СЕЙЧАС +5°С

Фильм «Училка»: на полпути к душе и глубине

Поделиться

В выходные в Уфе в кинотеатре «Киномакс» (ТРЦ «Планета») прошел предпремьерный показ драмы «Училка», прокат которой начнется 26 ноября. После фильма режиссер и актеры довольно долго общались со зрителями. Первых волновал только один вопрос: понравилось ли. Зал отвечал монологами о наболевшем.

Пистолет должен выстрелить

Что будет, если родители будут на протяжении многих лет топтать авторитет педагогов своих детей, демонстрировать, что учителя – это, по большому счету, обслуживающий персонал, который всем что-то должен и не достоин уважения? Если учителя истории с 40-летним стажем довести до депрессии и отчаяния? А один из 18 одиннадцатиклассников принесет в класс огнестрельное оружие? И кто будет жертвой?

Лучшие моменты в фильме – это его начало. Обычное депрессивное утро учительницы истории Аллы Николаевны (Ирина Купченко), начавшей преподавать во времена Советского Союза, пережившей 90-е, но не сумевшей «встроиться» в новую систему ценностей ХIХ века. С ранних сумерек за окном – сигналы проезжающих машин. Таблетки, не съеденный бутерброд (нет желания есть), недопитый кофе. Потоки глупости из телевизора: например, про аттестацию, которую она, потомственный педагог с 40-летним стажем, обязана пройти, чтобы подтвердить свой профессиональный уровень. Эта аттестация зависла над Аллой Николаевной дамокловым мечом.

Современные реалии: машина скорой помощи, уступающая дорогу «мерседесу»... Уже около школы перед Аллой Николаевной резко появляется другая иномарка – папаша привез сына, одиннадцатиклассника. Перед тем, как уехать он дает отпрыску краткие наставления: учебой заниматься не стоит, а вот роль в фантастическом боевике, на которую он проходит кастинг, надо выучить на уроках. Слова Аллы Николаевны о том, что «нельзя так, здесь же дети», никто не слышит. На крыльце училку чуть не сбивают с ног выбегающие ученики, упавшие вещи никто не поднимает. С порога ее требует к себе директор школы, Агнесса Андреевна. Она, бывшая ученица Аллы Николаевны, требует готовые портфолио и отчеты, унижает и треплет нервы. Вырвавшись из кабинета руководительницы, она попадает в класс с одиннадцатиклассниками, «расслабленными организмами», которые не хотят учиться, хамят и издеваются.

В какой-то момент один из 18 учеников вытаскивает пистолет и угрожает педагогу. Женщина пытается его отнять, слышен выстрел. Пистолет в окровавленных руках педагога. Но драма только начинается.

Власть все меняет

Как только в классе появляется пистолет, все кардинально меняется. Училка, завладев оружием, берет власть в свои руки. Теперь она – не жертва. А ученики становятся заложниками. Дверь закрыта на ключ, ученики под прицелом. Требования заявляются здесь же, в классе. Педагог заявляет: пока весь класс не ответит по изученным в течение года темам, она будет удерживать его в заложниках. В кабинете истории льются слезы и даже капает кровь (впрочем, никто не убит и серьезно не пострадал), пистолет переходит от учителя к ученикам. В эти моменты каждый из них раскрывается, порой с неожиданной стороны. Но победителем в итоге выходит учительница. За небольшое количество времени ей удается не только одержать безусловную победу в этой схватке с новым поколением и новыми ценностями, но и если не перевоспитать, то заставить задуматься своих учеников. В окно летят планшеты и сотовые. По ту сторону двери строятся догадки о террористах и происходящем в кабинете, готовится штурм, за окном делаются выводы, что во всем виновата школа. А в классе, как позже скажут сами ученики, продолжается «не совсем обычный урок истории». После этого урока они, каждый со своим «я», противопоставленным всем остальным, выйдут другими. За короткое время Алла Николаевна совершает невозможное при обычных обстоятельствах: она меняет своих учеников, «спасает» свой класс. Да и сама меняется. Если в начале она думает об учениках как о тупых созданиях, которые способны только «кушать, какать и размножаться», то к финалу – начинает видеть в них людей, которые в какой-то момент пошли немного не туда. Как говорит герой Андрея Мерзликина в финале, «за один класс теперь можно быть спокойным».

Второй наиболее красивый и добрый момент фильма – финал, где класс, Алла Николаевна и Агнесса Андреевна (ученица в прошлом и директор в настоящем) поют песню у костра.

Лента очень неоднозначная. Она построена на противоречиях, преувеличениях и гротеске, о чем говорит и сам режиссер. В фильме есть ирония и юмор, даже в те моменты, когда в реальной ситуации этого не могло бы быть. Если бы лента была стопроцентной драмой, то оставляла бы ощущение безысходности.

