Мужчина, до смерти избивший в уфимском клубе «Правда» массажиста, может выйти по УДО

Родственники погибшего рассказали, почему не хотят, чтобы преступник оказался на свободе.

Поделиться

Погибшему участнику драки было 32 года

Уфимец Богдан Жердий, отбывающий срок в колонии Салавата, в скором времени может оказаться на свободе. Богдан сидит по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть» — он один из трех приятелей, которые в клубе «Правда» несколько лет назад избили 32-летнего массажиста Рустема Багаутдинова.

Заключенный Жердий решил воспользоваться своим законным правом и подал прошение об условно-досрочном освобождении. Заседание, где рассмотрят его ходатайство, состоится уже на этой неделе. В случае, если судья встанет на его сторону, общий срок его заключения составит четыре года.

Отец погибшего Амир Багаутдинов вместе с другими родственниками потребовал оставить его за решёткой на весь срок. Но в торжество правосудия семья уже верит слабо.

Громкий процесс

Драка со смертельным исходом произошла на крыльце ночного клуба «Правда» в декабре 2013 года. Трое молодых людей — 19-летний Зураб Давитадзе, 20-летний Мурат Маашев и 21-летний Богдан Жердий — до смерти избили 32-летнего массажиста фитнес-клуба «Барбара» Рустема Багаутдинова.

Доказательством вины молодых людей послужила запись с камеры наружного виденаблюдения. На кадрах четко прослеживалось, как Давитадзе подходит к двум посетителям клуба и перекидывается с ними парой фраз, после чего бьёт одного по лицу. Потерпевший пытается ответить, но удар получается смазанным — кулак приходится по лицу рядом стоящего друга Давитадзе. В результате завязывается массовая драка.

Доказательством послужили записи с камер видеонаблюдения

Доказательством послужили записи с камер видеонаблюдения

Рустем пытался урегулировать конфликт, но драчуны втянули в потасовку и его. В какой-то момент обидчики накинулись на Рустема втроем.

С тяжелейшими травмами его доставили в городскую больницу № 21, где через две недели он скончался, не приходя в сознание.

— Судмедэксперт сообщил, что на теле моего сына «не было живого места», — вспоминает отец погибшего. — Просто в фарш его превратили. Мы считаем, что это было преднамеренное убийство по предварительному сговору.

Приговор трём друзьям вынесли в октябре 2014 года в Октябрьском райсуде Уфы. Зурабу дали десять лет лишения свободы, Мурату — девять, Богдану — за помощь следствию и раскаяние — семь. Позже Верховный суд республики снизит срок Жердию — до шести лет.

Поход в ночной клуб закончился для трёх молодых людей проблемами с законом

Поход в ночной клуб закончился для трёх молодых людей проблемами с законом

Жизнь разделилась на до и после

По словам отца Рустема, после смерти сына жизнь его семьи изменилась бесповоротно.

— Пятнадцать лет назад у супруги диагностировали рак. С болезнью мы справились, но когда Рустема не стало, на нервной почве у неё случился рецидив, она стремительно похудела, сейчас от нее осталась лишь тень. Меня тоже здоровье подводит: в прошлом году попал в больницу № 21, в то самое реанимационное отделение, где две недели умирал наш сын. Все шесть дней, что я там находился, супруга была рядом. Всё всплывает перед глазами: как врачи катят каталку с Рустемом, у него тогда уже отказали органы, а мы ничем не можем ему помочь, — говорит Амир. — Мы были с ним, когда он умер. В 3:15. У матери до сих пор часы в изголовье кровати показывают это время — в память о нём.

Супруга Юлия, с которой Рустем в тот злополучный вечер отмечал годовщину свадьбы, снова вышла замуж, во второй раз стала мамой. По словам бывшего свёкра, женщина, которая считается потерпевшей стороной по делу, также подписала ходатайство об отказе в удовлетворении просьбы об УДО.

Просьба родственников

Действительно, по закону заключённый имеет право на условно-досрочное освобождение. Но при определённых условиях: например, за хорошее поведение и отбытие двух третей срока. Но родственники погибшего — отец, мать, брат и сестра — против такого развития событий.

— Жердий и так получил меньше всех. Но ведь вполне возможно, что именно его удар оказался для моего сына смертельным, — считает Амир Багаутдинов. — Боюсь, что он может стать «первой ласточкой» — через год возможность ходатайствовать по УДО появится у Маашева, а потом и у Давитадзе. Выпускать его нельзя, чтобы неповадно было другим.

Прокурор ходатайствовал о 26 годах заключения на троих, но срок скостили

Прокурор ходатайствовал о 26 годах заключения на троих, но срок скостили

Извинений, со слов отца погибшего, родные так и не дождались.

— На суде все трое признали свою вину «частично». Жердий даже попросил прощения, но сделал это на камеру, чтобы выглядеть белым и пушистым. За четыре года он не позвонил и не написал нам ни слова извинений, — сокрушается Амир.

По словам мужчины, родителей потерпевшими в этом деле не считают, но он надеется, что их просьбу всё равно не оставят без внимания.

— Всё зависит от судьи. Начальник колонии подписал ходатайство Жердия, значит, тот вёл себя хорошо и имеет все шансы выйти на волю. В любом случае, какое бы решение в суде не приняли, у нас есть десять дней на апелляцию, — говорит отец погибшего мужчины.

Родственники на связь не вышли

Увы, выйти на связь с родными осужденных парней либо с их адвокатами и узнать их версию тех трагических событий пока не получилось, сколько мы ни старались.

Впрочем, не вышли они на контакт и четыре года назад, после смерти Багаутдинова. Тогда мать Давитадзе общаться с журналистами отказалась наотрез.

— Мне сейчас и без вас тяжело, — всхлипнула женщина в домофон и бросила трубку.

Единственным, кто высказался по поводу Давитадзе, и даже встал в каком— то смысле на его защиту, был тренер парня по греко-римской борьбе. Он уверял, что у мальчишки и его друзей наверняка не было намерения кого-то убивать.

За остальных же участников смертельной потасовки — Маашева и Жердия — слова так никто и не замолвил.

Мы не теряем надежды все же пообщаться с законными представителями парней и отразить их мнение.

На оглашении приговора плакали и мать погибшего, и матери осуждённых

На оглашении приговора плакали и мать погибшего, и матери осуждённых

Компетентно

— В данном случае заключённый отсидел достаточно, чтобы ходатайствовать об УДО, — говорит адвокат Роман Петров. — При соблюдении нескольких условий — а они в последние годы были ужесточены, заключённый имеет полное право написать такое прошение. В список требований входит: отсутствие нарушений за время пребывания в колонии, положительная характеристика от начальника тюрьмы, выплата всей суммы компенсации потерпевшей стороне. Государство поместило его в тюрьму, чтобы дать ему возможность перевоспитаться. Поэтому, если видно, что преступник действительно раскаялся, суд встаёт на его сторону.

По словам адвоката, в десятидневный срок после вынесения решение суда можно обжаловать. Потерпевшая сторона имеет возможность подать апелляцию, затем — кассационную жалобу, обратиться в вышестоящие инстанции в Москве или написать заявление прокурору района с просьбой не поддерживать прошение об условно- досрочном освобождении заключённого.

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!