28 ноября суббота
СЕЙЧАС -11°С

Главврач РКБ имени Куватова — о вспышке коронавируса в клинике: «Как полилась грязь в мою сторону, стало ещё тяжелее»

В интервью UFA1.RU Эльза Сыртланова рассказала свою версию случившегося

Поделиться

Главврач больницы нарушила молчание и ответила на вопросы корреспондента UFA1.RU

Главврач больницы нарушила молчание и ответила на вопросы корреспондента UFA1.RU

Поделиться

Одной из самых обсуждаемых тем апреля стала вспышка коронавируса в РКБ имени Куватова в Уфе. Там 5 апреля скончалась пациентка с подтвержденным COVID-19. Вскоре стало известно, что как минимум 170 человек в больнице имеют предварительно подтвержденный результат анализа на коронавирус — среди них как пациенты, так и врачи. РКБ закрылась на карантин. Вместе со всеми запертой в больнице оказалась и главврач Эльза Сыртланова, которую практически сразу стали обвинять в халатности. До недавнего времени она скупилась на интервью и комментарии, но вдруг нарушила молчание.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Корреспондент UFA1.RU поговорил с Эльзой Сыртлановой, выяснил, почему карантин в клинике не ввели раньше и что бы она, оглядываясь назад, сейчас изменила в своих действиях.

— Что вы чувствовали, когда на вас обрушилась волна негатива в интернете? Каково вам было работать в РКБ в таких условиях?

— Было очень тяжело и так от всей ситуации, а после того, как полилась грязь в мою сторону, стало ещё тяжелее, но я понимала, что мы справимся. Мы (администрация больницы. — Прим. ред.) работали с утра и до позднего вечера, и это видели врачи, мы не отсиживались в кабинетах, делали обходы и в «грязной зоне», оказывали посильную медицинскую помощь и пациентам, и сотрудникам, а параллельно лился поток критики.

— В вашу поддержку высказывался глава Башкирии Радий Хабиров, президент Союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» Леонид Рошаль. Вам это помогло как-то?

— Ну, естественно, добрые слова всем приятны, и, когда твою деятельность оценивают, хочется работать ещё усерднее.

— Коллеги поддерживали вас, возникали ли конфликты?

— Я видела, конечно, некоторые публикации с негативом в мою сторону, но, понимая ваш вопрос, могу сказать, что ко мне лично никаких претензий от Камаловой Риммы не поступало. Есть телефонные записи нашего общения, которые проходили абсолютно спокойно, по-рабочему, но не более того. Мы все оказались в такой невероятно тяжелой ситуации, когда очень много больных и врачей, которые, скажем так, первыми окунулись в эту гущу событий, но вышли из нее достойно.

— Изначально, когда произошла вспышка пневмонии, не было понимания, что это коронавирус?

— За последние полгода у нас количество пневмоний выросло, но не так сильно, как это описывают СМИ и разные блогеры, и другие абсолютно неизвестные мне люди. Они не были в больнице, они не принимали участия, но знали почему-то больше всех и лучше всех о том, в чем не участвовали. РКБ имени Куватова является медицинской организацией третьего уровня, куда, согласно приказу Минздрава, госпитализируются все самые тяжелые пневмонии со всей республики. В том числе беременные с пневмонией со всей республики лежали у нас. Сравнивать то, что было в этом году и в прошлом, — не совсем правильно, потому что в этом году был такой приказ, что все пневмонии тяжелые, особенно у беременных, лечились у нас, в РКБ, поэтому это не могло не сказаться на общей статистике. Все были готовы к тому, чтобы оказывать помощь пациентам с пневмониями, но коронавирус — он не родился в РКБ, он пришел к нам из другой страны.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— То есть никто не ожидал такого?

— Ну как не ожидали? Конечно, ожидали, мы готовились — проводили противоэпидемические мероприятия, проводили обучение, лекции, практические занятия как с врачами, так и со средним медперсоналом. Все знали, что когда-то он (коронавирус. — Прим. ред.) придет.

— Когда все-таки на самом деле началась вспышка пневмоний в РКБ?

— Нет такого понятия, как «вспышка пневмонии», что значит «вспышка пневмонии»? Они всегда были. Есть также момент сезонности, и понятно, что летом их меньше, чем в начале весны, к примеру. Резкого повышения количества больных пневмонией не было.

— Когда на ситуацию обратили внимание, в связи с чем?

— Перед карантином была пациентка, у которой мы подозревали коронавирус. Мы ждали подтверждения анализов, когда анализ пришел, нас закрыли на карантин.

— На коронавирус проверяли всех прибывающих пациентов или только тех, кто приехал из-за границы?

— Об этом уже неоднократно говорилось, что мы у всех пациентов с пневмониями проводили обследование для определения характера пневмонии. В том числе мы отправляли эти анализы в Центр гигиены.

— Член оперативного штаба по коронавирусу в Башкирии Ростислав Мурзагулов 15 апреля заявил, что в стенах РКБ имени Куватова существует некая клановая борьба. Была ли у вас на самом деле какая-либо напряженность в отношениях с подчиненными?

— Никаких войн в РКБ нет. Я вступила в должность главврача полгода назад, а когда приходит новый человек, ведет новую политику, естественно, кому-то это нравится, кому-то не нравится. Мы начали работать в рамках новой системы, внедрять стандартизированные процедуры для того, чтобы качество медицинской помощи было на самом высоком уровне в самом лучшем учреждении республики. Может, где-то это было достаточно жестко, где-то — достаточно прямолинейно, может, кому-то это не нравилось. Но в основном коллектив весь поддерживал, мы проводили циклы обучающие не только с республиканскими организациями, но и с сертифицированными организациями из других городов.

— Заведующая отделением ревматологии РКБ Римма Камалова утверждает, что завотделениями били тревогу еще в конце февраля — начале марта. Почему вы не отреагировали?

— Не было такого. Я оперативки провожу. И до карантина, во всяком случае, проводили всем коллективом, руководящим составом — заведующими отделениями, старшими медсестрами — еженедельно. И хоть бы на одном оперативном совещании было ее (Камаловой. — Прим. ред.) выступление. Есть протоколы всех совещаний, на которых мы обсуждали вопросы подготовки к коронавирусу, другие вопросы организационного плана. Если бы у них были какие-то вопросы, мы бы эти вопросы решили. Мы открыты: у нас социальные сети, где видно все, о чем мы думаем, у нас есть, в конце концов, сайт, где все прописано.

— Когда вы выйдете из самоизоляции, вернетесь к своей работе?

— Да.

— Коллеги вас поддерживают? В РКБ вас ждут?

— Мы с коллегами на прямой связи, конечно.

— Скажите, если бы у вас была возможность вернуться в прошлое, что-то сделать по-другому, что бы вы поменяли в своих действиях?

— Если бы у меня была возможность тогда заглянуть в будущее, то я принимала бы все решения ещё быстрее, но ни одно действие я бы не изменила. Потому как, оглядываясь назад, понимаю, что всё сделала правильно.

UFA1.RU готовит большое расследование о том, что на самом деле произошло в РКБ имени Куватова — в нем будет представлена другая версия произошедшего. Следите за обновлениями на сайте. Все материалы по теме мы собрали в одном месте.

Если вы знаете неизвестные подробности этой истории, ждем ваши сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы в соцсетях «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101–84–78.

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ13
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...