29 января среда
СЕЙЧАС -11°С

В 90-е заключенные Уфы передавали запрещенку на волю, а сами кормились тем, что получали в посылках

UFA1.RU продолжает публикацию воспоминаний ветерана уголовно-исполнительной системы

Поделиться

Петр Здор (справа) отдал работе в колонии всю свою жизнь

Петр Здор (справа) отдал работе в колонии всю свою жизнь

Лихие девяностые в представлении современной молодежи окутаны ореолом лихой молодецкой удали, бесшабашных выходок и беззакония. О том, как это было на самом деле, мы будем рассказывать вам в нашей новой рубрике «Байки силовиков» от имени непосредственных свидетелей эпохи — экс-сотрудников МВД и ветеранов уголовно-исполнительной системы. Мы уже опубликовали историю, как заключенный расстрелял в зале суда насильников и убийц своей матери, а старшина роты сколотил из солдат банду, грабил и убивал местных жителей. Читайте об этом в нашем материале. А сейчас встречайте новый выпуск.

90-е годы для многих были голодными. Регулярные задержки зарплаты, отсутствие продуктов и беззаконие. В милиции и колониях оставались работать люди старой закалки, а на улицы вышли криминальные авторитеты, и люди, которые хотели на них походить. Их ловили и сажали, и камеры в колониях заполнялись под завязку. Но чем больше становилось арестантов, тем сложнее обстояли дела в колонии. О том, как служба исполнения наказания выживала в 90-е годы, рассказывает бывший заместитель начальника управления ФСИН по Башкирии полковник внутренней службы в отставке Петр Николаевич Здор. Ветеран УФСИН поделился своими воспоминаниями с UFA1.RU. А мы в свою очередь расскажем их вам.

Мясо за сигареты

В 90-е денег на питание осужденных государство не выделяло. К примеру, одному осужденному полагалось 80 грамм мяса в день. В октябре-ноябре 1990 года мяса на продажу в Уфе не было вообще. Его никто не мог купить даже на воле. Не было ни грамма и в закромах колонии. 

Заключенные выживали как могли — содержали огромное подсобное хозяйство и выращивали скот. В советское время колония продавала на волю около 900 голов свиней в месяц, еще 500 резали для собственных нужд. Тогда руководство колонии вынуждено было пойти на крайние меры — зарезать почти все поголовье, чтобы прокормить арестантов. В этот голодный год заключенным скормили две тонны мяса.

Вместе с мясом из зоны ушли и сигареты. Райисполком на каждого сотрудника выделил по пять пачек в месяц, а заключенным не выделили вообще ничего. Купить сигареты в городе также было невозможно.

— Арестант без курева — это война, если такое бы произошло, был бы взрыв. Благо у одного сотрудника родственник работал на табачном комбинате в соседней республике. Мы зарезали поросят и обменяли их на огромную машину сигарет, — вспоминает Здор.

Доходило и до того, что заключенные передавали сигареты на волю, потому что в городе достать их было невозможно. Так Здор сдержал назревавший бунт арестантов.

Еда всегда была в колониях разменной монетой. Иногда заключенные попадали в ШИЗО — штрафной изолятор. Кормили там через день: первый день — горячая еда, а на следующий заключенным полагалась лишь вода и 200 граммов хлеба. Не все выдерживали такой сложный режим.

Петр Николаевич Здор видел за свою жизнь разных заключенных

Петр Николаевич Здор видел за свою жизнь разных заключенных

Посылки хоть каждый день

Если первые годы колония хоть как-то держалась, то в 1994–1995 годах доходило до того, что работники УФСИН обращались в прокуратуру с просьбой пойти на нарушение нормативных документов.

— На посылки с воли был строгий регламент. Тогда мы пришли в прокуратуру и сказали: «Нам нечем осужденных кормить». Нам пошли навстречу и разрешили принимать посылки с воли хоть каждый день, — вспоминает Здор. 

