28 мая четверг
СЕЙЧАС +17°С
Владимир Улитин — ас в юриспруденции и театральном деле

Владимир Улитин — ас в юриспруденции и театральном деле

27 марта отмечался день театра. Из-за пандемии коронавируса многие об этом забыли, а редакция UFA1.RU вспомнила и решила рассказать о Владимире Улитине — заслуженном юристе республики, который уже более 12 лет играет в любительском театре.

Занимался танцами, а стал театралом

Владимир Улитин с юности был активным. В 1976 году поступил в Сибайский горно-обогатительный техникум. В период учебы занимался боксом, теннисом, футболом и даже танцами. Но душа юноши лежала к театру.

В 1980 году после окончания техникума, несмотря на предложения продолжить учебу в Ленинградском хореографическом училище, Владимир поехал покорять Москву — решил поступить в театральное училище. Но не сложилось — на вступительных экзаменах провалился. К тому времени семья Улитиных переехала в Нефтекамск — Владимир устроился инженером-технологом на Нефтекамском завод автосамосвалов, а по вечерам удовлетворял свои творческие амбиции в местном народном театре ДК Нефтяник, которым руководил режиссер Петр Шеин.

— Я пришел туда с таким гонором, типа я в Москве поступал в театральное, а тут пришел в провинциальный театр… Шеин мой энтузиазм не особо разделял и организовал прослушивание. Я прочитал монолог, ему понравилось. Меня, как «только что испеченного» актера, сразу ввели на роли в две постановки «Геростраты ХХ века» и «Тартюф», — вспоминает Владимир Улитин.

Но сыграть Владимиру получилось всего лишь в нескольких спектаклях: театральную карьеру Владимира прервал призыв в армию. Актер попал в Полевой учебный центр под Ярославлем в пограничные войска. Там он было собрался поступить в театральное училище, но на последнем этапе решил: Москва или ничего, и документы забрал.

Тем временем Петра Шеина назначили директором ДК «Нефтяник» в Уфе (сейчас это государственный концертный зал «Башкортостан». — Прим. ред.). В 1981 году Шеин создал народный театр и поставил свой первый спектакль «Третье поколение». Позже, уже после смерти режиссера, его ученики и поклонники творчества дали театру имя своего создателя — Народный театр «Третье поколение» имени Петра Александровича Шеина, заслуженного работника культуры РСФСР.

Вслед за своим наставником поехал в Уфу и Владимир Улитин.

— Также из Нефтекамска в Уфу перебрались и некоторые другие любители театра, стали актерами нового народного театра, — вспоминает Владимир Улитин — Чтобы играть в театре Петра Шеина, нужно было жить и работать в Уфе. Вот и пришлось мне ради театра работать сначала грузчиком, потом автослесарем в Уфимском моторо-производственном объединении, а жить в заводском общежитии. Днем — работа, вечером — театр.

Владимир взял у родителей 25 рублей, поселился в уфимской гостинице «Россия» — на это ушли все деньги. Подрабатывал Владимир и дворником на пристани, и автомобилистам на площади, где сегодня находится Гостиный двор.

— Я подходил к автомобилистам, у которых были проблемы с машиной, и предлагал свою помощь. Однажды помог мужчине, у которого что-то стучало в машине. Я подошел, поинтересовался. Тот рассказал о проблемах с автомобилем, и что в сервис не попасть. Тогда я предложил ему свою помощь, ведь я же автомеханник. Все нюансы автомобильного дела я знал. Наладил, а он мне 15 рублей дает. За эти деньги я три дня бы работал грузчиком, а тут потратил всего минут 40, — вспоминает Владимир Александрович.

А через месяц Владимир устроился на уфимское моторостроительное объединение мастером. Должность обязывала его работать по 12 часов, а это сильно мешало репетициям. Тогда он попросил руководство перевести его в автослесари.

— Мне говорили: «Как? У вас же диплом, мы не можем вас перевести». Но я все же уговорил руководство, и это позволило мне играть в театре Петра Шеина, — говорит Владимир Улитин.

Вторая попытка — не пытка

Спустя год Улитин снова поехал поступать в Москву. С завода уволился, в поезд сел в полной уверенности, что поступит. Правда, снова провалился, но это его только раззадорило. Возвращаться на завод не хотелось.

— После армии у меня было направление в вуз на любой факультет. Прикинул, — мне нужна специальность, близкая к актерскому мастерству. Выбор пал на пединститут, потому что там изучают психологию. А потом мне знакомые говорят: «Поступай на юрфак, там и психологию, и психиатрию преподают». Я хотел отучиться год, а потом снова поступать в театральный, но решение поступить на юрфак оказалось судьбоносным, — вспоминает Владимир Александрович.

Студенческая жизнь поглотила Владимира. Утром — учеба, после обеда — работа и творческая жизнь. В театре Петра Шеина Владимир играл в спектаклях, в праздничных концертах и представлениях, а в Башкирском Государственном Университете — в студенческих «Веснах», в агитбригадах и юморинах. В 1984 году крупной актерской работой для Владимира стала главная роль Салавата Юлаева в трагедии Мустая Карима «Салават», он стал единственным русским актером, который исполнил эту роль.

Были интересные роли и в других спектаклях. В 1987 и в 1988 годах вместе с командой БСХИ «Золотой теленок» Владимиру посчастливилось играть в КВН в Москве.

— В 1987 году наша команда встречалась с командой ИГМИ из Иваново. Меня пригласили в команду режиссером. Пригласили студентов и из других институтов Уфы. Цензура была тогда просто сумасшедшая. Молодежная редакция Первого канала «порезала» весь текст, и не давала делать свои номера так, как мы задумали. На сцене ничего хорошего не получалось, — говорит Владимир Александрович. — Тогда мы решили схитрить. На сцене со всем соглашались, а в гостинице готовили свою постановку. И в день выступления мы всех «порвали», игру выиграли. Масляков с Гусманом тогда нам высказали и предупредили, что больше такого у нас не получится. А игра 1988 года с МГУ была «грязная» и продажная. Нас засудили и это было видно. Такой свист и крики зала были против жюри… От злости и обиды были слезы не только у нас, но и у зрителей. Но из передачи все хорошее вырезали, а телезрителям показали обрезки. Типа игра не удалась.

Зарыдали даже артисты

В 1985 году Владимиру доверили поставить свой спектакль в театре Шеина. Улитин взялся за поэму Сергея Есенина «Анну Снегину», где он сыграл самого поэта. Эта роль до сих пор у него самая любимая.

— Это лирическая поэма, но я решил придать ей трагичности, где Есенин в конце спектакля умирает. Поставил перед собой и актерами сверхзадачу — показать смерть поэта максимально реалистично. Ведь он погиб… И чтобы такое сыграть, нужно это пережить. Это был небольшой эксперимент. Я даже предупреждающую записку в карман положил на всякий случай. Тогда я вышел на сцену и у меня произошел какой-то «сдвиг»… Результат — зрители и плакали, и местами даже рыдали. То же было и с актерами. Я настолько вжился в роль, что в определенный момент почувствовал, что у меня замедляется сердечный ритм, потом пошел холод по рукам, и я стал падать. Сзади меня подхватили другие артисты — они думали, что это часть игры, и сначала не поняли. И тут я осознал, что умираю не в том месте — до конца спектакля было еще много времени. В чувство меня привела гитара — врезалась в руку при падении, и меня отпустило. Сейчас вспоминаю это с улыбкой, — вспоминает Владимир Улитин.

— Спектакль окончился, но зал молчал. Минута, две, три. Артисты вышли, поклонились, но в зале висела гробовая тишина, — рассказывает Владимир. — Это вывело меня из себя, и я ушел со сцены. Побежал к гримерке по длинному коридору. Света в коридоре не было, и я ободрал руки о шершавые стены «Нефтяника», пока добирался на ощупь. И в тот момент зал взорвался аплодисментами. А я прибежал в гримерку, включил тяжелый рок и забылся.

После «Анны Снегиной» Владимиру даже посоветовали стать профессиональным актером, но он уже расхотел — его поглотила юриспруденция. Вскоре на театр стало просто не хватать времени, и в 1988 году он ушел.

— Началась «перестройка», о театре пришлось забыть. В мае 1995 года стал адвокатом. Ничуть не жалею, что не стал профессиональным актером или режиссером, — рассказывает Владимир Александрович.

До сегодняшнего дня Владимир Александрович практикует — пожалуй, он единственный адвокат со званием заслуженного юриста Башкирии.

Суд — не театр

Семь лет назад по совету друзей Владимир Александрович вернулся в Народный театр имени Петра Шеина. Сегодня им руководит Юрий Стульников — ученик Петра Шеина и друг Владимира Улитина, заслуженный работник культуры и... бывший прокурор по надзору за соблюдением законодательства в сфере экономики прокуратуры Башкирии.

— В народном театре Петра Шеина всегда были и есть юристы. Адвокаты, следователи, прокуроры. Так сказать, театр наш «в Законе», — улыбается Владимир Александрович.

По словам Владимира, все потому, что это традиция, создавшаяся с момента создания театра, когда больше половины состава театра были студенты юрфака. Некоторые и сегодня продолжают играть в театре уже в качестве хобби.

Как признается Улитин, оба его призвания — юриспруденция и театр — удачно сочетаются.

— В суде тоже театр, только жизненный. Спектакли здесь разные, эмоции настоящие, — делится Владимир Улитин. — Судьи порой пугаются, останавливают мои эмоции: «Спокойней, говорите потише, здесь не театр, а суд…».

Ранее мы рассказывали о сотруднике СОБРа, который профессионально занимается вокалом и вертухае-кураисте.

Если у вас на примете есть герои, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101–84–78.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!