Политика Спецоперация на Украине эксклюзив «Иначе сядет на 5–7 лет»: как мобилизованный с сонной патологией больше года не может получить категорию негодности

«Иначе сядет на 5–7 лет»: как мобилизованный с сонной патологией больше года не может получить категорию негодности

Власти убеждали семью, что вопрос разрешится, но дело буксует

Павел и СИПАП-аппарат, без которого он не может спать

Мобилизованный казанец Павел Никулин уже больше года не может получить категорию негодности. Дело в том, что у него сонная патология, которая не дает ему полноценно жить и нести службу. Местные власти обещали решить вопрос, но ничего не происходит. Супруга Павла рассказала 116.RU, как уже больше года семья бьется за то, что им обещали.

Больше года назад мы рассказывали историю 34-летнего Павла Никулина, которого врачи признали годным к службе, несмотря на его сонную патологию. Семья добилась, чтобы его не отправили на поле боя. Сейчас он дома, однако обычным гражданским его назвать нельзя: его все еще не демобилизовали. А всё потому, что военно-врачебная комиссия никак не может дать ему новую категорию годности. Жена Никулина Олеся объясняет: сейчас у Павла непонятный статус.

Павел страдает от обструктивного апноэ. Это значит, что во сне у него бывают такие длительные задержки дыхания, что он может умереть или остаться инвалидом. По словам жены, порой Павел даже синеет во сне от недостатка кислорода. Спасает японский СИПАП-аппарат — это компрессор, который подает дополнительный воздух.

В октябре 2022 года тогдашний начальник Павла с «Водоканала» велел ему явиться в военкомат Советского района. Там бывшему слесарю, несмотря на заболевание, дали категорию А — полностью годен. В тот же день его повезли в сборный пункт «Казань Экспо», где проходили тренировки для мобилизованных. В «Экспо» Никулину приходилось спать на бетонном полу, поскольку без специального аппарата он всё время сваливался с кровати. По словам Олеси, состояние мобилизованного пугало даже сослуживцев.

— Он сапер. Какой он сапер, если он спит на ходу? Подорвет не только себя, но и задних. Вот у них идет стрельба на полигоне, а мой муж просто держит автомат и стоя спит. Написали рапорт, что человек опасен для себя и окружающих, — рассказывала нам тогда супруга мобилизованного.

В конце концов Павла на время отпустили домой и изменили категорию на В (ограниченно годный). Семья несколько недель добивалась проведения еще одной военно-врачебной комиссии, чтобы его признали негодным к службе. При таком заболевании, как у Павла, выводы должен делать сомнолог. Однако бойца отправляли то к отоларингологу, то к кардиологу. У семьи на руках было заключение сомнолога частной клиники, однако комиссия не принимала этот документ — требовала справку из государственной больницы. Кстати, обследование показало, что пациент начинает чувствовать себя хуже, если хотя бы одну ночь поспит без СИПАП-аппарата. Профильный доктор настаивала, что казанец не может служить.

Вернемся в наши дни. За последние два года здоровье Павла не улучшилось, в заключениях врача по-прежнему стоит «тяжелая степень» (документ за этот год, а также за 2023-й и 2022-й есть в распоряжении редакции 116.RU). Спустя почти полтора года Павел всё еще числится мобилизованным с категорией В (ограниченно годный), рассказала нам его супруга. Хотя Никулин все-таки получил нужную справку в университетской клинике КФУ о своем состоянии. Врачи подтвердили диагноз, однако они не могут присвоить ему новую категорию годности. Этим занимается только ВВК.

Вот тут и кроется загвоздка. По словам Олеси, Павла хотели положить в военный госпиталь, чтобы местная военно-врачебная комиссия оценила его состояние и, как надеются родственники, признала негодным к службе. Тогда Павла можно было бы демобилизовать. Но Никулин до сих пор не может дождаться койки в этом самом госпитале, утверждает жена Павла. Она ссылается на ответ уполномоченной по правам человека в Татарстане Сарии Сабурской (есть в распоряжении редакции).

— Сабурская еще в апреле 2023 года прислала письмо о том, что его положат в казанский госпиталь, как только место освободится. В итоге нас никуда не положили. Он также ходит по больницам за свой счет. После этого письма мама еще ходила на прием, ей говорили: «Всё будет хорошо». Фаррахову (депутат Госдумы от РТ. — Прим. ред.) тоже писали, тоже говорили, что будет всё хорошо. И тишина, — отметила Олеся.

После той истории с мобилизацией Павел ушел из «Водоканала». Новую официальную работу он не может найти из-за того, что числится мобилизованным. Это уже не говоря о том, что выбор у него ограничен — всё из-за того же здоровья. Павел продолжает проходить обследования, ему приходится раз в несколько месяцев подтверждать, что он не может отправиться на СВО.

— Он не может никуда устроиться работать, потому что он мобилизованный. И выплат никаких не получает. Ни туда, ни сюда. По здоровью — всё то же самое. В конце 2023 года его положили в больницу. В 2024-м опять на ночь подсоединяли к аппарату. Нам даже сомнолог написал, что ему ни в коем случае нельзя оружие в руки давать, — добавила Олеся.

Редакция 116.RU направила запросы в военкомат Татарстана и аппарат омбудсмена для разъяснения ситуации.

Ну а пока официальные лица молчат, мы поговорили с членом Военной коллегии адвокатов Павлом Малютиным о том, как ситуация казанского мобилизованного может развиваться дальше. Он еще раз подчеркнул: чтобы получить категорию «Д» — не годен — Никулину нужно лечь в военный госпиталь и получить подтверждение диагноза там. Документ от гражданских врачей в этом вопросе не котируется.

— Врач в гражданском учреждении может сказать, что он негоден, но перепутать, например, графы в расписании болезни. И, например, там, где призывник на срочную службу негоден, мобилизованный — годен. Есть очень много нюансов, — объясняет Малютин.

Адвокат предупредил: если врачи из военного госпиталя решат, что болезнь нашего героя не подпадает под категорию «Д», то ему грозит уголовка. Ведь формально он мобилизованный, который не находится на СВО.

— Этим вопросом надо озадачиться очень серьезно, иначе сядет на 5–7 лет и никто не будет смотреть, какие у него болезни. Положительные случаи бывают, но не факт, что его заболевание предполагает освобождение от военной службы, — пояснил собеседник журналиста 116.RU.

Он предположил два сценария: либо мобилизованный пишет рапорт в командование воинской части, чтобы его все-таки направили на ВВК, либо проходит комиссию во время доследственных процедур.

— Если им заинтересовалась военная прокуратура как потенциальным преступником, то ему будет в любом случае назначена врачебная комиссия перед тем, как будет возбуждаться уголовное дело. Это требование главного военного прокурора России, — говорит Павел Малютин.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
15
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Своих клоунов нет, смотрим столичных: как прошел первый в жизни поход уфимца в цирк имени Никулина
Айгиз Гильманов
Корреспондент UFA1.RU
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
«Город погнался за двумя зайцами»: уфимец прокатился на электричке в Шакшу, и вот что он понял
Андрей Бирюков
Корреспондент UFA1.RU
Мнение
По следам Альтаира, или Что делать в Баку: честный отзыв уфимца о столице Азербайджана
Булат Салихов
Фотокорреспондент
Рекомендуем