Все новости
Все новости

Очевидец из Уфы о горящем Нотр-Дам де Пари: «Я был заворожен и ничего не понимал. Боль пришла позже»

Наш земляк, поэт Александр Радашкевич стал невольным очевидцем пожара

Как признался Александр, он не верил в происходящее, как и все вокруг

Как признался Александр, он не верил в происходящее, как и все вокруг

Поделиться

Всю ночь 16 апреля в Париже тушили собор Парижской Богоматери. Невольным очевидцем пожара стал уфимец Александр Радашкевич — поэт, эссеист, прозаик, живущий ныне в Париже.

По словам земляка, трагедия, которую многие уже окрестили «гибелью истории Европы», произошла буквально у него на глазах. Вот как он рассказал о ней у себя на странице в соцсети.

— Сегодня был прекрасный солнечный день, +18 °С. Я показывал другу-немцу старинный Ботанический сад, потом какими-то кругами вышли к Сене, спустились и пошли по нижней набережной. Подойдя к Нотр-Дам, я подумал, что уже поздно и можно где-то поужинать. Было около семи, и я предложил присесть на пять минут на каменную скамью напротив собора, у воды...

Какие-то японские молодожены, невеста с огромной белой юбкой-колоколом, позировали своему фотографу. Я поднял глаза и заметил маленький дымок под шпилем. Под ним уже давно были леса, и мы решили, что это связано с работами по реставрации. Но вскоре дым пожелтел, загустел, поднялся вверх, и показалось пламя изнутри. Я не верил своим глазам... 

Полиция быстро эвакуировала всех на верхнюю набережную, и через час я увидел, как рухнула кровля XIII века, а потом и сам 90-метровый изящный шпиль. Гигантская толпа, охающая и ахающая на всех языках мира, разнесла нас с другом в разные стороны, как в песне Пиаф La foule. Пламя и клубы черного дыма высоко вздымались в небо, и золотое закатное солнце как бы зависло, прощаясь с Нотр-Дам.

Через полтора часа, чтобы не видеть, как гибнут большие окна-розы с драгоценными витражами, впитавшими в себя свет и тьму стольких утекших веков, я с большим трудом выбрался из толпы и побрел к метро. А навстречу мне бежали к Сене парижане с потрясенными лицами... Мыслей не было. Я был заворожен, ничего не понимал и не верил, как и все вокруг. Боль пришла позже. Дома я узнал, что сокровищница была спасена вместе с терновым венцом Господа нашего Иисуса Христа.

Александр Радашкевич родился в семье офицера. Вырос в Уфе. В 1970-е жил и работал в Ленинграде. Эмигрировал в США в 1978 году. Работал в библиотеке Йельского университета. В 1984 году перебрался в Париж, где работал в еженедельнике «Русская мысль», в 1991–1997 годах был личным секретарём Великого князя Владимира Кирилловича и его семьи, которую сопровождал во время более чем 30 визитов в Петербург, Москву и по всей России, а также Грузии, Украине и европейским странам.

Образ связан с восприятием Парижа


Собор Нотр-Дам де Пари — один из первых готических соборов в столице Франции — был построен по инициативе парижского епископа Мориса де Сюлли в период 1163–1345 годов. Алтарная часть освящена в 1182 году.

Образ этого собора неразрывно связан с восприятием Парижа. В XIX веке власти города хотели разрушить собор. Но роман Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери», опубликованный в 1831 году, не только спас историческое здание, но и прославил его на весь мир.

Если вы стали очевидцем ЧП, присылайте свои сообщения, фотографии и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101–84–78.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter