Все новости
Все новости

«Только тебя, Дусёк, с детьми защищаю»: в День Победы вспоминаем, какими были годы войны для семей из Уфы

Герои этих историй снабжали фронт рыбой, перевозили секретные документы и взрывали танки

Эти люди защищали Отечество

Эти люди защищали Отечество

Поделиться

Фронтовые письма, ордена, пожелтевшие фотографии и память поколений — вот те крупицы, из которых собираются в единый пазл семейные истории о Великой Отечественной войне. Со Дня Победы прошло 77 лет, и заставших 9 мая 1945 года вживую осталось не так много. Большинство уже не ходит на парады, а принимает гостей дома, надевая лучшие наряды. А те, кого нет в живых, выходят на улицы города, но уже в «Бессмертном полку». Война действительно коснулась каждого, и история одной семьи наверняка найдет отклик в другой. В те годы столица Башкирии была одним из тыловых центров, уфимцы рассказали, как Великая Отечественная затронула их семьи.

«Всё, что знали, рассказывали тыловики и журналисты»


— Отец мужа, Дмитрий Фролович Зимин, ушёл в армию в 1938-м, а вернулся в 1946-м, прошел финскую, Великую Отечественную, русско-японскую войны. Во Вторую мировую стал солдатом морской пехоты, лежал в госпитале с ранением в легкое, а как поправился — снова на передовую, — рассказывает Ольга Зимина. — В это время его жена, Евдокия Михайловна, жила в деревне Купоярово на берегу озера Асылыкуль. Наравне с другими женщинами работала в рыболовецкой бригаде, они рыбачили круглый год, в любую погоду, потом улов солили, замораживали и отправляли в город и на фронт. Озеро в прямом смысле кормило людей.

Рыболовецкая бригада на озере Асылыкуль

Рыболовецкая бригада на озере Асылыкуль

Поделиться

Жила Евдокия Михайловна с мамой и маленькой дочерью Ириной, а во время Второй мировой они взяли под опеку четверых детей ее сестры — она умерла еще до войны, а их отец ушел на фронт.

Евдокия и Дмитрий Зимины до войны

Евдокия и Дмитрий Зимины до войны

Поделиться

— Дед остался единственным родителем в семье, и его не должны были забирать, но прокормить четверых детей было тяжело, а зажиточные соседи предложили взять всех под свое крыло, если он пойдет на фронт вместо их сына, — вспоминает Юрий Романов. — Ему дали коня и отправили воевать. Он попал в дивизию к генералу Шаймуратову, в последнем письме писал, что болеет, а потом пропал без вести. Только несколько лет назад мы узнали, что он погиб при форсировании Днепра. Соседи тогда обещание не сдержали и выгнали детей, похоронку они не получили, поэтому остались без какой-либо поддержки, после этого их и приютила семья бабушки Дуни.

Когда Дмитрий Фролович вернулся с войны, детей поднимали все вместе, а через год родился еще один сын — Иван. Игрушек не было, их заменили отцовские награды. Некоторые просто дарили другим детям, так что вся деревня бегала с медалями — это было своеобразной передачей памяти другому поколению.

— Маленькие были, не особо интересовались войной. Когда Иван Дмитриевич был старше — спрашивал у отца, но он ничего не рассказывал. Только одно говорил: война — это большая грязь, — вспоминает Елена Романова. — Ветераны вообще были скупы на истории, всё, что знали, рассказывали тыловики и журналисты. Баба Дуня спрашивала у деда Мити, как он жил на войне. Говорил: «Да как жили. Грязь, сырость, холод, мрак. Только были минуты, когда в землянке сидишь, письма пишешь, песня играет — бьется в тесной печурке огонь. Думал о том, что только тебя, Дусёк, с детьми защищаю, поднимать их надо. Каждый знал, что за свою семьи воюет».

Позже семья Дмитрия Фроловича и Евдокии Михайловны переехала в Давлеканово. Там на домах ветеранов были звезды — знак, что здесь живут участники войны. А на месте старого дома в Купоярово сын Иван построил новый дом, который до сих пор является местом сбора всей семьи.

— Каждый год 9 мая мы с семьей приезжали к ним в гости в Давлеканово, — рассказывает Ольга Зимина. — Отец (свекр) доставал ордена, прикалывал на костюм, мы провожали его на митинг, посвященный Дню Победы. В парке собирался весь город, ветераны были на трибуне, ордена блестели. Казалось, что два солнца присутствуют на празднике: одно на небе, другое — на земле. Даже после того, как родители мужа ушли от нас, мы сохраняем традицию, и кто-то из семьи обязательно приезжает к ним 9 мая, но уже на кладбище.

«Мясорубка была, как обычно»


— Отца, Ивана Георгиевича Ефимова, призвали на службу в 1938-м. Они с мамой, Анной Андреевной, уже были женаты, и до начала Великой Отечественной она везде ездила за ним. Потом в Уфе она трудилась в тылу, была врачом-инфекционистом, а папа — капитаном. Кроме ордена Красной Звезды и медали «За победу над Германией» у него есть медаль «За победу над Японией». Когда спрашивали, как было на войне, отвечал сухо: «Мясорубка была, как обычно», — вспоминает Галина Ефимова. — Переезжала семья часто, раз 30. После Сахалина вернулись в Уфу, тут уже родилась младшая дочь — я. Помню, у отца было очень много медалей, мы с братом цепляли их на свитера и ехали кататься на лыжах. Мне лет 10–12 было, думала, чего они без дела лежат. Свекр тоже рассказывал про свою службу. Он военным водителем был и дважды попадал под бомбардировку. Оба раза успел выпрыгнуть из машины, поэтому вернулся домой живым.

— Маме, Тамаре Дмитриевне, было 14, когда началась война. Доучиваться в школе не пришлось, пошла работать: корчевала пни, очищала места для подсобного хозяйства и выращивания овощей. Через полтора года она нашла курсы бухгалтеров, отучилась и устроилась работать в контору, — рассказывает Татьяна Кошкина.

Тамара Дмитриевна Сапронова на встрече 9 мая

Тамара Дмитриевна Сапронова на встрече 9 мая

Поделиться

Семья Тамары Дмитриевны тогда жила в Комсомольске-на-Амуре, поэтому девушкой она пережила две войны: Великую Отечественную и русско-японскую. В автобиографии она писала, что часто приходилось дежурить на крышах, ходить по поселку и проверять светомаскировку, работы всегда хватало.

— Каждое 9 мая мама очень ждала открытки, говорила, что ее президент поздравил, — вспоминает Татьяна Кошкина. — Отец, Борис Михайлович Герасименко, был призван в Красную Армию в 1942-м после окончания школы. За годы службы получил медаль «За отвагу» как командир отделения автоматчиков в составе 58-й стрелковой дивизии, орден «Красной звезды» за уничтожение двух танков, прошел через всю Украину до Польши, был ранен, а после возвращения из санбата в составе той же дивизии прошел Германию. Мы, бывало, не верили его историям, любил он приукрашивать. А потом документы нашли, приказы, карту боевого пути увидели.

Фирдаус Ибрагимовна Хамидушина на 9 мая

Фирдаус Ибрагимовна Хамидушина на 9 мая

Поделиться

— Для родителей 9 Мая был святым праздником. Я работала в школе учителем музыки и каждый год на праздник проводила уроки с творческими выступлениями, а на круглые даты — 55, 60, 65 лет Победы вместе с учениками устраивала встречи с ветеранами. Приглашала своего отца, Ширката Шакировича Хамидушина, готовили вместе сценарий. Он играл на мандолине, на баяне, дети пели песни, читали стихи. Ему во время войны 16–17 лет было, в таком юном возрасте стал летчиком. Рассказывал школьникам о своем пути, о военном времени — это был мороз по коже. Приглашала еще его друга — узника концлагеря, но он отказался участвовать, сказал, что не сможет вспоминать об этом без слёз, — поделилась Лилия Хамидушина. — А мама, Фирдаус Ибрагимовна, сначала работала в госпитале, а потом в спецсвязи, возила секретные документы и продуктовые карточки. Часто приходилось ходить пешком, даже через леса. На такие случаи для самозащиты выдавали пистолет. Но, к счастью, мама так ни разу им и не воспользовалась.

Встреча со школьниками в честь <nobr class="_">55-летия</nobr> Победы

Встреча со школьниками в честь 55-летия Победы

Поделиться

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter