СЕЙЧАС +14°С

«Немногие рискнут говорить открыто, потому что останутся без работы»: интервью с уволенным из-за забастовки в Башкирии медиком

По словам фельдшера, устроиться он пока никуда не может, но ни о чем не жалеет

Рамиля Резяпова и двух его коллег уволили после объявления об итальянской забастовке

Рамиля Резяпова и двух его коллег уволили после объявления об итальянской забастовке

Поделиться

Забастовка работников скорой помощи в Ишимбайском районе Башкирии закончилась увольнением, по сути, не успев начаться. Они заявляли, что с 4 февраля будут выходить на смену строго по инструкциям без переработок, но уже 5 числа лишились работы. Мы поговорили с их представителем, уже бывшим заведующим скорой Рамилем Разяповым — что он собирается делать и не жалеет ли о выступлении против руководства. Публикуем интервью с медиком сегодня, 8 февраля, на UFA1.RU.

Разяпов — уроженец Стерлитамака, в местном медицинском колледже получил образование, отработал несколько лет и перевелся в Ишимбай. Он живет с женой и двумя несовершеннолетними детьми, единственный работающий в семье человек. По словам медика, проблемы в системе здравоохранения наблюдались давно, но все эти годы он терпел, пока стало совсем невмоготу.

— Еще в 2020 году мы судились по ковидным выплатам, прокуратура нас поддержала, и через суд мы своего добились. Тогда же мы в течение двух лет обращались к главному врачу, потому что у нас сократили две машины и осталось всего пять, а работали по одному фельдшеру в бригаде. Мы просили, чтобы вернули две машины и установили доплату за переработку оставшихся фельдшеров, — рассказал UFA1.RU Рамиль.

По его словам, подобная ситуация происходит в других городах республики, а также всей России. Фельдшеры выполняют работу за двоих, но оплата не соответствует их труду.

— Почему мы работаем за кого-то, план выполняем, а денег за это нет? — возмущается Разяпов. — За полтора года у нас уволились 15 фельдшеров, а замены никакой не было. Ставка по высшей категории — 28 тысяч рублей. Зарплата складывается из нее и того, что ты наработаешь сверх ставки. У кого-то выходило 30 тысяч рублей, у кого-то — 35, у кого-то — сорок. Для примера, молодые специалисты на полторы ставки больше 30 тысяч в месяц не зарабатывают, на две ставки — больше 35 не получит. Работали мы два через два: смена днем по 12 часов, смена ночью, потом отсыпной и выходной. Почти всё время проводим на работе, на семью остается совсем чуть-чуть. Но что делать, надо же как-то зарабатывать.

Обращение к руководству положительных результатов не принесло. По сути, медикам ответили уже крылатой фразой: «Денег нет, но вы держитесь». Тогда они решили действовать через правоохранительные органы, но и это не помогло.

— Нам ответили, что денег нет, зато есть кредиторская задолженность, так что о привлечении кадров, повышении зарплат и тем более возврате машин речи быть не может, — рассказал медик. — В декабре 2021 года мы обратились в прокуратуру, пришел ответ, что это не их зона ответственности, нужно идти в инспекцию по труду. После этого коллектив начал возмущаться: пишем-пишем, а ничего не происходит. В январе решили привлечь внимание вышестоящих чиновников. Отправили обращения куда только возможно: и президенту России, и Минздраву, и администрации города.

После заявления ишимбайских медиков в район выехала замминистра здравоохранения Гульнара Зиннурова. Она должна была выяснить претензии, после чего урегулировать ситуацию. Вскоре в район прислали студентов медколледжей и БГМУ.

— 21 января к нам приехали представители Минздрава, но ничего конкретного не сказали. Сказали, что всё проверят и ответ дадут. До 4 февраля ничего предпринято не было. В начале месяца прислали студентов, но как ими можно заменить дипломированных специалистов? Если бы они могли выезжать по одному на вызов, это, может быть, и помогло бы, но они как волонтеры ездили с фельдшером на вызов. Они могут что-то принести-унести, температуру и давление померить. В серьезной ситуации они не справились бы. Мы до 4 февраля работали, а 5-го нас уволили, — сообщил Рамиль Разяпов.

