СЕЙЧАС +9°С
Все новости
Все новости

«Всё дали, даже мыло». Как обживаются беженцы Донбасса в российских городах

Репортаж из пункта временного размещения (ПВР)

Более 6 тысяч человек разместили в ПВР на территории области

Более 6 тысяч человек разместили в ПВР на территории области

Поделиться

В Ростовской области удивительная ситуация: регион принимает тысячи беженцев. Чтобы справиться с потоком жителей Донбасса, пункты временного размещения открывают в ДК, спортшколах, студенческих общежитиях. Корреспонденты 161.RU побывали в ростовских и шахтинских ПВР, чтобы узнать, кто приехал в Ростовскую область и как они здесь обустраиваются.

Ростов


В общежитии № 1 на улице Студенческой суета: из дверей то выходят, то заходят студенты, беженцы, волонтеры, врачи, полицейские. С вечера субботы здесь работает пункт временного размещения эвакуированных жителей Донбасса.

— Здесь тепло, светло, кормят три раза в день, просто замечательно. Даже дома так хорошо не ели, — делится впечатлениями Надежда Федотова из Донецка.

— И котлетка, и пюрешка, и суп горячий, и компот, красота, одним словом, — поддерживает ее Людмила Яшкина из Шахтерска. — Врачи осмотрели, приятно очень. И одежду, и обувь предлагают, карточки сразу сделали, вот ждем, когда придут деньги.

Пока две пенсионерки вместе спешат в ближайший магазин.

— Хотелось бы вернуться пораньше, но об этом ничего не говорят, — негодует Надежда. — Вроде в понедельник собираются дать им жару, потому что Украина лезет и лезет.

Пока говорим, из общежития выходит группа студентов с чемоданами и большими пакетами, полными вещей. Они переезжают в другой жилой комплекс ДГТУ.

— Я вчера еще была в Краснодарском крае, позвонили, сказали приехать, вещи забрать, — рассказывает студентка. — Всё как-то сумбурно, быстро.

Екатерина из Дебальцево второй раз в эвакуации. Говорит, когда в 2014 году начались боевые действия, в ее дом попал снаряд. Взрыв разрушил гараж, веранду, все хозпостройки. Она выжила только потому, что успела спрятаться в подвале.

— В первый раз эвакуировалась в Красный Лиман, там не так было. Тут всё есть, всё дали, даже мыло. Люди очень добрые, накормили вкусно, тепло тут. Студенты помогли разобраться с телефоном, смогла — позвонила дочери. Я всем очень благодарна, — рассказывает Екатерина. — Врачи осмотрели и даже пообещали обратиться в Минздрав за помощью: у меня онкология, я делала химию дома. Нужна операция, сейчас нельзя останавливаться.

Екатерина второй раз в эвакуации

Екатерина второй раз в эвакуации

Поделиться

После срочного отъезда Екатерина скучает только по коту Рыжику, которого пришлось оставить дома. Показывает его фотографии.

— Я одна живу, мне не на кого надеяться. Вернешься туда, они если паспорт увидят российский, сразу повесят. Я пожить еще хочу. У меня две мечты осталось: чтобы я рак вылечила и чтобы военная операция закончилась. Остальное всё приложится.

Шахты


Другой большой пункт приема беженцев — в общежитии шахтинского филиала ДГТУ. Корпус находится недалеко от центра города. Сейчас там около 50 человек, хотя, по заверению местных властей, ПВР сможет принять в семь раз больше людей.

Прибывшие сюда — в основном это женщины и дети. Они добирались в Шахты разными путями: своим ходом или организованно, на автобусах.

Попасть внутрь общежития нельзя без особого разрешения — его охраняют казаки. Рядом с пунктом стоит кафедральный собор Шахт, и тишину нарушает звон колоколов.

Шахтинское общежитие ДГТУ старое, давно не видевшее ремонта. В комнатах стоят кровати, шкафы, столики. Повсюду видны следы предыдущих постояльцев — различные наклейки и вывески.

Беженцы из ДНР и ЛНР на условия не жалуются. На вопрос: «Есть ли какие-то пожелания?» — робко просят принести телевизор или радиоприемник, чтобы было чем заняться вечером.

Поделиться

— Хорошо, что есть крыша над головой. Еще день назад мы ехали с ребенком куда глаза глядят, — признаётся одна из беженок.

В коридоре на столах стоят яблоки, чай, сладости. На стене табличка: «Угощайтесь, пожалуйста». Всё это принесли студенты-волонтеры — на них здесь держится многое. Они помогают на кухне, отвечают на вопросы людей…

— Хотим, чтобы всем здесь было комфортно.

Истории всех беженцев похожи: узнали об эвакуации, максимум час на сборы, взяли детей и поехали на Дон. Мужья остались на территории республик. Там мобилизация.

— В России «Феникс» (мобильный оператор ДНР. — Прим. ред.) не работает. Во всей этой суете я еще не успела купить местную сим-карту. Поэтому я даже не могу связаться со своими родственниками, — вздыхает пожилая женщина.

Она вспоминает, что в 2014-м не уехала из Донецка, хотя жила возле линии фронта. От обстрелов пряталась в подвале. Сейчас решилась уехать с родными только из опасений за жизнь внука.

Поделиться

С другого конца коридора раздается песня «Барбарики» и детский смех. Это волонтеры развлекают детей: переодеваются в ростовые куклы, рисуют с ними, читают книги.

Дети беззаботны. Будто и не было долгой и нервной дороги. Бойкая шестилетняя, увидев в своей комнате делегацию из чиновников и журналистов, говорит: «А что вы тут делаете? Уходите из моей комнаты». На вопрос о пожелании отвечает без стеснения: «12-й айфон». После смеется и убегает играть дальше.

Второй шахтинский ПВР находится на территории детского сада. Дети там играют, не замечая взрослых. В центре комнаты стоит доска. Подбегает девочка и, показывая на нее, с гордостью говорит: «Этот рисунок мы нарисовали».

На доске цветы и надпись «Ждем весну».

Поделиться