23 января воскресенье
СЕЙЧАС -14°С

Ольга Власова, заместитель директора благотворительного фонда «Наши дети»: «Детям, прежде всего, не хватает общения»

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Слово благотворительностьсегодня звучит довольно часто. И людей, готовых помочь тем, кто нуждается, насамом деле, не так уж и мало. Ольга Власова занимается благотворительным деломне один год. Сегодня она собеседник сайта Ufa1.ru.

– Не так давно вы получили премию «Герой нашего времени»…

– Эта премия – своеобразная оценка нашей деятельности. Доэтого мы были дважды номинированы. И в этомгоду совершенно не ожидали, что нам все-таки ее присудят.

– За что вам ее дали?

– За наш проект «Хрустальная жизнь», который мы реализуемсовместно с московским фондом «Созидание» и Республиканской детской клиническойбольницей. Он направлен на помощь детям с редким и тяжелым заболеванием –несовершенным остеогенезом. Эта наследственная патология проявляется вповышенной ломкости костей. Таких детей часто называют «стеклянными» или«хрустальными», потому что кости у них настолько хрупкие, что перелом можетпроизойти даже под тяжестью одеяла. В зависимости от тяжести течения и типаболезни может происходить от двух до 100 переломов костей в год. Я считаю, чтоэта премия всех, кто участвовал в проекте. Мы выступили только какорганизаторы.

– Как появился ваш проект?

– Однажды к нам обратилсяпрофессор Виктор Артурович Малиевский с просьбой помочь. Он рассказал о том,что в РДКБ есть такие дети, и их силами бесплатной медицины не вылечить. Ведьдо сих пор вся помощь сводилась к тому, чтобы загипсовать сломанную ручку илиножку. А при этом заболевании им может помочь новый препарат, разработанный вЕвропе. Он еще не входит в список на бесплатное лечение. До того, как нашпроект заработал, больные дети могли получать помощь только в Американскоммедицинском центре в Москве. Там, чтобы на три дня лечь и прокапать препарат,необходимо 70 тысяч рублей. А ведь из Уфы еще нужно до Москвы доехать.Представляете, насколько это тяжело. Такой ребенок очень травматичный: на негоодеяло положить – ключица сломается. Это дополнительный риск для ребенка. Атаких курсов нужно три-четыре в год. И лечиться не один год. Кому-то семь лет,кому-то десять.

После консультаций иобсуждений оказалось, что этот препарат можно купить в России. Наши партнеры –сеть аптек – закупили его у дистрибьютора. Мы оплачивали лекарства, анализы. Исебестоимость получалась меньше раз в пять-семь. На средства, которые мысобрали, мы смогли троих детей положить в РДКБ и прокапать им лекарство.

В результате лечениязначительно снижается частота переломов, что позволяет предотвратить появлениеновых деформаций. Практически у всех детей на фоне лечения уменьшаются боли,увеличивается двигательная активность: многие впервые начинают ходить илипередвигаться без посторонней помощи.

– С чего начиналось ваше благотворительно дело?

– Начиналось все сИнтернета. Фонд был создан три года назад благодаря переписке молодых мам наодном из сайтов. Моей дочке тогда было восемь месяцев. В свободное времяобщалась с другими молодыми мамами на форуме. В том числе мы обсуждали темуотказных детей. И в один момент мы решили, что просто слова здесь неуместны,нужно действовать. Купили для этих детишек все самое необходимое и отправилисьв детское соматическое отделение Больницы скорой медицинской помощи.

– В итоге, «Отказники» стало вашей первой программой…

– Действительно, «Отказники»– это самый первый наш проект. Сейчас он не столь актуален, как был в 2007году. Сейчас проект реализуется сам собой. Есть группа людей, которые постояннопривозят необходимое.

Волонтеры нашего фондаоказывают помощь детям-сиротам, находящимся в больницах до оформления всиротские учреждения. Мы оказываем адресную помощь, приходим в конкретнуюбольницу, в конкретное отделение, где есть такие дети и помогаем именно детям,а не больнице, не персоналу.

В 2007-м, кода образовалсяфонд, у нас была просто инициативная группа, которая помогала таким детям.Тогда мы взяли шефство над двумя больницами, в каждой из которых было по шестьдетей. И каждому ребенку нужны были памперсы и средства гигиены и многоедругое. Средств не хватало и, чтобы организовать сбор средств, мы создалиблаготворительный фонд. Тогда эта проблема не теряла актуальности: было многоотказных детей.

Сейчас же более четкоорганизована сама процедура оформления отказного ребенка. Раньше он могмесяцами лежать в больнице. И даже если вы были потенциальными родителями, егонельзя было забрать, потому что не готовы на него документы. Сейчас же всеработает гораздо лучше. Мы хотим, чтобы горьких детских судеб стало меньше.

Бывают разные истории и дажесовершенно страшные. Но мы стараемся не на страшном акцентировать внимание, аскорее, наоборот, на хорошем. Не пугаем людей, что там дети-сироты, им тамплохо… Мы стараемся исходить из позитива. Что есть возможность сделать что-тохорошее и полезное, и если вы хотите, можете это сделать с нами.

– Расскажите о программе, направленной на лечение тяжелобольных детей.

Поделиться

– Она отнимает у нас немалосил и времени. Но это стоит того, чтобы ей заниматься. В рамках программы оплачиваетсядорогостоящее лечение в клиниках, курсы реабилитации в специализированныхмедицинских центрах, лекарственные препараты, медицинские изделия и средствареабилитации, проезд до места лечения и проживание в гостинице.

Однако на руки деньгиродственникам больных детей не даем, только в исключительных случаях. Фонднапрямую заключает договоры с клиниками и оплачивает лечение, покупает ипередает лекарственные препараты, авиа- и железнодорожные билеты и несет другиенеобходимые расходы.

Также мы смотрим, есть ли другие варианты решения проблемы,устраиваем консультации с ведущими специалистами. За большой срок работы у насуже накопились связи с врачами.

Немаловажная сторона помощи –моральная поддержка больных детей и их родителей. Ведь, как правило, они,шокированные диагнозом своего ребенка, находятся в стрессовом состоянии. Незнают, что делать, куда обращаться. А когда родители осознают, что они не одни,что есть люди, которые помогают, им становится полегче. Они могутсосредоточиться на решении проблемы и психологической поддержке своего ребенка.

Мы не хотим ни за когорешать его проблемы, можем помочь решить им эти проблемы.

Мы поддерживаем тех, кто сам хочет себе помочь, а не тех,кто сидит сложа руки и ждет, что кто-то все сделает за него. Каждый родитель, впервую очередь, несет ответственность за своего ребенка, а не государство и необщество. Сначала ты должен начать сам помогать ребенку, а потом уже помогуттебе.

– С какими сложностями приходится сталкиваться?

– Самое тяжелое – собирать деньги для детей с детскимцеребральным параличом. Во-первых, их много. Во-вторых, государственная системане нацелена на то, чтобы их вылечить. На них ставят крест, мол, инвалид иточка. Средства выделяются больше не на излечение ребенка, а на поддержание егожизнедеятельности. Мы, как можем, пытаемся поменять эту ситуацию.

Само по себе лечение ДЦП длительное. Нельзя, например, одинкурс лечения пройти – и все. Успехи наблюдаются только спустя годы. Так, проодну из наших первых девочек с ДЦП врачи вообще говорили, что будет«растением». Одна мама не поверила и начала ею заниматься. Сейчас ребенок иговорит, и в садик ходит. Конечно, немного позже, чем другие дети, но онаразвивается. Она очень жизнелюбивая девочка. И врачи, которые ставили на нейкрест, разводят руками. И все благодаря настойчивости мамы и потому, чтоудается собирать средства на ее лечение. Мы уверены, что все у нее впереди.Сейчас ей всего четыре года.

– Без вашего внимания не остаются и дети-сироты…

– Программа «Наши домики» –это помощь детским домам, различным сиротским учреждениям. Мы содействуем впривлечении спонсоров для осуществления ремонта, закупки мебели, оборудования,игрушек и других текущих нужд. Кроме материальной помощи Фонд оплачивает услугикруглосуточных нянь-сиделок для детей из сиротских учреждений, попавших вбольницу.

Так, наши постоянные друзья – это Старо-Баишский доминвалидов. Там живут дети-сироты инвалиды, в основном с ДЦП. Он находится в 110 километрах отУфы. Не так далеко, чтобы туда ездить, но и не так близко, чтобы дети быливовлечены в столичную жизнь. До того, как мы с ними познакомились, тудапрактически никто не приезжал, не было ни спонсоров, ни друзей. А сейчас мывозим их в Уфу на экскурсии, в кино, музеи. Также мы сделали компьютерный класси оплачиваем им учителя информатики. Дети обучаются основам компьютернойграфики. Для них это как окно в мир. Также фондом оборудован тренажерный залдля занятий ЛФК.

Дружим мы и с Домом ребенкав Стерлитамаке, Республиканским детским противотуберкулезным санаторием,Серафимовским детским домом-интернатом для умственно отсталых детей, Детскимдомом в Симе.

Поделиться

– Сколько человек работает в вашем фонде? Как вы все успеваете?

– Конечно, нам помогаютволонтерские группы. Волонтеры Фонда регулярно посещают подшефные учреждениядля общения с воспитанниками, организации досуга и праздников.

Перед тем, как приступить к участию в проекте, они проходятспециальные тренинги. Они не только собираютматериальную помощь, но и общаются с детьми, играют с ними. Потом между нимидаже переписка завязывается. Ведь детям, прежде всего, не хватает именнообщения.

– Много ли желающих внести свою лепту в благотворительное дело?

– Мы финансируемсяисключительно за счет благотворительных пожертвований частных лиц иорганизаций. Много, кто нам помогает. На сегодняшний день неравнодушных людейне так и мало. Где-то половину средств мы собираем за счет юридических лиц,другую половину – за счет физических. Средняя сумма пожертвования – 500 рублей.Поэтому миссия нашего фонда не только помогать, а суметь объединить усилиямногих людей. У нас даже девиз звучит: «Мы помогаем помогать». Каждый человекхочет что-то полезное сделать, но он считает, что его вклада не будетдостаточно. А когда они все объединяются, через нас, то мы им даем большую возможностьсделать какие-то реальные серьезные дела.

У нас есть и крупные благотворители, кто постоянно жертвуетбольшие суммы. Но часто так бывает, что они не хотят афишировать себя. Онисчитают, что делают это не для того, чтобы хвалиться, а для себя и своеговнутреннего мироощущения.

– Как узнать, что кому-то нужна помощь?

– Большинство информацииможно узнать на нашем сайте. Если какие-то новости, потребности, мы ихразмещаем на сайте. Много людей нам просто звонят и узнают, что нужно. Намвсегда есть, что сказать людям.

Где-то половина людей разовооказывает помощь, остальные все-таки остаются с нами. У нас есть списки нашихпостоянных помощников. Таких людей много, есть какие-то группы, которые сами посебе занимаются и поддерживают с нами партнерские отношения. Например, насайтах, на форумах есть свои группы, которые занимаются благотворительностью.

– Поделитесь планами? Есть задумки, которые хотели бы реализовать?

– Планов, как всегда много. Есть у нас проекты, которые мыникак не можем реализовать, так как своих сил не хватает, либо не можем найтипартнеров. Например, у нас труднорешаемый проект по организации базы доноров тромбоцитов. Этобольше всего нужно для детей с ожогами и с онкологическими заболеваниями. Когдаидет химиотерапия, резко падает уровень тромбоцитов и нарушается свертываемостькрови. Могут быть опасные кровоизлияния. Чтобы набрать одну порцию тромбоцитовиз обычной донорской крови, нужно пять доноров. Чтобы после одной «химии» повысить уровень тромбоцитов нужныдо 35 доноров, а химиотерапий бывает много. Если кровь можно хранить полгода,то здесь срок годности всего пять дней. Заранее их не заготовишь.

Поделиться

Этот проект не такойзатратный. Но нужен человек, либо волонтер, чтобы взял это на себя. То естькогда нужен срочно донор, надо обзванивать, искать человека.

Еще у нас есть одининтересный проект «Большие братья, большие сестры». Эта программа работаетдавно, пришла к нам из Америки. В нашей стране она уже несколько лет. Сутьтакая: волонтеры берут индивидуальное шефство над детьми из детского дома.Каждый берет на себя обязательство регулярно, не меньше одного раза в неделю,проводить время с этим ребенком. Потому что основная проблема выпускниковдетских домов в том, что они не приспособлены к обычной жизни. Не знают, как купитьбилет на автобус, как заплатить за электроэнергию, как сварить макароны.Поэтому волонтеры смогли бы их в свободной форме, непринужденно обучать навыкамжизни. Мы считаем это гораздо важнее, чем подарки и игрушки. Но на это тоженужно финансирование.

– Уже совсем скоро наступит Новый год, самый детский праздник. Чего быВы пожелали детям и их родителям?

– Самое главное пожелание –чтобы все были здоровы, никто не болел. Чтобы у каждого была какая-то цель вжизни, светлая мечта, к которой можно идти. И даже если на этом пути будутвстречаться трудности, ни в коем случае не нужно отчаиваться. Всегда в жизнинадо видеть светлое и хорошее.

Фото: Фото из архива Ольги ВЛАСОВОЙ

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Загрузка...