СЕЙЧАС +6°С

Армейская мясорубка

В уфимском морге все еще находится тело 24-летнего Алексея Алиева. Парень, скончавшийся еще 27 июня после пешего марша, вернулся на родину в цинковом гробу. До сих пор родители не могут похоронить сына...

Поделиться

В уфимском морге все ещенаходится тело 24-летнего Алексея Алиева

Поделиться

. Парень, скончавшийся еще 27 июня после пешегомарша, вернулся на родину в цинковом гробу. До сих пор родители не могутпохоронить сына. По заключению военной прокуратуры, причиной смерти сталтепловой удар. Но родственники уверены, что парня жестоко избили старшие позванию, а потом бросили на жаре. Позднее грейдер подобрал и отвез солдата вмедпункт, однако спасти его врачи не смогли. По словам родителей, на посмертныхфотографиях Алексея явно видны кровоподтеки, военный билет смят, как туалетнаябумага.

Родителинамерены добиться проведения повторной судмедэкспертизы. Единственное, чего онихотят, – это выяснить, как умер сын. Казалось бы, родственники имеют на этоправо, и военная прокуратура должна им помочь. Однако военные не спешатраскрывать карты.

«Для того чтобыпровести судмедэкспертизу, нужно постановление прокурора. Военная прокуратураАмурской области, которая занимается расследованием, не выдает этот документ.Пока военные не закончили следствие, гражданский прокурор тоже не может вынеститакое постановление», – говорит отец Алексея Станислав Алиев.

Убитых горемлюдей заставляют ждать. По закону военная прокуратура может вести расследованиев течение 30 дней. Родители говорят, что не смогут столько держать тело своегоребенка в морге. Если сегодня решение о судмедэкспертизе не будет принято, онипохоронят сына. В этом случае независимый эксперт сможет лишь провести осмотртела солдата с фото- и видеосъемкой. Бабушка Алексея написала заявление в следственныйкомитет с просьбой разобраться в ситуации, однако времени на то, чтобы узнатьправду, остается все меньше.

Военныеследователи, занимавшиеся этим делом, не нашли оснований для возбужденияуголовного дела. Они утверждают, что Алексея никто не бил, напротив, начальствопозаботилось о военнослужащих, выдав им головные уборы и воду. Получается, чтов смерти солдата виноваты погода и его собственный организм, не выдержавшийнагрузки.

«Ситуация оченьподозрительная, – уверен председатель Комитета по социальной защитевоеннослужащих и членов их семей Владимир Симарчук. – И мы должны довестинаши намерения до конца, заставить прокуратуру возбудить уголовное дело поэтому факту».

В эти дни врачиборются за жизнь еще одного солдата. 19-летний парень успел прослужить вуфимском отряде специального назначения всего неделю, а затем попал в больницув тяжелейшем состоянии. Ему пришлось срочно сделать трепанацию черепа. СейчасБулат Шаймарданов находится в стабильно тяжелом состоянии в больнице скоройпомощи №22. По предварительной информации, в этом случае версия избиениявсе-таки не подтверждается. Однако Владимир Симарчук считает, что и здесь виновныеесть. Медкомиссия, которую будущий призывник, как положено, проходил с 15 лет,обязана была провести серьезное исследование. А врачи не нашли у Булата никакихотклонений и отправили служить в спецназ.

Комитетсоциальной защиты военнослужащих и членов их семей продолжает приниматьзаявления от родителей солдат. Близкие просят защитить детей от армейскогопроизвола. 21-летнего Рустама Ахметшина призывная комиссия также призналагодным к службе во всех родах войск. В армию парень ушел 17 июня, попал в Омск,в ВДВ. Сейчас он в госпитале. Мама солдата Рафида Флитовна говорит, чтосын никогда не отличался крепким здоровьем: у парня было высокое давление, онпадал в обмороки. Узнав, что сын в медсанчасти, она отправилась в Омск, ноздесь ее встретили негостеприимно: нагрубили, отказались что-либо рассказыватьо состоянии здоровья пациента. Рустаму нужно пройти военно-врачебную комиссию,которая решит, может ли он продолжать военную службу. Однако пока делозатягивается, а мать даже не может выяснить, что происходит с сыном.

«Сегодня я немогу дозвониться до госпиталя. Последний раз врачи пообещали ВладимируСимарчуку, что я смогу звонить им и узнавать, что происходит с сыном. И вочередной раз обманули. На мои звонки не отвечают. Я уже и смс-сообщениясбрасывала, и пробовала звонить с других сотовых телефонов – бесполезно», –говорит Рафида Флитовна.

А 19-летнийИльгиз Латыпов из Сибая попал к врачам не сразу. Жаловавшегося на головныеболи, тошноту и рвоту парня сначала «лечили» аспирином в части. Потом сказали,что отвезут в госпиталь. Обманули: отвезли в психиатрическую клинику...

И снова никакихизвестий. Родители парня не могут добиться от командования в Хабаровске внятныхответов на свои вопросы. Врачи бросают трубку, матери, попросившей позвать сынак телефону, заявили, что здесь не переговорный пункт. Сам Ильгиз рассказываетродителям крайне мало. Здоровый прежде парень начал заикаться, и мать с умасходит от страха за него.

Армия не спешитраскрывать свои мрачные секреты. То, что происходит на территории воинскихчастей, в большинстве случаев – тайна за семью печатями.

Сокращение срокаслужбы солдат-срочников с двух лет до года вопреки ожиданиям мало что изменилов вооруженных силах. Число случаев неуставных отношений, принуждения кконтрактной службе, побегов и суицидов по-прежнему велико.

ПравозащитникЮлий Рыбаков несколько лет назад назвал российскую армию «злокачественнойопухолью», отметив, что «все в ней пока, как в обществе: несогласным достаетсярасправа, согласным – унижение…» Борьба с армией, как правило, неравная. Ведьвоевать приходится в одиночку с целой системой.

Армия по-прежнемуостается мясорубкой, перемалывающей людей. Чью-то душу она в очередной развыплюнет сломанной…

Фото: Видео Дмитрия ЯНЧЕНКО

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter