СЕЙЧАС +14°С

Черное золото: как в Башкирии нефть нашли

Одной из специфических особенностей промышленного подъема России в конце XIX века был переход на нефтяное топливо и его сверхконцентрация в Бакинском районе. На Урале в этот период также ведутся поиски топливного сырья. Одну из разведок предпринял Мензели

«Препятствием к развитию у нас заводского дела
считают, обыкновенно, два обстоятельства:
недостаток капитала и недостаток предприимчивости…»
Д.И. Менделеев

Одной из специфических особенностей промышленного подъема России в конце XIX века был переход на нефтяное топливо и его сверхконцентрация в Бакинском районе.

На Урале в этот период также ведутся поиски топливного сырья. Одну из разведок предпринял Мензелинский городской голова Дубинин. Он арендовал в Стерлитамакском уезде Уфимской губернии у башкирских деревень Нижнее-Буранчино, Верхнее и Нижнее Кусяпкулово (в 18 верстах от Стерлитамака, вверх по реке Белой, на самом ее берегу) земельный участок на предмет изыскания нефти. В районе выходов битумных пород было заложено пять скважин, глубиной по пять саженей.

О признаках нефти в этом районе писал еще академик Иван Лепехин. Со дна реки летом, при невысоком уровне воды, нефть всплывает. На берегу есть выходы песков и гудронистого песчаника на дне реки. На протяжении той же линии имеются ключи близ Стерлитамака и Уфы, что, по-видимому, указывает на протяжение нефтяной линии прямо до самой Уфы (более 120 верст). При бурении артезианского колодца в Уфе профессором Бойславом и производителем работ инженером Марголисом были встречены признаки нефти на глубине 50 саженей. Дубинин, полагая, что промышленная нефть в этом районе есть, ходатайствовал об организации здесь работ за счет казны.

Открытие нефти в Стерлитамакском уезде сулило немалые выгоды ввиду расположения их вблизи от Сибирской железной дороги и проектируемых железнодорожных линий Челябинск–Царицын и Оренбург–Ташкент. Кроме того, вопрос по поводу строительства железной дороги Оренбург – Уфа – Кунгур завершился высочайшим разрешением произвести подробные изыскания, проектом Николая Мешкова заинтересовался император и он был одобрен инспекцией путей сообщения.

Месторождение, известное как Стерлитамакское, или Нижне-Буранчинское, изучалось в разное время рядом исследователей. В 1901 году от Геологического комитета сюда был командирован геолог Александр Краснопольский для выяснения промышленного значения месторождения. В это же время здесь производились разведки, предпринятые А.Ф. Дубининым. Александр Краснопольский, ознакомившись с этими выработками, приходит к заключению, что ставить разведку не имеет смысла, основываясь на том, что ранее Валерианом Меллером в тех же геологических горизонтах производились разведки на уголь и никакого присутствия нефти обнаружено не было.

В 1905 году здесь работал инженер Ф.И. Кондыкин, который пробурил несколько мелких скважин. Основываясь на хороших внешних признаках нефтеносности, исследователь настаивал на промышленной разведке месторождения. Несколько позднее чуть южнее этого района работал геолог А.Н. Замятин, обнаруживший выходы гудроновых песчаников и массивных известняков, которые были определены им как каменноугольные. Он подтвердил заключение Краснопольского, заявив, что «нет оснований рассчитывать на получение здесь промышленных количеств нефти».

Ситуация становится еще более ясной в свете экономической конъюнктуры. Для упрочения монопольного положения на рынках сбыта картель «Нобель – Мазут» начали активную игру на понижение цен на нефтепродукты. Искусственно понижая цены и одновременно жалуясь на кризис в нефтяной промышленности, «на ее безысходность ввиду якобы разорительно низких цен», монополисты преследовали цель не только подрыва конкурентов, но и для последующего взвинчивания цен. В книге «Второе Баку» Иван Губкин писал: «Для Нобеля, самого богатого нефтепромышленника в России, открытие новых нефтяных районов было нежелательно, так как привело бы к снижению цен на нефть и, следовательно, к сокращению его баснословных прибылей». И оно не состоялось.

Тяжелое положение в стране с топливом в период Гражданской войны заставило советское правительство вновь вернуться к изучению нефтепроявлений в районах Поволжья и Приуралья. Для этой цели производились разведки бурением. И вновь прозвучали мнения о бесперспективности. Геолог Казимир Калицкий опубликовал свои материалы в 1920 году в журнале «Нефть и сланец». Подобных взглядов придерживались Николай Тихонович и Александр Замятин. Такая оценка стала препятствием на пути проведения дальнейших поисково-разведовательных работ.

С 1920 по 1921 годы Башсовнархоз еще пытается производить разведки в Стерлитамакском районе на нефть мелким бурением. В районе Ишимбаево было положено около 20 скважин, направлением с севера на юг, протяженностью один километр, в широтном направлении почти километр. Эти скважины от 10 до 50 метров проходили в породах Уфимского яруса и встречали гудронные песчаники на глубине от трех до шести и на глубине 15 метров. В крупных пустотах известняков содержались сгустки нефти.

Признаки нефти были встречены севернее деревни Ишимбаево, на поверхности воды реки Белой. Кроме того, гудронные песчаники обнаружены восточнее на правом берегу реки Тайрюка, вблизи деревни Смакаевой. Инженер-геолог Алексей Блохин высказывается в пользу метода глубоких буровых скважин, которые исследовали бы породы Уфимского яруса и выяснили бы строение нижележащих горизонтов.

В 1922–1928 годах разведки практически не производились. На основе изучения и анализа всего имеющегося геологического материала по нефтепроявлениям в Поволжье и Приуралье ошибочность взглядов оппонентов была опровергнута Иваном Губкиным. К осени 1929 года разработаны планы широкого обследования Урала на поиск нефтяных месторождений. В Башкирию направлены три геологические партии. В план разведки был включен и Стерлитамакский район. Усилиями талантливого ученого Алексея Блохина и благодаря напряженной работе проходчиков и буровиков осенью 1931 года ударил мощный газовый фонтан, а в мае 1932 года разведчики рапортовали об открытии в Башкирии первого нефтяного месторождения.

Это направление развития стало важнейшей задачей второго пятилетнего плана. Уже сверстанный, он был пересмотрен с учетом создания в республике нефтяной промышленности, которое стало одним из главных направлений. В 1934 году Совет труда и обороны СССР принял постановление «О развитии нефтяной промышленности на Востоке», в котором предполагалось создание мощной нефтяной базы страны в восточных районах СССР. Особо подчеркивалась важность освоения нефтепромыслов Башкирии. К концу пятилетки Башкирия занимала третье место в СССР по размерам добываемого сырья. Наряду с добычей приоритетным становится развитие нефтеперерабатывающей отрасли. В мае 1935 года строится крекингзавод, прокладывается трубопроводный транспорт Ишимбаево–Уфа. Башкирии на долгие годы была уготована роль «Второго Баку».

Вера МАКАРОВА, завсектором истории края Национального музея РБ

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter