СЕЙЧАС -9°С
Все новости
Все новости

Скандал в Башопере: как смелая скрипачка из Уфы вступилась за свой оркестр и оказалась на улице

Конфликт между руководством театра и группой музыкантов-старожилов перешел в судебную плоскость

Основные действующие лица противостояния: директор театра Ильмар Альмухаметов и скрипачка Елена Галимова

Поделиться

В Башкирском государственном театре оперы и балета разгорелся скандал, связанный с увольнением 24 артистов оркестра. Музыканты от лица профсоюзной ячейки выступали за соблюдение своих трудовых прав, однако в итоге оказались без работы вовсе и теперь пытаются доказать свою правоту в суде. Главное действующее лицо этой истории — смелая скрипачка Елена Галимова, выступающая от лица своих коллег в противостоянии с руководством театра. Сегодня, 9 сентября, рассказываем о ней и о том, как любимый театр стал центром конфликта.

Закулисные игры

Галимова пришла в театр в девяностых и с тех пор видела и взлеты, и падения, и разных руководителей, и разные времена. Как и многие коллеги, в оркестре она оказалась после училища 20-летней девушкой, полной надежд. В те времена руководителем Башоперы был народный артист Башкирии и РФ Радик Гареев, о котором Галимова отзывается исключительно положительно.

— В те времена я просто занималась карьерой, — вспоминает артистка. — Нам предоставляли хорошую зарплату здесь, гостиницу, жилье. И даже в тяжелые годы, в девяностые, Радик Арсланович, если не было денег, мог поехать за город куда-то, спеть концерт, собрать деньги и раздать потом из них зарплату. Он был ответственный руководитель и молодец в этом плане.

Елена Галимова родилась 14 июня 1973 года во Владимирской области. С 1988-го по 1992-й проходила обучение в Училище искусств Набережных Челнов. Начала свою творческую карьеру в годы учебы 1990 году в камерном оркестре под руководством Лермана И. М. (класс которого и окончила в 1992 году). В том же 1992 году пришла работать в Башкирский государственный театр оперы и балета. За годы работы с 1992 по 2001 год дослужилась до должности «помощник концертмейстера первых скрипок» (исполнитель сольных партий), с 2001 по 2004 год в связи с установленным профессиональным заболеванием работала помощником режиссера, одновременно с этим руководила отделом гастролей, с 2008 года являлась работником группы первых скрипок. С 1996 до 2004 года была казначеем профкома и зампредседателя профкома театра.

С супругом Радимиром, тромбонистом и музыкальным педагогом, Галимова познакомилась во время учебы в институте, вместе они долгие годы выступали вместе, и это абсолютно типичная история для артистов, вся жизнь которых проходит в стенах родного театра. Когда в Башопере начался конфликт между музыкантами оркестра и администрацией, сразу несколько супружеских пар попали под увольнение. Муж Галимовой до этого скандала не дожил — скончался в период пандемии коронавируса после возобновления работы театром, как уточняет скрипачка, из-за вспышки заболевания.

Елена (в центре со скрипкой) и коллеги в Башопере

Елена (в центре со скрипкой) и коллеги в Башопере

Поделиться

В ковидный год с музыкантами заключили очередные срочные контракты, на которые большинство артистов перешли в 2018 году. Переход этот производился, как часто бывает в госучреждениях, в добровольно-принудительном порядке, вспоминает Галимова. Кому-то повезло остаться на бессрочных благодаря тому, что они болели, отсутствовали по каким-то причинам. Некоторые солисты оперы, по словам скрипачки, даже наняли адвоката, чтобы избежать перехода на срочный договор, рассказала она.

— Переход на эти договоры производился путем внесения в дополнительное соглашение изменения срока в 2018 году, — отмечает артистка. — При этом наша работа не подразумевает срочности, в отличие от того же директора, мы работаем тут десятилетиями. Ну а в пандемию вообще было непонятно, когда театр заработает, все сидели дома (заработную плату платили исправно). А тут в июле 2020-го уведомляют об увольнении и сразу предлагают срочный договор на два года. И что было работникам делать? Остаться дома на изоляции без средств к существованию или подписать срочный на два года? В этот момент было не до того, чтобы начинать спорить. Пришлось согласиться на срочный.

После объявления самоизоляции обычно многолюдные улицы Уфы опустели. Театры, разумеется, не работали

После объявления самоизоляции обычно многолюдные улицы Уфы опустели. Театры, разумеется, не работали

Поделиться

Напряжение возрастало — за годы работы в трудовых отношениях между музыкантами и работодателем возникло немало порочных практик. Свое недовольство работники оркестра высказывали непосредственным руководителям, в том числе дирижеру, однако это ни к чему не привело. Существовавший профсоюз также не оказывал особой поддержки, рассказывает Галимова, а в конфликтах всегда занимал сторону администрации. В конце концов работники решили создать собственную профсоюзную организацию, чтобы добиться более комфортных условий труда. Галимова, имевшая к этому моменту юридическое образование и опыт работы в профкоме, начала активную деятельность с другими активистами оркестра.

