25 января вторник
СЕЙЧАС -17°С
Другие статьи автора

Политолог — о слиянии БашГУ и УГАТУ: «Общая тенденция деградации регионального гуманитарного образования налицо»

Дмитрий Михайличенко считает, что укрупнение вузов — это федеральная политика

Поделиться

Изначально БашГУ назывался Уфимский учительский институт

Изначально БашГУ назывался Уфимский учительский институт

Поделиться

Новость о том, что в Башкирии объединят два ведущих вуза — БашГУ и УГАТУ, пожалуй, одна из самых обсуждаемых на этой неделе. Сегодня, 18 февраля, власти уже обозначили сроки, в течение которых должно произойти их слияние. Все материалы на тему объединения БашГУ и УГАТУ читайте тут.

Поможет ли объединение вывести качество образования в республике на более высокий уровень? Своим мнением по этому поводу с UFA1.RU поделился политолог Дмитрий Михайличенко.

Уфимские вузы — середняки

Недавно Счетная палата подсчитала, что проект «5–100» (принят в 2013 году, участники — 21 вуз страны) не достиг своих показателей. В 2020 году действие проекта завершено, но ни один из вузов-участников не попал в топ-100 вузов мира по данным мировых рейтинговых агентств. Проект обеспечивал финансирование вузам-участникам (Нижний Новгород, Казань, Томск, Миасс, Тюмень и др.) и обделял вниманием всех остальных. Поэтому тезис ректора УГАТУ о том, что уфимские вузы — середняки, — правильный. Даже Миасс вошел в эту программу, а уфимские вузы — нет. Другое дело, что та же Счетная палата пришла к выводу, что поддержка этих вузов негативно сказалась на всех остальных, которые оказались обделены.

Но нужно понимать, что укрупнение вузов — это тренд, который идет уже давно. Сначала был отстрел коммерческих вузов, а теперь укрупнение. И это, конечно же, федеральная политика.

Нужно учитывать, что молодежи становится всё меньше и меньше в стране. В 2010 году молодежь составляла 24% от населения страны, а в 2019 году — 16,5%. Поэтому в сценарии Уфа-2040 я вижу 1–2 вуза максимум. К сожалению.

Объективности ради надо сказать: Радий Хабиров не инициатор такой политики, но соберет негатив на себе. БАГСУ, которую финансирует республика, он объединять не собирается. Хабиров любит брать ответственность на себя за всё, так как это поощряет федеральный центр.

«Очевидны риски деградации интеллектуального пространства»

Мое отношение к объединению неоднозначно: с одной стороны, очевидны риски деградации интеллектуального пространства Башкирии. С другой стороны, для меня это не новость. Это уже лет 5–10 происходит.

Я сам выпускник истфака БашГУ. У нас на кафедре было около 10 выпускников с красным дипломом (в том числе и я), а в аспирантуру взяли человека, чей брат учился в Турции и устраивал деканат «по национально-идеологической линии».

В 29 лет я пришел на философский факультет БашГУ и сказал: «У меня готова докторская по социальной философии. Хотел бы ее защитить». Ученый секретарь диссовета ответил(а): «Приходи через десять лет». Не посмотрев даже текст. То есть по ее логике я должен был прийти вот в прошлом году, но тогда бы мне бы указали на пандемию. Это я к тому, что им не нужны конкуренты и они сами вправе решать, в каком возрасте мне защищать те или иные результаты моих трудов.

Тогда, в 2010 году, я просто поискал вузы в соседних регионах, дозвонился до Челябинска, приехал и защитился. Им я очень благодарен, а политика гуманитарных факультетов БашГУ всегда вызывала вопросы. И это вовсе не обиды, это, что называется, нарратив. Жизненный пример, который показателен.

«Высокой науки в БГУ последние 10–15 лет не было и нет»

Другой пример: единственный специалист по русской философии в Уфе Артём Соловьёв оказался не нужен в Башкирии, но почему-то востребован и сейчас заведует кафедрой в Казанском государственном университете.

Аналогично и политолог Станислав Шкель. В башкирских вузах он (как человек неконфликтный и пользовавшийся поддержкой одного из проректоров нефтяного, а потом БАГСУ, который поддерживал своих, но был подчеркнуто индифферентен ко всему остальному) был в середнячках, а сейчас преподает в ВШЭ в Питере. Шкель — очень хороший теоретик политологии и методолог.

Разве эти примеры не показательны? Разве такая политика способствует формированию научных центров? Высокой науки в БГУ последние 10–15 лет не было и нет. Ни в философии, ни в социологии, ни в политологии. Да, в БГУ есть достойные преподаватели, их большинство. Некоторые из них позволили сохранить Куштау.

Сейчас ректор БашГУ Н. Морозкин неосмотрительно любит хвастаться своими «политтехнологическими лабораториями», не понимая, что в стремлении услужить он наживает себе врагов и переходит черту. Черту моральности и уважения в научном сообществе. И общий вопрос, безотносительно контекста: зачем нам такие вузы, преподаватели которых занимаются мелким пакостничеством, телеграмщиной и пытаются услужить властям?

Технические вузы нужны госкорпорациям и пока сохранятся. А гуманитарные — под большим вопросом.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Загрузка...