следующий день.

– В одиннадцать часов вечера я почувствовала боль в животе и пошла будить медсестру. Она вколола мне обезболивающее, я уснула. В час ночи просыпаюсь от дикой боли, опять пошла к медсестре. Говорю: «Все, у меня роды». У нас врача свободного не было, вызвали женщину из родблока, она осмотрела, сказала, что нужно походить. Около двух часов у меня отошли воды. Пошла опять будить медсестру. Мы собрали вещи и поднялись в родблок. Я лежала одна на кушетке, за это время ко мне подошли только один раз, сказали, что будет больно – терпите. Мне было плохо, очень хотелось пить, но воду мне не разрешали. Около шести часов утра боль стала нестерпимой.

По словам Динары, свободных врачей не было, гинеколог ушла к другой роженице. Женщина уже начала думать, что ее ребенка никто не примет, и думала только о том, чтобы не родить, пока к ней не подойдут.

– Около семи ко мне прибежали молодые люди и девушки, какие-то несобранные, то одного у них нету, то другого. Перчатки найти никак не могли. Когда ребенок родился, он вначале не кричал, но как только его положили мне на живот, он заплакал. По шкале Апгар у него было семь баллов – это средний результат. Потом молодой парень стал кричать: «Срочно в реанимацию!» Сына показали мне и унесли.

Аппарат не настроили

У Динары начались осложнения после родов. Пока врачи производили все необходимые манипуляции, женщина находилась под наркозом.

– Меня обработали и ушли, я осталась в родовой одна, вся в крови, ничего не понимала. Часов до двенадцати ко мне никто не подходил, потом одна из санитарок пожалела меня и позвала медперсонал. Они меня положили на кушетку и отвезли в послеродовую палату. Я немного поспала, привела себя в порядок, подошла на пункт медсестры, стала спрашивать, где мой малыш. Молодой человек сказал, что у ребенка, скорее всего, пневмония.

Ребенку сделали рентген, затем поместили в бокс под кислород.

Поделиться

– Сына мне достали, дали на руки, разрешили с ним походить, минут двадцать, что мы гуляли, он дышал нормально, – говорит Динара. – А на следующий день мне сказали, что его перевели в отделение патологии новорожденных. Ребенку назначили антибиотики. Врач успокаивал, что к воскресенью его оттуда переведут в обычную палату, а я смогу быть рядом с ним.

Вечером женщина спустилась пожелать малышу спокойной ночи и заметила, что бокс пищит, о чем сказала медсестре. Та сказала, что аппарат сломался, и необходимо заменить одну из деталей, что и сделала, но пищать бокс не перестал, говорит Динара. Сотрудница перинатального центра успокоила, что аппарат нужно настроить. По словам Динары, медсестра поставила антибиотик, но не проверила поступление кислорода в трубочку. Аппарат так и пищал, но женщина доверилась специалистам. Уровень дыхания, когда она уходила, составлял 100 единиц.

– Через час ко мне прибежала напуганная медсестра, говорит: «Подпишите документ!» – вспоминает Динара. – Там я узнала, что малыш в реанимации. Потом вышел врач и сказал, что моего сына спасти не удалось. Уровень кислорода, как я узнала, снизился до 58.

Поделиться

Сейчас семья получила на руки заключение о смерти, но о результатах вскрытия говорить они пока не хотят. Абдуллины готовы бороться, чтобы доказать случай халатности со стороны врачей. Они уже написали заявления в прокуратуру, в Миндзрав, полицию, жалобу главному врачу, а также подготовили письма главе республики Рустэму Хамитову и премьер-министру страны Дмитрию Медведеву.

Техника отключиться не могла

Факт случившегося в медицинском учреждении корреспонденту Ufa1.ru подтвердили. Как сообщил главный врач Республиканского перинатального центра Фиргат Байрамгулов, ребенок скончался в его отсутствие, когда он находился в служебной командировке, и всех деталей он пока не знает.

– Смерть ребенка действительно зафиксирована. Сейчас проводятся все необходимые исследования: вскрытие, патологоанатомическое исследование. Мне на стол положили заявление матери, в котором она требует провести проверку. И она, безусловно, будет проведена.

По словам главврача, он исключает возможность технической неисправности.

– Такого не бывает в учреждении третьего уровня, чтобы что-то отключилось или что-то не поступало, – считает Фиргат Байрамгулов. – В нашем учреждении собираются дети и беременные с самыми сложными патологиями, поэтому я более чем уверен, что это не связано с технической стороной вопроса.

По словам руководителя пресс-службы Министерства здравоохранения республики Светланы Кускарбековой, в ведомстве уже знают о случившемся.

– По каждой младенческой смерти в Минздраве всегда проводится проверка, и в этот раз она также будет проведена, – сообщила представитель ведомства. – В перинатальном центре аккумулированы все самые сложные случаи. На данный момент делать какие-то выводы рано, остается дождаться результатов проверок. Следственные органы также подключились к расследованию.

Не первый случай

После гибели ребенка 18 февраля стало известно, что за пять дней до этого в новом перинатальном центре скончался еще один малыш. Уфимка Малика Мамбетова винит врачей, которые отправили ее домой, несмотря на то, что у нее уже начались схватки.

– Днем 12 февраля муж привез меня в перинатальный центр со схватками, – говорит Малика. – Меня встретила дежурная медсестра, которая позвала дежурного врача. Пока оформлялись, пока меня опрашивали, пока осматривали – все было очень медленно. Схватки у меня были уже с интервалом 5-7 минут. Врач – как я потом узнала, его фамилия была Андрианов, провел в смотровую, спросил, что меня беспокоит. Я говорю, что у меня схватки. Он ухмыльнулся, сказал: «Что-то я не вижу». Также у меня были выделения темно-коричневого цвета. Однако сердцебиение у ребенка было, как он сказал, «ясное», он проверял его деревянной трубкой.

Несмотря на то что роды начались день в день и схватки все учащались, врач отпустил Малику домой.

Поделиться

– Во второй раз меня привезли в 10 часов вечера с болями в животе, – говорит Малика. – Врачи посмотрели на меня, как будто видели впервые. Сердцебиение ребенка на этот раз проверили на аппарате КТГ. Я предположила, что нужно сделать УЗИ, на что надо мной посмеялись и сказали, что никто мне ночью УЗИ делать не будет. К полуночи специалиста все-таки вызвали, УЗИ показало, что малыш погиб.

В половине второго часа ночи Малика родила мертвого ребенка. Действия медперсонала повергли ее в шок.

– Когда я родила, все куда-то испарились, – говорит мама умершего ребенка. – Мало того, они даже не унесли его из родовой. Я случайно повернула голову, а там он лежит на столе...

По словам Малики, вскрытие было проведено, но она так и не получила заключение о причине смерти своего ребенка. Мамбетовы, как и Абдуллины, подали заявления в полицию и прокуратуру.

Фото: Фото из архива семьи Абдуллиных, из архива редакции, пресс-службы Главы РБ

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter