15 июля среда
СЕЙЧАС +25°С

«Все тело было нашпиговано битым стеклом»: врач — о железнодорожной катастрофе под Уфой

Очевидцы трагедии рассказали о том, что видели, спустя 31 год

Поделиться

Медику было 35 лет, когда произошла катастрофа

Медику было 35 лет, когда произошла катастрофа

Взрыв двух составов под Уфой на перегоне Аша — Улу-Теляк стал самой масштабной железнодорожной катастрофой в Советском Союзе и России. Ранним утром 4 июня 1989 года уфимцы проснулись от рокота вертолетов, которые привозили на площадь за Госцирком пострадавших. Врач из Башкирии Рашит Гадеев, который тогда работал больнице Аши и принимал покалеченных людей, рассказал, что происходило в стенах медучреждения.

Поздним вечером 3 июня 1989 года произошла разгерметизация трубопровода Сибирь — Урал — Поволжье. Несколько часов сжиженный газ накапливался в низине около железнодорожных путей недалеко от станции Аша на границе Челябинской области и Башкирии. Ранним утром 4 июня газ детонировал в момент прохождения двух пассажирских поездов № 211 Новосибирск — Адлер и № 212 Адлер — Новосибирск. Они не должны были встретиться в точке, где скопился газ, но оба шли с роковым опозданием. В результате взрыва семь вагонов уничтожило сразу, 11 сошли с рельсов, ещё 27 обгорели. На месте было обнаружено 258 тел, а общее число жертв, по разным оценкам, составило от 575 до 645 человек, среди которых большинство были дети.

«Около трех утра диспетчер вызвал на работу»

По воспоминаниям Рашита, вечер 3 июня 1989 года был приятным — в городе праздновали Сабантуй, он сам только отработал смену в больнице и отправился домой.

— Я лег спать и услышал легкий стук — подумал, что кто-то на балконе. Посмотрел — никого нет, а балконная дверь открылась. Машины начали ездить. Накануне был Сабантуй, я подумал, наверное, люди продолжают отмечать, и опять уснул. Где-то около трех утра диспетчер со словами: «Авария в Улу-Теляке» вызывал на работу, — вспоминает Рашит.

В двух пассажирских поездах ехали почти 1300 человек, половина из них погибли

В двух пассажирских поездах ехали почти 1300 человек, половина из них погибли

Когда медик примчался на работу, его коллеги уже обсуждали произошедшее — говорили, что недалеко от города столкнулись два поезда.

— Мы быстренько всех ходячих больных стали выписывать, — говорит Рашит. — Выписали всех уже около четырех утра, уже светло было. А уже после пяти утра автобусами стали завозить пострадавших.

«Все были в мазуте, все черные…»

В памяти молодого врача отпечаталось, как в стенах медучреждения появились пострадавшие в аварии.

— Девушка-подросток первой шла в нижнем белье. Все были в мазуте, все черные.… Начали все тяжелее и тяжелее больные поступать, — вспоминает врач.

Во время катастрофы не пострадали только 86 человек из 1284

В медучреждении было всего две операционные — для пострадавших этого было недостаточно. Необходимо было в короткие сроки развернуть новые перевязочные и операционные.

— Приехали врачи с других больниц из Уфы. Были те, которые не работали в стационарах, — они пострадавшим наркозы давали. Больные были очень тяжелыми, — говорит Рашит.

«Тело было нашпиговано битым стеклом»

Как рассказал врач, сильнее всего ему запомнилась женщина, которой он оказывал первую помощь, — ее доставили в больницу в очень тяжелом состоянии:

— Все тело было нашпиговано битым стеклом, кишечник весь был снаружи. Она рассказала, что успела ребенка через окно вагона выкинуть и сказать ему, чтобы бежал подальше. Выяснилось, что он пришел в деревню и отец его забрал.

5 июня 1989 года в стране был объявлен всесоюзный траур

5 июня 1989 года в стране был объявлен всесоюзный траур

Всех пострадавших, по словам Рашита, на вертолетах отправили в Уфу. Последний рейс до столицы региона он сопровождал лично:

— Электричкой мы вернулись из Уфы обратно. Больница опустела, — вспоминает Рашит.