Руководителя профсоюза «Действие» Антона Орлова, который помогал ишимбайским медикам, объявили фигурантом уголовного дела о мошенничестве. Сам он отверг обвинения и отметил, что до объявления забастовки числился лишь свидетелем

Руководителя профсоюза «Действие» Антона Орлова, который помогал ишимбайским медикам, объявили фигурантом уголовного дела о мошенничестве. Сам он отверг обвинения и отметил, что до объявления забастовки числился лишь свидетелем

Поделиться

По его словам, причины для увольнения были выбраны несправедливые. Но, признает медик, начальство всё очень ловко провернуло.

— Двоим моим коллегам выставили прогулы. Им по почте России отправили письма с приказом выйти на работу. Они [руководство] потом показывали, что звонки делали с телефонов, исходящие видно было, но уволенные рассказали, что им звонили и сбрасывали, а когда они перезванивали, то на том конце просто молчали в трубку. Со мной было по-другому. Я отработал в ночь с 4-го на 5-е, благополучно сдал смену утром и ушел на отсыпной. После позвонил главврач, попросили прийти, чтобы решить вопрос. К этому времени моих коллег тоже вызвали. В кабинет входили по очереди, а выходили уже с трудовыми книжками уволенными. Мне сказали, что я работал в неукомплектованной машине — без дефибриллятора. Я попытался объяснить, что он был, просто заряжался. В начале смены у меня про это никто не спрашивал, в конце — тоже. Дождались, когда я уйду, через минут сорок осмотрели машину и нашли, что предъявить, — рассказал Рамиль.

Он рассказал, что вместо того, чтобы писать объяснительную, попросил для начала предоставить ему претензии в письменном виде. Главврач счел это отказом от объяснений и выложил на стол приказ об увольнении. После этого Разяпов с коллегами пошел в прокуратуру. Они надеются, что смогут остаться в медицине.

— Как раз сейчас юридическая служба занимается подготовкой иска. Я намерен продолжать работу в медицине. Я с 2019 года работал в Ишимбайской ЦРБ, до этого работал в Стерлитамаке, всего 19 лет в медицине. Другая моя [уволенная] коллега отработала 20 лет, еще одна — 10. Куда нам еще? Если бы я был молодой, 20-летний парень, может быть, я бы куда-то сорвался в другую сферу. Но у меня семья, дети, кредиты. Но я не жалею, что выступил: проблема же существует, надо было ее озвучить. Жена тоже понимает, в каких условиях я работал. Но есть волнение, что я совсем без работы остался. Я один зарабатывал, жена-то в декрете, двое детей 4 и 2 лет, кредиты, как у всех. Куда я пойду сейчас работать, пока не знаю. Но надо что-то срочно придумать, — признался медик.

Многие жители Башкирии поддержали медиков, однако были и те, кто возмутился: как можно было уйти с работы в период пандемии коронавируса. В ответ на это Рамиль подчеркивает, что никто и не пытался отлынивать — просто требовали к себе достойного отношения и нормальных условий труда.

— Пандемия длится уже два года, и все эти два года мы работали и сейчас не отказываемся работать. Наша забастовка — итальянская, это не отказ от работы, мы лишь сказали, что будем работать лишь по тем инструкциям, которые не мы выдумали, а министерство. Кто-то говорит, что виноваты мы, а в других городах никто не выступает. А вы проверяли? Проведите анонимный опрос, довольны ли там медики. Но только анонимно, немногие рискнут говорить открыто, потому что люди боятся остаться без работы, — считает медик.

Ранее министр здравоохранения Башкирии Максим Забелин заявил, что все нормативы по условиям труда в Ишимбайском районе для медиков соблюдены. Подробнее о его мнении насчет забастовки читайте в материале UFA1.RU.

По теме

  • ЛАЙК13
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ6
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter