22 июня вторник
СЕЙЧАС +32°С

Спасибо, диабет! Честный рассказ парня о том, как он обманул свой диагноз

Уфимец Роберт Мансуров рассказал, как 6 лет живет с помпой и почему инсулинозависимый диабет — не приговор

Поделиться

Специально для нашего материала Роберт устроил <nobr class="_">фотосессию —</nobr> бросил вызов сахару

Специально для нашего материала Роберт устроил фотосессию — бросил вызов сахару

Поделиться

Свой диагноз «диабет» Роберт узнал в 17 лет, когда заканчивал школу. Поначалу он ничего не знал об этой болезни, подумал, она смертельная. Затем воспринял ее как знак, что пора менять отношение к здоровью. Теперь же, спустя 6 лет, он уверен: диабет сложно назвать болезнью, это скорее про образ жизни. Роберт поделился с UFA1.RU тем, как живет человек с сахарным диабетом первого типа с инсулиновой помпой. Подробнее — в материале.

«Стресс на нервной почве или вирусное — никто не знает»

По словам Роберта, хотя и существуют предпосылки к сахарному диабету первого типа, абсолютно любой, даже здоровый человек, им может заболеть.

— Суть заболевания в том, что в поджелудочной железе исчезли клетки, которые вырабатывали инсулин. Они умерли вследствие аутоиммунного инцидента в организме. Стресс на нервной почве или вирусное — никто не знает, — говорит Роберт.

Диабет у Роберта начал развиваться, когда он заканчивал школу и сдавал экзамены. С апреля по июнь появились симптомы, которые он «упорно не замечал»: Роберт стал сильно утомляться, худеть, пить много воды и часто бегал в туалет. Также у него появилась отечность кожи.

Из-за экзаменов он не хотел тратить время на врача и обратился в поликлинику только спустя 3 месяца, после сдачи ЕГЭ. Анализ крови показал 25 моль/л сахара при условной норме 4–6 моль/л натощак. Роберта попросили повторно сдать анализ, а после ехать в больницу.

— У меня тряслись руки. Естественно, я немного переживал, потому что везут в больницу. Ничего хорошего это не сулило, — признаётся Роберт.

В больнице врач сообщил, что у Роберта диабет первого типа — инсулинозависимый.

— Чуть не заплакал — думал, смертельное заболевание какое-то. То есть понимания никакого не было. Я не был знаком с этим заболеванием, ни одного знакомого не было с диагнозом сахарный диабет, — рассказал Роберт.

Помпа настолько мала, что умещается на ладошке 

Помпа настолько мала, что умещается на ладошке 

Поделиться

«Понял, что в целом все болезни от нервов»

Почему развилось заболевание у Роберта — никто не знает. По его словам, ЕГЭ его не сильно волновал: он учился в авиационном лицее № 153, имел несколько дипломов с олимпиад и ему было достаточно набрать 65 баллов, чтобы поступить в любой вуз — от Уфы до Москвы. Из диабетиков в семье лишь дальний родственник, а сам Роберт серьезным ничем не болел, разве только ОРВИ.

Следующие две недели Роберт провел в больнице, покинул ее только раз — на выпускной. В палате он учился жить с диабетом: измерять сахар в крови, считать углеводы, вкалывать инсулин.

— Изначально тяжело, ничего не понятно, страшно, если сделаешь что-то не так. Потом, со временем начинаешь чувствовать свой организм, — рассказал Роберт. — Хорошо, что я крови не боюсь, ведь нужно постоянно делать себе анализ крови на инсулин. С нами в больнице была девушка: когда она впервые сделала себе тест, упала в обморок.

Осложнения у Роберта были минимальные, и ему не выдали инвалидность, которая могла бы компенсировать расходы по болезни. Из последствий высокого сахара в крови — только потеря 10 килограммов веса: из-за того, что инсулин больше не расщеплял углеводы до глюкозы, организм для пополнения энергии начал расщеплять жиры.

Роберт принял диагноз и решил осознанно относиться к пище. Он выяснил, что ему можно есть и в каком виде, а чего нет, стал контролировать количество съеденного: ограничений в еде по большому счету и нет, можно всё, но в меру. Роберт сознательно перешел на низкоуглеводную диету и занялся спортом, чтобы поддерживать организм в тонусе.

— Суть в чём. Во-первых, рекомендации по образу жизни при диабете, по-хорошему, любому взрослому человеку стоит выполнять. Есть меньше жирного, меньше жареного, меньше соленого, меньше мучного, сладкого, заниматься спортом, — говорит Роберт.

Роберт практически отказался от продуктов с быстрыми углеводами — печенья, конфет, мороженого, сладких газировок. Но если, например, очень хочется съесть кусок торта, можно после этого ввести больше инсулина. Но проще не есть эти 80 грамм углеводов. Он перешел на нежаренную пищу, постную говядину, курицу, отказался от жирной свинины. Роберт отдал предпочтение крупам, овощам, фруктам и молочным продуктам. Он начал взвешивать еду, чтобы узнавать количество углеводов для правильной дозировки инсулина.

Уже через год Роберт привык к такому образу жизни, и ему казалось нормальным считать всё, что он употребляет в пищу. Он полностью пересмотрел свое отношение к здоровью.

— Я не задумывался, как я живу, как со своим организмом поступаю. Наверное, в тот момент, в 17 лет, я был более впечатлительным и немного символистом. Я воспринял, что это знак для меня. Я же мог какое-то более страшное заболевание получить — не знаю, опухоль или еще что-то. А мне как будто просто предупреждение дали, что я неправильно живу, — считает Роберт. — С возрастом, конечно, как-то более спокойно стал к такому относиться. Вообще я ко всему стал в жизни спокойнее относиться, потому что понял, что в целом-то все болезни от нервов.

Диагноз не мешает Роберту заниматься спортом

Диагноз не мешает Роберту заниматься спортом

Поделиться

«Замерять сахар нужно чем чаще, тем лучше»

Сейчас Роберт работает, занимается спортом. Но за питанием по-прежнему тщательно следит. Полгода назад он начал также подсчитывать калории, нутриционный состав продуктов (количество и соотношение белков, жиров и углеводов) в приложении на телефоне. Сейчас он употребляет 1700–2200 калорий в день, старается есть меньше жиров, углеводов, но больше белков.

Роберт регулярно измеряет уровень сахара в крови: прокалывает палец и делает замеры — чем чаще, тем лучше. Показания снимает обычно до еды или после (если съел что-то, в чём не уверен), а также после тренировок — во время них сахар в крови снижается. Инсулин в его организм подает помпа — специальный механизм, который присоединен к телу и непрерывно вливает в него препарат.

Сам инсулин выдается государством. За рецептом на него люди приходят к эндокринологу. Проблем с доставками этого препарата у Роберта не возникало. За несколько лет в госаптеке всего пару раз не было инсулина. Обычно количество препарата учитывается исходя из числа диабетиков. Однако ампулы продаются и в обычных аптеках. Роберт покупает французский инсулин: пачка с пятью ампулами по 3 миллилитра стоит 2,5 тысячи рублей. Хватает на месяц. В день уходит примерно 0,5 миллитра.

Экстренных случаев, например, с потерей сознания, не было. Единственное, пару раз, когда он находился вне дома, у него заканчивался инсулин. В таком случае он либо возвращался домой, либо ходил с высоким сахаром. Один день — не смертельно: появляется только небольшая вялость и жажда. Роберт также вполне спокойно уезжал в поход, просто брал с собой расходники для помпы. А чтобы инсулин находился в холодном состоянии, купил в аптеке термопакет.

От конфет Роберт отказался. Совсем. Но не испытывает по этому поводу ни малейшего сожаления

От конфет Роберт отказался. Совсем. Но не испытывает по этому поводу ни малейшего сожаления

Поделиться

Помпа по цене подержанной иномарки

Изначально Роберт использовал для введения инсулина шприц-ручки с одноразовыми иглами. Но в вузе он познакомился с девушкой с сахарным диабетом первого типа, которая поставила себе помпу благодаря помощи благотворительного фонда. Роберт понимал, что своими силами ему помпу не приобрести: он вырос в малообеспеченной семье, мама — инвалид 3-й группы, пенсионер, сам он студент, — и обратился в эту организацию. Помпу ему поставили через пару недель.

Благодаря помпе в организм Роберта поступает точно отмеренное количество инсулина. Ее шаг составляет до 1/100 единицы инсулина, у шприц-ручки — 0,5. Также, используя помпу, не нужно делать много инъекций и вводить два типа инсулина, как это происходит при помощи шприц-ручки. Первый тип инсулина должен действовать постоянно, уколы второго делают после приемов пищи. Помпа же сама вводит препарат в нужном количестве и тем самым имитирует работу поджелудочной железы.

Прибор состоит из нескольких частей. Есть канюля — игла, которую нужно вставлять в тело. Для присоединения канюли хорошо подходят места со скоплением подкожного жира: плечо, живот, бедро. Каждый раз желательно выбирать новое место, чтобы не образовались уплотнения на коже — они препятствуют эффективному всасыванию препарата. Есть катетер — трубка, по которой течет инсулин. И сам прибор со сменными инсулиновыми картриджами. У Роберта еще имеется пульт для помпы.

За помпой нужно ухаживать, поддерживать ее в чистоте, менять батарейки, расходники (игла, трубка, картриджи, тест-полоски для глюкометра), сам инсулин. Этот прибор Роберт носит постоянно с собой. Но помпа не особо мешает ему даже при занятиях спортом — он просто кладет прибор в карман. Во время душа помпу лучше отсоединить, хотя она и имеет влагозащиту.

У аппарата есть и минус — длинный катетер, который может цепляться за вещи. Также само по себе ношение помпы выдает диабетика. Когда человек использует шприц-ручки, знакомые могут не догадываться, что у него заболевание.

— Но если у диабетика помпа, то возникнут вопросы. Сложности могут появиться у подростков с их ранимой самооценкой, у детей из-за насмешек сверстников, — говорит Роберт.

Помпа стоит как неплохая подержанная иномарка — порядка 200 тысяч рублей, ежегодные расходники на нее обходятся в 120 тысяч. Сколько лет служит помпа, Роберт не знает, но механизм считается надежным. Вообще гарантия прибора — 5 лет. У Роберта через 4,5 года начала залипать боковая кнопка, и ему выдали новый прибор. Если помпа сломается спустя 5 лет и починить ее будет невозможно, он вернется на шприц-ручки.

«Детям может быть сложно из-за насмешек»

По словам Роберта, сейчас диабет первого типа практически неизлечим, но с ним можно жить. Проблемы же случаются, если не следить за питанием, количеством сахара в крови, инсулином.

— Диабет больше страшен своими осложнениями, — говорит Роберт.

По его словам, из-за повышенного сахара чаще всего страдают ноги, в которых он откладывается, и глаза — слабеют сосуды. При серьезных осложнениях можно лишиться конечностей и зрения. Также диабет проявляет и хронические заболевания, к которым человек предрасположен. И тяжело, например, в данном случае с маленькими детьми, которые еще не сознательны.

— Наверное, важно объяснить ребенку, что это не страшно — жить с диабетом, это не смертельно, и с этим нужно учиться жить, — советует Роберт. — От этого, собственно, зависит будущее, состояние здоровья, успешность, состоятельность — абсолютно всё в жизни.

Роберт считает, что в детском возрасте возможны еще насмешки сверстников, поэтому важно проконтролировать этот процесс со стороны родителей или школы. Однако сам Роберт не испытывал какого-то негативного отношения к себе из-за болезни. Да, друзья могут пошутить над ним, а у новых знакомых или девушек диагноз может вызывать удивление или сочувствие. Но в целом болезнь не влияла на его отношения с близкими.

— Я даже сейчас могу считать себя в целом здоровым человеком. Это сложно назвать болезнью. Это как образ жизни. Многие диабет так называют, кто также имеет отношение к заболеванию. У меня давление всегда 120 на 80, других хронических заболеваний (остеохондрозов, артрозов) у меня нет, — признаётся Роберт. — Я, в принципе, имею хороший иммунитет, редко болею, в том числе потому что сейчас слежу за здоровьем, занимаюсь спортом регулярно. На это меня подвигло в том числе и то, что у меня диабет.

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Уфе? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...