Происшествия «До смерти Арины мы жили, а теперь доживаем»: уфимка рассказала о гибели 22-летней дочери после операции в Москве

«До смерти Арины мы жили, а теперь доживаем»: уфимка рассказала о гибели 22-летней дочери после операции в Москве

Девушка пролежала в реанимации больше месяца и перенесла две операции

Арина хотела стать программистом, но скончалась в столь юном возрасте

Юная уфимка Арина Сарварова отправилась в Москву на операцию, которую не могли сделать в Уфе. Лечение она проходила в научном центре, ее врачом был доктор медицинских наук. Сразу после операции Арина попала в реанимацию и осталась там на целый месяц, а потом умерла. Родные 22-летней уфимки говорят, что врачи не объяснили, что именно произошло с их ребенком. UFA1.RU пообщался с матерью девушки и рассказывает детали.

22-летняя Арина была, что называется, вундеркиндом: школу окончила с золотой медалью, побеждала в олимпиадах, во время студенчества была отличницей, поступила в магистратуру. Отучилась в музыкальной школе, играла на пианино. Ее мама Римма 35 лет преподавала в школе право и историю, отец Валериан был программистом. Арина решила пойти по стопам отца и изучать современные технологии.

Во время учебы она уже подрабатывала, строила планы на жизнь. Родителям говорила, что заработанные деньги на работе будет вкладывать в них — как они когда-то вкладывали в нее.

— Она была целеустремленным человеком, окончила с отличием математический факультет в БашГУ, писала на многих языках программирования. Она у нас волонтером была. Где какие мероприятия — она на выходные уезжала туда на своей машине, — рассказывает Римма.

Еще в детстве у Арины выявили полип (скопление клеток на внутренней поверхности) двенадцатиперстной кишки. Тогда в Уфе детский хирург сделал ей операцию и удалил его. Тогда врач сказал, что вероятность повтора этого заболевания минимальная. Но родители всё равно иногда водили дочь на обследования.

В 2022 году полип снова нашли.

— Мы обследовались в частной клинике. Там сказали, что они оперировать не могут, надо искать хорошую больницу. Мы сходили в 21-ю больницу Уфы, попали к завотделением хирургии. Арине сделали ФГС и сказали, что в Уфе нет оборудования для такой операции. В 6-й больнице (клиника БГМУ. — Прим. ред.) попали на прием к профессору — он сказал, что пока делать ничего не нужно, надо посмотреть на полип в динамике, — рассказала UFA1.RU Римма.

Через год Арину снова обследовали. Полип не увеличился, но профессор рекомендовал всё же его удалить — мало ли, вдруг он переродится в злокачественную опухоль. Врач сказал, что лучше оперироваться в федеральных клиниках, потому что там есть оборудование, которым можно вырезать полип с наименьшим вредом для молодой девушки.

Учебу девушка окончила с красным дипломом

Профессор при родственниках договорился с Московским клиническим научным центром имени Логинова (МКНЦ). Говорил, что у них самое современное оборудование, а такие операции «у них поставлены на поток».

— Зачем в Уфе рисковать, лучше сделайте в московской клинике, — приводит слова врача мама Арины.

В феврале 2024 года, после сессии, Арина сдала анализы и полетела в Москву. Однако там сказали снова пройти все обследования — девушка сделала это, но отдала 120 тысяч рублей.

— 18 февраля, это было воскресенье, ее госпитализировали. Мы с мужем задумались: ну обычно же кладут в будний день, а сейчас же выходной. Вечером она нам написала: «Принесли ужин, сказали, что завтра в 9 утра операция», — рассказывает мама девушки.

Еще тогда Римма удивилась: человек только-только поел, а его наутро уже хотят оперировать. Сейчас она считает, что ей нужно было призвать дочь отказаться от операции после такого.

После операции Арину должны были перевести в реанимацию, а через несколько дней уже в обычную палату и потом выписать. На всякий случай перед операцией Арина дала матери номера врачей, которые будут ее оперировать, чтобы родители узнавали о ее состоянии.

— 19 февраля мы ждали весь день, когда нам что-то сообщат. Я этим докторам звонила, писала. Врач мне написал около 20:00 (по Москве. — Прим. ред.), сказал, что операция прошла штатно, она оказалась сложной. Нас не предупреждали, что она столько будет длиться. Представляете, сколько ребенок принял наркоза? — рассказывает Римма.

С родителями должны были связаться 20-го числа и сообщить, куда будут переводить их дочь. Но ни 20-го, ни 21-го, ни 22 февраля от врачей не поступало сообщений. Родители на месте не сидели — они обзванивали врачей, писали им сообщения, но ответа не получали. 23 февраля Римма полетела в Москву и с трудом пробилась на пять минут к дочери в реанимацию.

Врач сказал матери, что ее ребенок находится в крайне тяжелом состоянии. Сначала 22-летнюю девушку подключили к аппарату «искусственная почка», а уже потом добавилась и искусственная вентиляция легких, потому что сама Арина не дышала. По словам матери, ее дочери сказали, что во время операции ей удалили желчный пузырь — хотя самим родственникам этого никто не говорил. Сама Арина жаловалась на плохое отношение медперсонала.

— Она вся в проводах была. Я спрашивала у заведующего, нужны ли какие-то лекарства, он говорил, что у них всё есть, — говорит мама.

Под заведующим имеется в виду руководитель отделения высокотехнологичной хирургии и хирургической эндоскопии МКНЦ, доктор медицинских наук Роман Израилов. Он же оперировал Арину.

Роман Израилов учился в Москве, проходил стажировку в Германии, США, Франции и Южной Корее, стаж — больше 20 лет

22 марта девушке сделали новую операцию, уже экстренную, потому что пошли осложнения в виде послеоперационного панкреатита (это следует из протокола операции, который есть в распоряжении UFA1.RU).

— 23 марта прилетела моя подруга — учительница Арины из гимназии. Она приехала, чтобы нас поддержать. В 9 утра мы были в больнице — дежурный врач сказал, что у дочери «всё хорошо, анализы в норме, сейчас она спит, будить не будем». Потом мне написал Израилов и сказал, что навещал Арину — у нее «всё хорошо». Через час он написал: «К сожалению, Арина умерла», — рассказывает сквозь слезы Римма.

Дальше нужно было оформить все документы на перевозку Арины в Уфу. По словам Риммы, врачи не сказали ей, что именно случилось с дочерью. Только после нескольких требований МКНЦ прислал родственникам протоколы операции.

Она добавила, что после смерти дочери обратилась в прокуратуру, написала главе Следкома Александру Бастрыкину, а также в страховую компанию. Ее обращениям пока только присвоили порядковый номер — и родственники не знают, рассмотрены они или нет.

— Я теперь не смогу детям право преподавать. Это что получается, у нас не правовое государство? — задается вопросом Римма.

Арина в Москве

В справке о смерти (есть в распоряжении UFA1.RU) в причинах указано: эндотоксический шок и доброкачественное новообразование двенадцатиперстной кишки. Также из документа следует, что девушке провели лапароскопическую циркулярную резекции двенадцатиперстной, еще ей удалили аденому тонкой кишки.

Сейчас семья тяжело переживает случившееся, в особенности потому, что Арина была их единственным ребенком.

— Наша жизнь разделилась на до и после. До смерти Арины мы жили, а остальное будет какое-то дожитие. Но пока я жива, я хочу знать, кто виноват в смерти моей дочери. Доктора вообще мне ничего не написали, только Израилов написал соболезнования. К нам никто не выходил. Мой ребенок как отработанный материал. У нас это теперь не жизнь. Это жизнью не назвать, — плача говорит Римма.

За актуальными новостями Уфы и Башкирии следите в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь и будьте в курсе главных событий.
Звоните круглосуточно8 (347) 286-51-96
Мы в соцсетях

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE1
Смех
HAPPY3
Удивление
SURPRISED2
Гнев
ANGRY6
Печаль
SAD19
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Рекомендуем