4 декабря суббота
СЕЙЧАС +1°С

Сергей Сафронов, иллюзионист: «Из-за страха перед зрителями не ел два дня!»

Поделиться

Участник проекта «Империя Иллюзий: Братья Сафроновы» Сергей Сафронов рассказал СТС о хищных кинотехниках, нитках из живота и сожжении Сати Казановой.

– Как родилась идея создать проект «Империя Иллюзий: Братья Сафроновы»?

– Когда ушли такие мастера, как Амаяк Акопян, Игорь Кио, иллюзионный жанр исчез из поля зрения широкой публики. И мы с 2002 года возрождаем его. До «Империи…» показывали разные уличные номера сначала на российском ТВ, а потом на украинском. Устраивали огромные масштабные представления на площадях: исчезали танки, поезда, самолеты. Наш проект был признан лучшим на Украине в 2012 году.

И вот спустя два года мы вышли на СТС. Продюсеры проекта посчитали, что этот жанр будет востребован российским зрителем. Когда мы обсуждали идею «Империи Иллюзий», то решили, что надо уходить от привычного телеформата. Зачем повторять проекты Дэвида Копперфильда, уличную магию Дэвида Блейна? И всей командой мы стали решать, как можно «порвать шаблон».

Так родилась уникальная концепция соревнования трех братьев-иллюзионистов, которые берут себе в помощники звезд: Сати Казанову, братьев Запашных, ребят из команды КВН «Уездный город», актеров сериалов «Папины дочки», «Корабль». Придумали совершенно уникальный элемент – разыгрывать небольшие фрагменты всеми любимых фильмов, в которых ключевой момент сюжета становится фокусом. Причем все снимается вчистую, без монтажа, компьютерной графики и прочих ухищрений. Мы назвали эту рубрику «Киноиллюзией».

Мы испытываем огромное удовольствие от работы и планируем покорить не только российскую аудиторию, но и зарубежную.

– Расскажите о какой-нибудь «Киноиллюзии».

– Мы сняли порядка 15 кинофрагментов. Мне очень нравится фильм по мотивам «Безумного Макса». Действие происходит в будущем: в мире царит анархия, все поделено между бандами отмороженных панков. Меня ловят такие вот неприятные ребята и решают поиздеваться: связывают и подвешивают кверху ногами над ужасным капканом. Я должен освободиться за минуту или буду разорван этим устройством. Это усложненная вариация трюка Гарри Гудини: на то, чтобы выпутаться, у меня было не две минуты минимум, а всего одна, плюс реальная опасность быть покалеченным. Поэтому на площадке дежурила скорая помощь, каскадеры. Снималось все одной камерой и в два дубля. На второй раз было особенно страшно, но мы все отработали без происшествий.

Или представьте себе огромный бетонный бункер. Я похитил оружие будущего, меня преследовала охрана. Я сел в машину, разогнался и на огромной скорости врезался в стену. Эта иллюзия снималась в огромном резервуаре, где раньше хранился запас воды на случай войны. Чтобы снять эпизод, мы вызвали специальную машину и через небольшое отверстие в потолке спустили вниз автомобиль и телевизионный кран.

– Что на проекте было самым сложным для вас?

– Показать трюк не так уж сложно. Другое дело – сделать из трюка захватывающий номер с цепляющим сюжетом, декорациями, хореографией. Много сил и времени занимает его подготовка, подача: разработка идеи, работа с танцовщиками, каскадерами, музыкантами, съемочной группой. Отдельная история – согласование графиков репетиций и выступлений со звездами: удобные часы выпадали нечасто.

– Вы волновались перед выходом на сцену, к публике?

– Первый день, когда мы работами перед зрителями, был самым нервозным: руки дрожали, сердце из груди выпрыгивало. Пропал даже аппетит! Мы только-только познакомились с весьма скептически настроенными судьями, не было понятно, как они на нас отреагируют, что скажут. Но все закрутилось, и после первого трюка Тигран Кеосаян заявил: «Если это только первый номер, то я представить не могу, что нас ждет дальше! Я думал, нам покажут иллюзионную ерунду, а мы увидели такие вещи!» Волнение потихоньку стало уходить. Сейчас наступило хладнокровие, спокойствие. Я ощутил огромное желание победить!

Интересно, что мы почувствовали, что этот соревновательный элемент преследует нас и за пределами павильона: легкая ревность к успеху, желание обойти братьев!

– А как вам судейство Дмитрия Шепелева? Стиль ведущего Алексея Чумакова?

– Раньше я видел Диму только в телевизоре, радовался и удивлялся его таланту, манере ведения шоу. А теперь он сидит перед нами в составе жюри. Шепелев полностью оправдал мои ожидания: нет никакого пафоса, он всегда старается все объективно оценивать, где-то пошутит, где-то серьезно скажет. И мне приятно было с ним познакомиться, удивлять его, показывать, какие мы, Сафроновы, крутые.

С Алексеем мы встретились за месяц до старта съемок «Империи Иллюзий» на церемонии вручения какой-то премии, и он рассказывал, как был поражен нашими номерами. Это не пустые комплименты: мы с Лешей давние знакомые, и он всегда с большим теплом отзывался о нашей работе. Как-то раз нас обвинили в непрофессионализме, на что он дал отповедь в духе «караван идет, собаки лают». Так что я очень рад, что он стал ведущим нашего шоу. Он поддерживает нас за кулисами, потому что понимает, что никто из наших учеников не застрахован от ошибок: может что-то поджечь, разлить, уронить и так далее.

– А как вам работается со звездами?

– Все наши звездные гости – мои хорошие друзья, и было очень интересно поработать с ними в новом формате. Когда они видят восхищенные глаза зрителей, слышат овации после номеров, они говорят: «Да, я люблю этот жанр! Я хочу научиться ему, мне нравится удивлять людей!» Так что многие выучили не один-два трюка из «обязательной программы», а несколько, чтобы показать потом своим близким и друзьям!

Поделиться

– Как вы оцениваете их талант к иллюзиям?

– Однажды Дэвид Копперфильд справедливо заметил: «Порой впечатляет не сам фокус, а личность, которая его показывает». Наши звезды не только на высоком уровне показывали номера, но и эффектно их преподносили.

– С Евгением Никишиным вы делали номер «Бочка». Расскажите об этом.

– Я стараюсь всех своих напарников раскрывать с неожиданной стороны. Если я работаю с юмористом, я не хочу видеть его в комедийном амплуа. Пусть это будет брутальный образ лидера панк-группы, который вытащил на сцену фаната-«ботаника» – я тоже радикально изменился для этого номера. «Империя Иллюзий» – экспериментальная площадка: мы не боимся идти на риск и пробовать все, что придет в голову. И поэтому в шоу вы увидите привычных звезд в совершенно непривычном виде.

– Можете рассказать еще о каких-нибудь интересных номерах?

– Я протыкал горящими саблями коробку, в которой находилась Сати Казанова. А потом, когда коробка открывается, оказывается, что певицы там нет. Или номер с братьями Запашными: меня помещают в клетку, я исчезаю, и вместо меня появляется тигр.

– На съемках были какие-нибудь забавные случаи?

– Во время репетиции я чуть было не сжег Сати: переборщил с бензином, и огонь перекинулся на коробку, в которой она находилась. Когда я репетировал телепортацию из клетки в конец зала для номера с Запашными, роль полосатого хищника играл техник. Причем очень натуралистично рычал. Это было очень смешно. Но вот когда в студии появился настоящий тигр, смеяться расхотелось. Я осознал, что мне реально придется войти в клетку к хищнику – без Запашных пришлось бы очень туго.

– Кроме Никишина, с кем вы выступали на шоу?

– Со мной работала Ингрид Олеринская, Ирина Медведева, остальные имена не раскрою!

– В шоу мы увидим мастерскую братьев Сафроновых…

– Наша мастерская – это святое святых, место, где рождаются наши иллюзии. Все держим в строжайшем секрете: там стоит охрана, система видеонаблюдения, посторонние люди там не появляются. Порог мастерской могут переступить только наши партнеры, артисты. Мы не просим с них расписки о неразглашении, но все прекрасно понимают, что все, что они увидят в мастерской, должно остаться с ними.

Перед зрителями шоу мы, конечно, немного приподнимем завесу тайны. Но как репетируются трюки с исчезновением, перевоплощением – останется за кадром. Даже режиссер и операторы видят иллюзии непосредственно на съемках.

Поделиться

– Как вы относитесь к микромагии?

– Я человек неусидчивый, динамичный. Люблю адреналин, драйв – на этом построены практически все мои номера. И поэтому мне не по душе микромагия: нужно иметь колоссальное терпение, чтобы работать с маленькими предметами. Снимаю шляпу перед теми фокусниками, которые умеют это делать.

– Вы будете делать продолжение шоу?

– Потенциала проекта хватит и на три сезона! В продолжении мы хотим, чтобы все было завязано не только на братьях Сафроновых: проект объединил всех самых талантливых и ярких иллюзионистов страны. Конкуренции мы не боимся – мы уже доказали свой высокий класс. Не раскрывая всех карт, сообщу, что нового соревнования с Ильей и Андреем не будет.

– Ваш любимый иллюзионист и номер?

– Если бы не Гарри Гудини и Дэвид Копперфильд, дуэт Пэнн и Теллер, не было бы трех братьев-иллюзионистов. Как-то раз папа хотел записать на видеомагнитофон футбольный матч. Он установил таймер, запись должна была начаться автоматически, пока мы будем на даче. Но что-то пошло не так, и в итоге мы получили кассету с шоу Копперфильда на другом канале. Когда мы посмотрели его выступление, то поняли, что тоже так хотим! Мы понимали, что профессиональная ниша свободна. А мама хотела, чтобы мы стали певцами, снимались в кино. Но мы исполнили и ее мечту: на наших шоу мы поем и играем разные роли, снимаемся в кино.

– Вы помните свой первый фокус?

– Конечно. Это мой любимый номер, который я и сейчас показываю: «нитка из живота». Я вытягиваю из своего настоящего живота безо всяких накладок настоящую нитку, идет кровь. В первый раз на ТВ я делал этот номер в студии шоу Василия Стрельникова на СТС. Всю ночь не спал, репетировал девять часов, переволновался, но эффект был еще тот!

– Над какими проектами помимо, «Империя Иллюзий: Братья Сафроновы», вы сейчас работаете?

– Вместе с Алексеем Голубевым, режиссером и продюсером, мы сняли мистический фильм ужасов по моему сценарию в заброшенной деревне. Название – «Гиблое место. Экстрасенсы». Причем съемочная группа не знала, куда мы все едем. Все происходило очень живо, импровизационно, мы столкнулись с совершенно непонятными, пугающими вещами. Это мое первое кинодетище, я им очень горжусь и надеюсь, что уже этой зимой фильм выйдет в прокат.

Плюс мы с Алексеем начали съемки фэнтези-проекта «Книга ведьм». Его премьера состоится зимой следующего года.

Кроме того, сбылась моя давняя мечта, я сыграю на одной площадке с культовым актером Рутгером Хауэром. Я фанат фильмов с его участием – «Попутчик» и «Бегущий по лезвию».

И совсем скоро начнется грандиозное ледовое шоу с Евгением Плющенко с нашим участием.

– Какими качествами должен обладать человек, который хочет быть иллюзионистом?

– Во-первых, он должен быть фанатом своего дела, трудоголиком. Это правило успеха для любой области. Должен обладать хорошей физической формой. Еще нужно учитывать, что иллюзии – очень дорогая профессия. Многие талантливые люди, зарабатывая первые большие деньги, тратили их на себя, машины и квартиры. Итог – «зависание» на уровне корпоративов. Мы даже первые скромные гонорары вкладывали в наше любимое дело.

«Империя иллюзий» в эфире телеканала СТС 21 февраля в 19:00.

Фото: Фото предоставлены телеканалом СТС

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Уфе? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...