«Много безнадежных пациентов»

Сейчас Рашит <a href="http://%20https//ufa1.ru/text/health/69260794/" target="_blank" class="_">работает в госпитале</a> с зараженными коронавирусом

Сейчас Рашит работает в госпитале с зараженными коронавирусом

В больнице боролись за жизнь каждого пострадавшего во время взрыва, однако были и такие случаи, когда медики оказывались бессильными:

— Много безнадежных было. Солдата завезли, который обгорел на 100 процентов. Мы ничего не смогли. К капельнице подключили, сделали обезболивающее, и он в течение часа умер в нашей больнице. Больше у нас никто не умирал.

Медик признался, что его поразили масштабы катастрофы — все палаты и коридоры были заполнены пострадавшими:

— Жалко их было очень. Люди с такими надеждами ехали отдыхать.

«Ящиками кровь отправляли в Уфу»

Население, по словам Рашита, к таким событиям относится с большим сочувствием и пониманием. Люди с окрестных районов и домов приносили еду, воду и соки. Многие приехали только чтобы сдать кровь для пострадавших:

— Местные кормили и поили медиков, — вспоминает мужчина. — На сдачу крови люди в очереди стояли змейкой с первого этажа до третьего. Пришли без всякого напоминания. Мы потом ящиками кровь отправляли в Уфу.

Взрыв выбил окна во многих домах

Взрыв выбил окна во многих домах

Рашит признался, что в молодости говорить об этой трагедии ему было гораздо легче:

— Мне тяжело — с возрастом слезы наворачиваются, — вздыхает он.

«Ходили на трупы смотреть»

По рассказам другого очевидца трагедии, жителя Аши Дмитрия, когда прогремел взрыв, горожане не сразу поняли, что происходит. Они посчитали, что где-то взорвалась заправка.

— Ночью взрыв гремел. Там магазин был — сработала сигнализация, окна повышибало. Мы узнали все только на следующий день, — вспоминает он.

В те годы железнодорожные билеты не содержали паспортных данных, поэтому определить, кто именно ехал в поездах, было крайне сложно

В те годы железнодорожные билеты не содержали паспортных данных, поэтому определить, кто именно ехал в поездах, было крайне сложно

В момент катастрофы Дмитрий был еще 15-летним подростком. Им со сверстниками было интересно, что творится за стенами медучреждения, куда свезли пострадавших:

— Мы в больницу ходили. Там есть больничный гараж — там и складывали трупы. Ходили на них смотреть. В темноте больно не разглядишь, сколько человек лежали. Немало было — некуда было девать тела. Помню еще, что запах горелого мяса стоял, — рассказал Дмитрий корреспонденту UFA1.RU.

«Где-то руку найдешь, где-то человек мертвый»

По словам Дмитрия, его мама работала в то время фельдшером и оказалась на передовой. Она рассказывала, что территория, где взорвался состав, была выжжена дотла — торчали только останки деревьев.

— В километре где-то руку найдешь, где-то человек мертвый, но это в основном те, кто в эпицентре оказался. Остальные были целые, но обгоревшие.

Так место катастрофы выглядело с воздуха

Так место катастрофы выглядело с воздуха

Дмитрий вспоминает, что на место катастрофы приезжал Горбачев. Множество горожан столпились возле ашинской больницы в надежде увидеть политика, который стоял на крыльце медучреждения, и задать ему вопрос. Где-то позади толпы за этим наблюдал и Дмитрий. По его воспоминаниям, жители чаще интересовались у Горбачева о будущем страны, нежели о самой трагедии.

Сергей Амирханов, врач с 30-летним стажем, в ту пору был 22-летним студентом мединститута. Он оказался одним из тех, кто помогал раненым при столкновении двух поездов на перегоне Аша — Улу-Теляк. Корреспонденту UFA1.RU Сергей рассказал, как трагедия отразилась на его выборе специализации и зачем он ищет спасенного им Сережу Берестова из Барнаула.

Ранее участники железнодорожной катастрофы рассказали о своей жизни после трагедии.

Если катастрофа в Улу-Теляке коснулась и вас, и вы хотите рассказать свою историю, ждем ваши сообщения, фотографии и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101–84–78.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!