Питание для заключенных всегда было сбалансированным и выдерживало по нормативу калории, белки, жиры и углеводы. А поскольку заключенные ели то, что получали с воли, о нормативах пришлось забыть. Правда, такая практика продержалась недолго:

 — Некоторые осужденные стали посылками торговать, и пришлось эту лавочку прикрыть, — говорит Здор.

В советское время все заключенные работали на производстве

В советское время все заключенные работали на производстве

Сейчас в колониях, по признанию бывшего заместителя начальника ГУФСИН Владимира Аптуса, с питанием стало легче. По крайней мере, кормят лучше, чем в больнице: в медучреждениях Владимир всегда сбрасывает вес.

— То, что там дают, есть невозможно. А ведь лечатся люди со всей Башкирии. Паек в медучреждении — 44 рубля на человека. А у нас у особо опасного рецидивиста под 100 рублей. Как так? Правопослушные граждане получают в два раза меньше, чем преступники. Если бы их кормили так, как в больнице, то колония встала бы на уши. Начались бы письма прокурору и Путину, — говорит ветеран.

Сейчас в сутки питание осужденных обходится в среднем в 62 рубля 89 копеек. Обязательно в меню каждый день присутствует мясо, один раз в неделю — рыба, регулярно овощи, крупы. При необходимости им могут назначить диетическое питание.

Как в Башкирии создавались колонии-поселения

90-е годы были не только голодными, но еще и полными различных новшеств. Новая власть пыталась сломать старые устои и внедрить новые. Так в Башкирии появились первые колонии-поселения.

В советское время они были лишь в Пермском крае. Туда заключенных со всей страны отправляли без их желания, потому что нужно было кому-то валить лес, а для этой работы как нельзя лучше подходили матерые преступники. А в середине 90-х вышел закон — если осужденный не хочет ехать в колонию-поселение, то отправлять его туда нельзя. Так башкирские арестанты предпочитали сидеть в колониях строгого режима в республике. А причина этого была простая.

— Цены взлетели так, что родственники не могли ни приехать, ни прислать посылки. Вот никто и не хотел сидеть на ослабленном режиме, но голодным и в полном одиночестве, — говорит Здор.

Так бы и сидели арестанты в своих отрядах, если бы в середине 90-х тогдашний президент Башкирии не попросил у руководства судебно-исполнительной системы помощи в благоустройстве города. Заключенным нужно было подмести улицы, подстричь кусты у памятника Салавату Юлаеву и убраться на территории храмов. Руководство согласилось, и заключенные вышли на работу. Только вот когда пришла проверка, оказалось, что на улицах в робах работает человек 30, а рядом нет ни одного офицера. Оказывается, надзиратели пошли в магазин купить покушать. Но ни один арестант не сбежал с места работы. Как говорит Здор, сознательность в то время была высокой. Так и родилась идея создать колонию-поселение в Башкирии, чтобы привлекать заключенных к городскому труду. 

Организовать ее решили рядом с микрорайоном Шакша, сейчас там находится колония № 5. В то время на этом месте строилась оптовая база, рядом проходила железная дорога и было удобно получать товары. Здор сам отобрал 10 заключенных, которых поселили в этом месте. Сначала никаких условий для жизни не было, но уже через полгода запустили котельную, и количество заключенных довели до ста.

А в это же время власти решили, что в колонию-поселение нужно отправлять заключенных прямо из зала суда. И произошел коллапс — «новеньких» стало некуда заселять. Руководство УФСИН снова пошло на поклон в прокуратуру, и им разрешили тех арестантов, которые не вмещались в поселение, временно содержать в колониях других режимов. 

Сейчас ветеран вспоминает о прошедшем с улыбкой

Сейчас ветеран вспоминает о прошедшем с улыбкой

Но все же из башкирских колоний пытались сбежать, и у некоторых даже получалось. Ровно через неделю мы расскажем, как заключенные хотели провернуть это дело без следов.

Если вы хотите поделиться своей историей про лихие 90-е, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101–84–78.

оцените материал

  • ЛАЙК 2
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 1
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
19 янв 2020 в 16:12

бряхня

Гость
11 дек 2019 в 16:39

Кому нужна эта фигня?