Личная тема

«Училка» – кино глубоко личное, в этом фильме режиссер проговаривает тему, которая его давно и серьезно волнует. И при всей своей «личности» кино оказывается близким и понятным большой аудитории. Конечно же, каждый социальный «слой» зрителей увидит в нем что-то свое. Педагоги, например, наконец «проговорят» свои проблемы. Пенсионеры скажут, насколько им тяжело выживать в этом мире, среди циничной и самоуверенной молодежи. Кто-то покритикует развал Советского Союза и системы образования. И, наверное, каждый найдет, о чем подумать. Ведь смысл фильма – не школьные взаимоотношения. «Здесь речь не про класс: у нас задача была – показать, насколько мы стали все разные, разобщенные, нет доверия, внимания. Не нужны танки, чтобы захватить нас. Просто вторгнуться в культуру, разрушить традиции, немного переписать историю, – и все, мы сами начинаем друг друга сжирать», – объяснил режиссер зрителям. Он также заметил, что за три недели съемок группа сделала вывод о том, что этот фильм нужно было снимать хотя бы ради этих 18 (кстати, по первоначальному замыслу учеников должно было быть 15, по числу республик Советского Союза) молодых героев.

«Было четыре месяца репетиций, ими двигало только тщеславие: у кого больше роли, почему слова забрали. Их надо было всех подружить, чтобы зритель верил, что это один класс, но это было почти невозможно сделать. Я иногда переходил с ними на "ты", срывался. Две недели они снимались с Ириной Петровной. Именно общение с ней в ребятах многое изменило, они менялись на глазах, подходили и извинялись за то, что было до этого», – рассказал Алексей Петрухин.

«"Училка" – это энциклопедия взросления и становления человека. Я повзрослел на этом фильме, мне об этом сказали родители и окружающие», – признался молодой актер Алексей Лукин, сыгравший одного из учеников.

Эта история никогда не могла бы повториться в реальности. Слишком много гротеска, гипербол и несвойственных ситуациям реакций у главных героев. Слишком много ассоциаций и едва уловимых аллюзий, хорошо ощутимых, но не всегда понятных зрителю. Но при этом не реалистично выглядят лишь ситуации, а не сами персонажи, поэтому сказать «не верю» не получается даже тогда, когда, казалось бы, у тебя есть для этого вполне весомый повод. Ты же сразу понимаешь, почему здесь эта деталь, скажем, выпячивается слишком сильно, видишь иронию, чувствуешь подтекст, которого так много в старом советском кино и который только начинает пробиваться в новом российском. Дети, которые хамят и выпендриваются – в общем, обычные среднестатистические подростки, разве что чуть более распущенные и невоспитанные. Училка – самая обыкновенная, очень правдоподобно сыгранная Ириной Купченко одинокий педагог, у которого новый мир отнял единственную отдушину: радость чувствовать себя нужной и полномочия делать людей лучше.

Душа и глубина

Картина, несмотря на некоторую условную неправдоподобность – в финале меняется не только сама Алла Николаевна и ее ученики, но и все те, кто был за стенами класса, и растерявшая в погоне за показателями и отчетами все свое человеческое директор школы, и сотрудница пресс-службы МВД, которой плевать было на все происходящее вокруг, а нужен был лишь кадр – это осязаемая, осознанная попытка нащупывания российским кино своей «самости». По признанию режиссера «Училки» Алексея Петрухина, будущее российкого кино – «за душой, за эмоциями, глубиной, но чтобы это показать, приходится использовать спецэффекты, на которые идет молодой зритель».

Факты о фильме:

В «Училке» сняли настоящую бригаду скорой помощи, которую режиссер вызвал якобы к больному. Когда медики приехали, Алексей Петрухин признался, что вызов ложный, и уговорил «сделать все профессионально в кадре». Бригада, убедившись, что помощь реальным больным пока не требуется, согласилась. Авторов фильма потом попрекали, что «татуировки смерти» у настоящих врачей не бывает.

Массовая сцена у школы и почти все автомобили, кроме одного – компьютерная графика. Сделано это было в целях экономии, потому что государственного финансирования лента пока не получила.

Когда авторы обратились к чиновникам Министерства культуры некоторых регионов с просьбой об организационной поддержке предпремьерного показа, те отказали, просмотрев трейлер фильма и сделав вывод, что это – «чернуха». В Башкирии такой ситуации не возникло.

Здание, в котором шли съемки – родная школа Андрея Мерзликина.

Фильм снимали на деньги команды, гонораров не платили. Озвучивал свою роль после съемок только один герой, 10-летний ребенок. Остальной звук писали во время самой съемки.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter