26 января воскресенье
СЕЙЧАС -5°С
Фото пользователя

Светлана Гафурова

Корреспондент
Фото пользователя

Светлана Гафурова

Корреспондент

Другие статьи автора

«Очередь дойдет до вас лишь через 15 лет»: честная колонка о мыльных пузырях туризма в Башкирии

Журналист UFA1.RU порассуждала, почему бизнес индустрии отдыха процветает, а гордиться нечем

Поделиться

Гора Куштау — та самая, которую вскоре начнут разрабатывать на соду

Гора Куштау — та самая, которую вскоре начнут разрабатывать на соду

Недавно в Башкирии создали госкомитет по туризму. Пока в его штате числится всего один человек — председатель Салават Нафиков. Предполагается, что Госкомитет по туризму начнет работать в феврале следующего года.

Появится ли тогда у нас в республике внутренний туризм или нет? Своими размышлениями и личным мнением на эту тему делится корреспондент UFA1.RU.

Верной дорогой идете, товарищи

Внутренним туризмом я интересуюсь и занимаюсь практически всю жизнь. Достаточно хорошо знаю нашу республику со всеми ее природными красотами — ходила в походы по родному краю, сколько себя помню.

Недавно довелось мне побывать на мероприятии, где обсуждали тему: «Быть ли внутреннему туризму в Башкортостане?».

В самом начале организаторы показали ролик, где те самые «внутренние туристы», которые ходят в походы, покоряют вершины и организуют маршруты выходного дня, рассказывали, что в республике практически ничего нет для этого: ни дорог, ни туалетов, ни другой инфраструктуры, ни даже элементарных указателей, подсказывающих, как добраться до той или иной природной достопримечательности.

Заместитель председателя госкомитета по туризму Азамат Галин, присутствовавший на мероприятии, напротив, заявил, что все в сфере туризма республики просто прекрасно и развитие отрасли идет семимильными шагами.

— С 2011–12 годов туризм в республике развивается хорошими темпами. Ежегодный прирост составляет около 70 процентов. Сейчас он около 17 миллиардов рублей в год, — бодро доложил Азамат Галин собравшимся.

— Но как же так, — удивись настоящие туристы, которые исколесили вдоль и поперек всю республику. — Почему при таких доходах от туриндустрии практически нигде нет даже указателей, а до некоторых объектов, например, до водопада Гадельша, можно добраться только на танке?

— Будут, будут вам указатели, — утешил чиновник.– Это будут большие, хорошие, красивые указатели. Целых 200 штук. В следующем году планируем потратить на них где-то 20–30 миллионов рублей.

При этом Галин уточнил, что всего на развитие внутреннего туризма в республике выделяется 50 миллионов рублей ежегодно. Из них 20 миллионов уходит на проектирование федеральных программ, 20 остается собственно на развитие туризма, а именно на проведение выставок, поездок в инфотуры и издание буклетов, и 10 миллионов уходит на так называемый «социальный туризм».

Дежавю или мне показалось?

Мне показалось, что я переживаю некое дежавю, и все это я уже когда-то слышала: при создании госкомитета по предпринимательству и туризму первый его председатель Руслан Кинзикеев также пел соловьем и рассказывал журналистам о радужных перспективах, ждущих внутренний туризм Башкортостана. Мне не раз доводилось слышать такие речи на различных пресс-конференциях и встречах. Прошло с тех пор почти 10 лет. Все окончилось изданием буклета, после чего Кинзикеев удалился в сферу похоронного бизнеса, откуда и приходил в туризм и предпринимательство.

Уже много лет меня не покидает стойкое ощущение, что развитие внутреннего туризма в республике идет по двум параллельным прямым, которые почему-то никогда не пересекаются. В одной параллели работает с десяток туроператоров, которые, собственно, и занимаются внутренним туризмом, создавая турпродукт, вкладывая в него свои деньги, порой рискуя ими. Они борются за каждого туриста, терпят большие убытки при форс-мажорных обстоятельствах, не получая при этом ничего от государства. Навскидку назову старейших туроператоров в республике, выживающих несмотря ни на что. Это «Роза ветров» и «Тенгри».

В другой параллели прекрасно себя чувствуют чиновники, которые отчитываются за миллиардные прибыли от санаторно-курортных, а вовсе не туристических услуг, которых в этих миллиардных отчетах наберется от силы на миллион. Это справедливо заметил присутствовавший на том мероприятии Вячеслав Аброщенко — депутат Госсобрания-Курултая, председатель Российского географического общества в Башкортостане.

Пересекутся ли когда-нибудь эти параллельные прямые? Мне не очень верится в это. Внутренний туризм в республике существует сам по себе, не благодаря, а вопреки всему. А бизнес на туризме процветает также сам по себе, не прибавляя пока республике ни дорог, ни новых заметных турпродуктов и лишь обогащая близких к бюджетному пирогу.

Нужен нам берег турецкий

Заметных и ярких турпродуктов пока в республике нет. Если, конечно, не считать недавно запущенную электричку «Легенда Урала», на которой уфимские туристы могут добраться до Новоабзаково. Но и раньше в пору моей студенческой юности мы добирались на электричках куда нам хотелось: и на Аджигардак под Ашой, и на сплавы по Инзеру. Тут особого ума и особых затрат организаторам внутреннего туризма и не надо.

Ну и несколько самодеятельных турпроектов существует в Уфе благодаря энтузиазму любителей путешествий. Два года уже я с большим удовольствием участвую в проекте «Поехали!», который создала журналистка Евгения Сюткина. Вместе с Женей мы объездили десятки городов и районов республики. Увидели потрясающие природные объекты, исторические памятники. Посетили необыкновенные музеи, познакомились с потрясающими людьми. Узнали много нового и интересного о Башкирии. Но повторю, что это — частный проект, основанный на чисто личной инициативе его организаторов. Они занимаются им в свое свободное время и безо всякого участия государственных денег.

Хотя один новый турпродукт у нас недавно действительно появился — «Неоткрытая Башкирия». Создал его блогер Артур Идельбаев. За 9 тысяч Артур отвезет вас на выходные куда-нибудь на край республики, где напоит кумысом, даст возможность покататься на лошадках, пострелять из лука и попарит в «настоящей башкирской бане», которая отличается от «настоящей русской бани» только тем, что обвешивается внутри пучками сушеных трав. Но такая баня у меня есть и на даче. Своя. Осталось только сушеные травы по стенкам развесить и назвать «настоящей башкирской». Да и потом недавно за 12 тысяч рублей в январе я съездила в Турцию на 10 дней. В эту стоимость вошло четыре перелета на самолетах, проживание в приличном отеле в центре Кемера в пяти минутах от моря, где в январе вполне можно было купаться, да еще и сытный завтрак с утра получать. Это как же надо любить свою республику, чтобы за девять тысяч отправиться на два дня туда, где нет ни дорог, ни туалетов, ни приличного сервиса!

Я рассказала о такой моей поездке в Турцию собравшимся на пресс-конференции. Но Азамат Галин продолжал твердить, что с внутренним туризмом у нас все окей. Особую же гордость у чиновника вызывает так называемый «социальный туризм».

— Такой социальной программы, как у нас в республике, нет больше нигде в России, — с гордостью заявил Галин. — По этой программе у нас путешествуют дети, инвалиды, пенсионеры.

Как бы не так. Убедилась на личном опыте.

Слишком большая пенсия

На днях я отправилась в отдел социальных программ своего района — решила встать в очередь по программе социального туризма и съездить куда-нибудь в санаторий или, на худой конец, попутешествовать по Центральной России. Давно об этом мечтаю.

— Девять тысяч рублей — это слишком большая пенсия, чтобы мы смогли поставить вас на очередь, — заявила мне чиновница собеса.

Увидев, что я расстроилась, чиновница успокоила:

— Не переживайте. Даже если мы вас поставим на очередь, она дойдет до вас лишь через пятнадцать лет.

Боюсь, что через пятнадцать лет мне уже понадобится только больничная каталка, а не путешествие в Бурзянский район или по Золотому кольцу России.

Еще один радужный мыльный пузырь, созданный чиновниками от туризма в республике, тихо лопнул и растворился в пространстве у меня на глазах.

Согласны с автором?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    оцените материал

    • ЛАЙК 21
    • СМЕХ 1
    • УДИВЛЕНИЕ 0
    • ГНЕВ 1
    • ПЕЧАЛЬ 4

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Марина Чепикова
    13 дек 2019 в 22:09

    Давно хочу на Кавказ. Ессентуки, Минеральные воды, Кисловодск, Железноводск… Мне без разницы, потому что в тех краях я не была нигде. С того момента, когда я впервые придумала эту мысль и запустила куда-то там намерение, прошло ровно шесть лет. Тогда, выйдя на заслуженную пенсию и оформив корочки Ветерана труда (успела — многие позавидуют), я пошла в соцсобес и написала заявление на участие в Программе социального туризма. Именно с такой целью и написала – хочу дом отдыха или активный маршрут по горам с минеральными источниками в России. Не нужен мне санаторий, за границу езжу сама – без субсидий, по республике – чаще всего в командировки. Это был своего рода эксперимент на реальность получения услуги, поскольку Программа социально туризма рождалась и запускалась в мир у меня на глазах, я хорошо понимала ее условия и видела, как самые первые и самые шустрые сумели съездить и в Питер, и в Турцию вообще бесплатно. Они точно не были инвалидами и малоимущими.

    Сегодня я решила разведать, как продвинулась моя очередь. Выяснилось – не очень далеко, в ней по-прежнему восемь тысяч человек по одному только Кировскому району Уфы. В ноябре софинансирование по программе социального туризма в размере 8 тысяч рублей получат … 89 человек. Из той самой очереди самого начала действия Программы: они обивали пороги отдела соцобеспечения Кировского района в ноябре 2011 года. Даже, говорят, хвосто

    гость
    13 дек 2019 в 21:37

    Про туалеты на трассах и в местах отдыха говорят уже десятки лет, их нет даже в Уфе! Поищите, все продано под магазины и фирмы.

    Гость
    13 дек 2019 в 21:01

    Когда социальный туризм организовали-знакомый пенсионер с супругой( и плюс еще работающие) с хорошей пенсией - 20.тыс рублей-прблату взяли в собесе и отдохнули.Бардак что в соц.службе,что в пенс фонде -расслаивают и увеличивают социальное недовольство населения.