Проблем накопилось немало. Елена перечисляет, загибая пальцы: в договорах не указывались конкретные должности, что накладывает риски остаться без профессиональной пенсии, переработки оплачивались непрозрачно и в мизерном объеме, обслуживание, ремонт и покупка музыкальных инструментов в большинстве случаев ложилась на плечи самих артистов, оценка вредности работы не проводилась должным образом — а работники оркестра, учитывая постоянное нахождение в крайне шумной обстановке, при плохом освещении, при длительном нахождении в однообразной напряженной позе и глубокой сосредоточенности, зачастую становятся жертвами профессиональных заболеваний.

— Я сама столкнулась с этим, — рассказывает она. — Я же восемь лет не играла, потому что пережила профзаболевание, когда отнялась половина руки и мне врачи сказали: «Вы играть на скрипке больше не будете, забудьте». Поэтому я и задумалась о получении второй профессии.

Администрация начала препятствовать деятельности профсоюза практически с его зарождения, рассказывает артистка. По всей видимости, вражда зародилась после того, как директор попытался подтолкнуть коллектив к написанию жалобы на главного дирижера, с которым у него возник конфликт, а сотрудники ему подыграли не так, как того ожидали от них. В дальнейшем, по словам скрипачки, администрация агитировала сотрудников не вступать в рабочую организацию артистов оркестра, отказывала профсоюзу в предоставлении необходимой документации, директор театра проигнорировал коллективное письмо сотрудников, в котором каждый желающий изложил свои жалобы и предложения (корреспондент UFA1.RU ознакомился с содержанием данного письма. — Прим. ред.). Доходило до смешного: по требованию администрации со стены сняли информационный стенд, составленный профсоюзными активистами.

Стенд сняли на следующий день после того, как вывесили

Стенд сняли на следующий день после того, как вывесили

Поделиться

Разыграли, как по нотам

Финальным аккордом этого противостояния стали события, случившиеся летом 2022 года. Тогда 32 артиста, по словам Галимовой, отказались подписывать новые срочные договоры с театром, пока не будут исправлены юридические коллизии, связанные с их оформлением. Профсоюз также усмотрел в договорах ссылки на локальные нормативные акты (в том числе коллективный договор, правила внутреннего распорядка и другие), тексты которых даже не были доступны работникам — и, соответственно, с ними не согласовывались и в установленном порядке не обсуждались.

Администрация театра, по словам Галимовой, до последнего не предпринимала никаких мер в отношении музыкантов для продолжения с ними трудовых отношений, а после истечения сроков по предыдущим договорам 6 августа объявила конкурс на вакантные должности в оркестре. Так, сотрудники, возмутившиеся нарушением своих трудовых прав, официально оказались безработными (в распоряжении UFA1.RU имеется поименный список лишившихся работы музыкантов оркестра, предоставленный Галимовой. — Прим. ред.). Некоторые из них в итоге, отчаявшись, сдались — приняли участие в конкурсе и остались в театре.

На фоне конфликта в Башопере начался <nobr class="_">85-й</nobr> театральный сезон, в этом году планируется поставить крупнейшую в истории учреждения оперу «Садко»

На фоне конфликта в Башопере начался 85-й театральный сезон, в этом году планируется поставить крупнейшую в истории учреждения оперу «Садко»

Поделиться

— С теми работниками, кто посмел выразить какое-то несогласие и желание что-то изменить в положительную сторону, показательно не продлили договоры. Устроили для всех показательную порку, — полагает Галимова. — Это не имело отношения к профессиональному уровню исполнителей, потому что среди 24 человек, с которыми не продлили договоры, оказались музыканты различного уровня и квалификации, в том числе и заслуженные артисты, и действующие концертмейстеры групп. А всем надо кормить семью, детей, у людей ипотеки, они все оказались шокированы этой ситуацией и не знали, что делать.

8 августа у артистов должен был быть первый рабочий день после летнего отпуска, но их не пустили в театр, несмотря на то что они предварительно уведомили директора о выходе на работу.

— Одна наша сотрудница позвонила директору со служебного входа, так он ей сказал, что у него есть оркестр, мы официально уволены и теперь у него образовались вакантные места, — рассказывает Галимова. — Она после разговора этого два дня плакала, потому что обидно и непонятно, что она плохого сделала для театра и что такого сверхъестественного мы просили. Только лишь привести договоры в соответствие с трудовым законодательством.

Не все захотели плясать под дудку администрации — и в августе в суд поступило 15 исковых заявлений от уже бывших музыкантов оркестра Башоперы, в которых они потребовали восстановить справедливость — признать срочный трудовой договор заключенным на неопределенный срок, а свое увольнение незаконным (корреспонденту UFA1.RU известны номера дел в картотеке и личности истцов по каждому из этих обращений. — Прим. ред.). При этом не все из них сейчас готовы говорить с прессой публично — на условиях анонимности еще одна сотрудница театра подтвердила корреспонденту UFA1.RU всё рассказанное Галимовой. Часть сотрудников в итоге планирует отказаться от своих исковых требований: по словам артистки, восстановившимся в оркестре сотрудникам выдали на подпись соответствующие бланки.

Так выглядят бланки, которые, по словам Галимовой, понуждают подписывать вернувшихся работников

Так выглядят бланки, которые, по словам Галимовой, понуждают подписывать вернувшихся работников

Поделиться

Елена Галимова отмечает: то, что она делает, она делает ради всего коллектива. Проблемы в театре назрели давно, но не все готовы бороться за свои трудовые права. Молодые артисты боятся перечить маститым руководителям, старожилы (и особенно работники предпенсионного возраста) опасаются остаться без работы. Но для Елены вся жизнь — это театр, причем в буквальном смысле.

— Я работала не ради денег в театре, денег много я там не видела, — рассказывает она. — Но я в шесть лет сказала: «Я хочу играть на скрипке». Я могла бы заработать намного больше, чем условные 35 тысяч, если бы работала по другой своей специальности — юристом. Но решила, что буду играть. А параллельно практикую юридическую деятельность как индивидуальный предприниматель, чтобы растить детей.

Хорошая мина при плохой игре

Отвечать на письменный запрос корреспондента UFA1.RU руководство Башкирского государственного театра оперы и балета не стало, пригласив вместо этого на пресс-конференцию по случаю старта нового театрального сезона. В большом зале, где собрались журналисты, сразу повисло напряжение — пока директор Ильмар Альмухаметов, худрук Леонора Куватова, главный художник Иван Складчиков и музыкальный руководитель Александр Алексеев оживленно рассказывали о грандиозных планах на год, практически никто из присутствующих ничего не спрашивал.

Главный вопрос прозвучал практически сразу после выступления первых лиц театра, породив горячую дискуссию. Альмухаметов на жалобы артистов разводил руками, ссылаясь на «типовые договоры», «стандартные процедуры», майские указы Путина и другие обстоятельства, мешавшие воплотить в жизнь пожелания музыкантов. Отдельно он высказался о том, почему не ответил на коллективное письмо подчиненных — по его мнению, каждому надо было обратиться к нему индивидуально, а не писать одно обращение от всех, поскольку отвечать на него он не может, чтобы «не разглашать персональные данные». Почему он сам не поговорил с каждым из авторов жалобы, имея на руках подробное описание всех их претензий, Альмухаметов не уточнил.

— Всем было предложено продлить контракты с театром. Для меня было большим удивлением, что 24 сотрудника не подписали с нами договоры. Это было их личное решение, я любое решение человека уважаю. Что я мог сделать, не заставлять же их подписывать договор насильно? Может, они нашли другое место работы, — сказал Альмухаметов. — Я как руководитель понял, что у меня появилось 24 вакантных места в оркестре, и я объявил конкурс на их замещение. Из этих 24 человек 15 человек прошли конкурс и вернулись в состав оркестра. С ними заключены договоры на старых условиях, мы ни на рубль не понизили им зарплату. Пять человек из 15, подавших заявления в суд, на сегодняшний день их отзывают. Мы находимся сейчас в судебном разбирательстве с остальными.

Атмосфера на пресс-конференции в театре быстро накалялась

Атмосфера на пресс-конференции в театре быстро накалялась

Поделиться

Альмухаметов также опроверг утверждения о том, что его действия могли быть местью за деятельность независимого профсоюза и что он оказывает давление на сотрудников, чтобы они отозвали свои иски. Директор заявил, что предоставил потерявшим должности сотрудникам возможность вернуться, пройдя конкурсный отбор, и желающие этим воспользовались.

— У меня конфликта с этим профсоюзом не было, мы встречались с ними два раза, разговаривали. У них были хорошие предложения, мы эти предложения рассматривали, над некоторыми мы продолжаем работу, — сказал он. — Это очень ценные сотрудники, я знаю, что это за труд. Я еще раз подчеркну, когда я встречался с деятелями этого профсоюза, я говорил, что у меня абсолютно нет желания ни с кем прощаться. У меня тоже контракт, который я продлеваю, у нас все на таких контрактах. И это (продление. — Прим. ред.) происходит через увольнение.

Музыкальный руководитель театра Александр Алексеев отметил, что прощаться со старыми артистами «не выгодно», однако Башопера была вынуждена сделать это и начать искать людей, которые могли бы заменить старожилов. При этом он подчеркнул, что за неделю конкурса на 11 вакансий струнных театр получил 40 заявок от соискателей.

— Мы не частная лавочка Карабаса-Барабаса, мы государственное учреждение культуры. Если человек по своему собственному решению не подписывает с нами договор, то мы, значит, оказываемся на начало августа в ситуации, что у нас нет 24 музыкантов. Каким образом нам работать? — сказал он. — Нам не выгодно брать молодого музыканта и прощаться со своим. У нас есть артисты, которым сейчас 65 лет в хоре, это первые сопрано. Потому что свой музыкант знает репертуар, его разбуди ночью и скажи спеть «Искателей жемчуга» — и он пойдет и споет. Так же, как и артисты оркестра. Вот сейчас те музыканты, которые пришли в оркестр, им нужно минимум 3–4 года, чтобы войти в репертуар, нам это невыгодно, но мы были вынуждены принять новых артистов, потому что, видите ли, десять человек не хотят с нами работать по срочному трудовому договору.

Александр Алексеев возмутился действиям бывших работников

Александр Алексеев возмутился действиям бывших работников

Поделиться

Комментарии руководителей спровоцировали шумную дискуссию во время пресс-конференции. Елена Галимова, также оказавшаяся на этом мероприятии, обратилась к директору театра, начав перечислять требования и претензии артистов, однако руководитель не пожелал их комментировать, попросив не превращать встречу с журналистами в суд. Представители прессы стали наперебой спрашивать у Альмухаметова о том, почему нельзя было урегулировать конфликт до того, как артисты подали свои иски. В шуме разобрать всё сказанное оказалось затруднительно. На прямой вопрос корреспондента UFA1.RU о том, какие действия были предприняты руководством для упреждения конфликта, Альмухаметов ответил, что «не было никакого конфликта». Он добавил, что на суде будет отстаивать законность своих действий.

По мнению адвоката Романа Петрова, в случае если все доводы, озвученные Галимовой, соответствуют действительности, то права работников однозначно нарушены. Юрист подчеркивает, что в этой ситуации навязывание невыгодных дополнительных соглашений, перевод работников на срочные договоры с бессрочных явно незаконны.

— Необходимо обратиться в инспекцию по труду, там рассмотреть эту ситуацию, если это не принесет результата, идти в суд, обращать внимание прокуратуры, — считает он. — Если у них уже были бессрочные договоры ранее, а потом они заключили допсоглашения о срочном характере этих правовых отношений — это, естественно, незаконно, можно посмотреть практику Верховного суда, нашу практику, она однозначна. Если у человека сложились уже постоянные правоотношения трудовые, то потом переводить его без наличия каких-то объективных причин на какие-то временные, только для того чтобы на этом сэкономить деньги, нельзя. Им должны платить зарплату, это их постоянное место работы. Здесь надо ставить вопрос перед Министерством культуры, если у них не хватает финансирования, а не пытаться таким образом сэкономить на работниках.

Адвокат Замбиля Курмакаева солидарна с Петровым и считает требования Елены Галимовой и ее коллег к руководству театра обоснованными как с позиции правового обоснования, так и последовательностью изложения в иске неправомерных действий администрации Башоперы.

— При рассмотрении исковых требований по существу и вынесении решения судом, я полагаю, должны быть учтены обстоятельства заключения срочного трудового договора (при имеющемся договоре бессрочном) именно в период пандемии, когда была велика вероятность вообще остаться без работы, — сказала она. — Это могло послужить дополнительным психологическим влиянием ответчика по принуждению сотрудников перейти на работу по срочным трудовым договорам. Однако судом также будут учтены при вынесении решения и доказательства со стороны ответчика, представленные им в процессе судебного спора. Возможно, ответчик, возражая против иска, будет ссылаться на тот факт, что неправомерность заключения срочного трудового договора при указанных в иске обстоятельствах истцом не была обжалована в установленные законом сроки.

Елена Галимова сообщила UFA1.RU, что в связи с данной проблемой уже обратилась в Гострудинспекцию, Минкульт, прокуратуру и другие инстанции. В Гострудинспекции Башкирии корреспонденту сообщили, что по обращению сотрудников выдали театру предостережение о недопустимости нарушений трудового законодательства в части заключения срочных трудовых договоров, а также порекомендовали работникам обратиться в суд. В Министерстве культуры и Министерстве труда Башкирии на момент написания этой статьи не ответили на запросы редакции.

Ранее мы рассказывали о том, что в Волгограде отменили постановку «Страсти по Тилю» якобы из-за найденных там призывов к революции. Читайте подробнее об этом театральном скандале по ссылке.

По теме

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter