19 января воскресенье
СЕЙЧАС +0°С

Конфликт по халатности: за что Башкультнаследие требует с уфимских врачей 25 миллионов рублей

Кто виноват в сносе памятника архитектуры — расследование UFA1.RU

Поделиться

С начала конфликта с Башкульнаследием Финат Нигманов углубился в изучение законов и документов

С начала конфликта с Башкульнаследием Финат Нигманов углубился в изучение законов и документов

Уфимцы Гульнур и Финат Нигмановы — семья врачей. Она — лучший онколог 2018 года по версии Минздрава Башкирии (публикация о чествовании есть на официальном сайте ведомства), он — терапевт. Семью Нигмановых можно смело называть знаменитой. Но прославились они отнюдь не на медицинском поприще.

О врачах заговорили после скандала, где главным героем, помимо Гульнур и Фината, стало госучреждение — Башкультнаследие. Чиновники утверждают, что Нигмановы незаконно снесли памятник архитектуры и теперь, уверены в ведомстве, врачи обязаны поплатиться 25 миллионами рублей из семейного бюджета. Что не так в этой истории — разбирался корреспондент UFA1.RU.

Семейное приобретение

Гульнур и Финат Нигмановы живут в частном секторе в Нижегородке, своими силами построили добротный кирпичный дом, тут же поставили теплицу. Как признался Финат, он и его супруга увлекаются садоводством. Но это лишь хобби.

Так выглядел дом № 110 на улице Нехаева (микрорайон Нижегородка) в Уфе в 2016 году

Так выглядел дом № 110 на улице Нехаева (микрорайон Нижегородка) в Уфе в 2016 году

— Я и Финат — врачи высшей категории. Я — онколог, хирург, маммолог. Финат — врач-терапевт и специалист УЗИ. Наш стаж работы на двоих — больше полувека. У нас есть дочь, и в какой-то момент мы задумались о приобретении второго земельного участка — под строительство. Хотели найти что-то поблизости, чтобы и дочь рядом с нами, и внуки прибегали — в общем, искали на перспективу, — рассказывает Гульнур.

Подходящий участок Гульнур и Финат нашли в 2016 году — их знакомые продавали дом с землей на улице Нехаева.

— В доме, вокруг которого сейчас столько разговоров, жила пожилая женщина-инвалид с дочерью и тремя внуками. Им самим этот дом достался много лет назад, предоставили от предприятия, где в то время работала наша знакомая, потом они оформили недвижимость в собственность. Фактически жить в доме было невозможно, он разваливался на глазах, в комнатах круглый год сырость и холод. В конце концов их семья смогла улучшить свои жилищные условия, они переехали, а участок и дом на Нехаева решили продать, — объясняет Гульнур.

Аварийное жилье

По словам Нигмановых, жить в доме было нельзя задолго до того, как они его приобрели:

— Бывшие владельцы согревались от печки. А в стенах щели, по дому сквозняки гуляют. Дошло до того, что им пришлось разбирать потолок — на дрова, — рассказывают Гульнур и Финат.

В каком состоянии был объект культурного наследия, легко понять, разглядывая фотографии. Их Нигмановы сделали перед покупкой для приблизительной оценки стоимости недвижимости.

Деревья пытались спилить, но от этого стена начала рушиться

Деревья пытались спилить, но от этого стена начала рушиться

— Вот посмотрите, видите дерево из стены растет? Я его как-то пытался спилить. Но оказалось, что лучше не трогать: сук ломаешь — кирпичи вываливаются. Будто стена только и держалась за счет корней дерева, — объясняет Финат, пролистывая фотоснимки.

По словам врача-терапевта, который оказался еще и мастером на все руки, — сам дома строит, сам колодцы ремонтирует, сам выращивает растения — восстановить «объект культурного наследия» было просто нереально. Более того, это строение могло стоить кому-нибудь жизни: одна стена грозила обрушиться на тротуар с прохожими, другая — на участок и постройки соседа.

28 августа 2019

«28 августа в Уфе произведен незаконный снос объекта культурного наследия» — публикация с таким заголовком появилась на сайте Башультнаследия в тот же день, в среду, 28 августа 2019 года.

— Управлением [Башкультнаследия] установлен факт уничтожения памятника архитектуры конца XIX — начала XX века постройки, выявленного объекта культурного наследия «Дом жилой с мастерской» <...> Из объяснений собственника выявленного объекта культурного наследия следует, что снос произведен без какого-либо разрешения органов охраны объектов культурного наследия, по его собственной инициативе, — сказано в релизе ведомства.

Часть перекрытия ушла на растопку, три четверти дома давно были непригодны для проживания

Часть перекрытия ушла на растопку, три четверти дома давно были непригодны для проживания

Чиновники сообщили также, что написали в полицию заявление о возбуждении уголовного дела по статье «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия». Кроме того, в отношении собственника возбудили дело об административном правонарушении по статье «Нарушение требований законодательства об охране выявленных объектов культурного наследия» КоАП РФ.

— Собственник или иной законный владелец выявленного объекта культурного наследия обязан выполнять требования к содержанию и использованию выявленного объекта культурного наследия, — уточнили в публикации ведомства.

Полицейский протокол, объяснения Фината Нигманова

Из объяснений Фината Нигманова для полицейского протокола (копия имеется в распоряжении редакции):

Земельный участок и дом № 110 на улице Нехаева он купил в сентябре 2016 года за 900 тысяч рублей: 700 тысяч — за дом и 200 — за землю. Здание было в аварийном состоянии, для жилья к тому времени использовалась лишь четверть дома, подвальный этаж полностью завален хламом. То, что дом построен очень давно, было очевидно, поэтому Нигманов предусмотрительно поинтересовался у продавца, не обладает ли здание исторической или культурной ценностью. В ответ ему продавец представил справку о сносе, выданную в администрации города (копия документа имеется в распоряжении редакции. — Прим. ред.). В документе указано, что строение находится на территории, которую власти города зарезервировали для муниципальных нужд — это зона реконструкции, предусмотренная генпланом города под будущее строительство. Данный документ убедил Фината, что интересующий его дом не является объектом, охраняемым государством. Уверенность укрепило отсутствие обременений при оформлении сделки в Росреестре.

Стены грозили обрушиться. Значительную часть пришлось укреплять силикатным кирпичом

Стены грозили обрушиться. Значительную часть пришлось укреплять силикатным кирпичом

Как объяснил Финат корреспонденту UFA1.RU, спецмашины к дому пригнали еще вечером накануне, а утром 28 августа они начали снос. Хозяева арендовали технику не меньше чем на три дня, но ветхое строение рухнуло гораздо быстрее. Уже к обеду от него остались полторы стены. В это время и появились люди, которые представились сотрудниками Башкультнаследия. От них Финат Нигманов впервые узнал — только что снесенный дом был памятником архитектуры, выявленным объектом культурного наследия. Представители Башкультнаследия в тот день явились на место происшествия по анонимному звонку и тут же вызвали полицию.

Суды

— С 28 августа мы живем в каком-то кошмаре. До того дня мы даже не знали о существовании такого ведомства — Башкультнаследие. Они утверждают, что объект культурного наследия был выявлен еще до 2002 года (в 2002 году в России приняли закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры)».  И у меня вопрос ко всем этим чиновникам, что должны оберегать нашу историческую архитектуру: где они были все это время? — возмущается жена Фината Гульнур. — Единственные, кто в нашей ситуации поступил правильно, — это полицейские, которые занимались заявлением на нас. Они не просто отказали в возбуждении уголовного дела, но отправили документы в следком — проверить халатность Башкультнаследия.

В управлении следкома России по Башкирии корреспонденту UFA1.RU подтвердили, что по факту предполагаемой халатности чиновников проводится доследственная проверка. А судя по документам, имеющимся в распоряжении редакции, материалы следователям передали еще в октябре (странно только, что 1 ноября в самом Башкультнаследии об этом еще не знали и продолжали угрожать уголовным делом против Фината Нигманова).

Но если угроза уголовным наказанием миновала, то осталось дело об административном правонарушении и гражданский иск Башкультнаследия к Финату Нигманову. И тут все обернулось против хозяев спорного объекта.

Сначала Фината Нигманова признали виновным в административном правонарушении в суде Ленинского района Уфы, решение вынесли 31 октября. Причем на том заседании ни сам ответчик, ни его законный представитель-адвокат присутствовать не смогли, а судья переносить рассмотрение дела отказался. Решение первой инстанции опротестовали в Верховном суде, заседание назначили на 16 декабря.

— Нас обвинили в том, что мы нарушили требования по охране выявленного объекта культурного наследия. Смешно! Ведь никто нам этих требований не предъявлял, пока мы их не нарушили, — комментирует решение суда Гульнур. — А в Верховном суде представитель Башкультнаследия заявил, что с их стороны не требовалось никакого оформления охранных обязательств, и коллегия Верховного суда оставила в силе решение суда первой инстанции — штраф 40 тысяч рублей.

Часть 3 статьи 7.13 КоАП РФ: Нарушение требований законодательства об охране выявленных объектов культурного наследия влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятнадцати тысяч до ста тысяч рублей.

25 028 550 рублей

В тот же день, когда в Верховном суде рассматривали административное правонарушение, в Ленинском райсуде было заседание по гражданскому иску. Решение вынесли в пользу истца и в отсутствие ответчика.

— Судья вынес решение заочно, поскольку стороны на заседание не явились, ходатайства о переносе заседания на другую дату стороны или их законные представители не представили. Оснований откладывать рассмотрение дела у судьи не было, — объяснил сотрудник пресс-службы суда Вадим Хабиров.

Сами Нигмановы говорят, что не пошли в районный суд, потому что были в это время в Верховном. И теперь об этом жалеют, потому что лишились возможности защитить свои интересы.

Дом, который долгие годы никого не интересовал, оценили в 25 миллионов рублей

Дом, который долгие годы никого не интересовал, оценили в 25 миллионов рублей

Судья Ленинского района в отсутствие ответчика согласился с письменными требованиями истца и обязал Фината выплатить 1 099 445 рублей за разработку научно-проектной документации по восстановлению выявленного объекта культурного наследия и еще 23 929 105 рублей — непосредственно за восстановительные работы. В сумме это 25 028 550 рублей. На «возмещение ущерба» Нигмановым дали полгода.

Правда, это решение в законную силу еще не вступило, у ответчика есть возможность его опротестовать. Как, впрочем, и обжаловать решение Верховного суда по административному делу в кассационную инстанцию.

Что-то когда-то пошло не так

Летом этого года UFA1.RU рассказывал похожую историю. Только в том случае оппонентом Башкультнаследия выступал не гражданин, а крупный уфимский застройщик. Речь о конфликте по поводу «Дома Шепелевых».

Как объяснил тогда представитель строительной фирмы Иван Зорин, они несколько лет занималась выкупом земли в начале улицы Бехтерева в Уфе и расселением людей из ветхих домов, в том числе и из «Дома Шепелевых». В тот момент застройщик еще не знал, что приобретает объект культурного наследия.

— Об этом не знал никто. В том числе и Росреестр, когда оформлял договоры купли-продажи квартир в этом доме — ведь нигде в документах не было никаких отметок <...> Самое интересное, что подключается Башкультнаследие всегда в тот момент, когда уже получено разрешение на строительство, когда застройщик уже купил землю, сделал все подготовительные работы, вложил сотни миллионов в проект и уже никак не может уйти с участка.

«Дом Шепелевых» <a href="https://ufa1.ru/text/gorod/66164221/" target="_blank" class="_">удалось сохранить</a>, но лишь после долгого судебного процесса

«Дом Шепелевых» удалось сохранить, но лишь после долгого судебного процесса

Иван Зорин согласен, что в конфликте вокруг «Дома с жилой мастерской» на улице Нехаева и «Дома Шепелевых» на улице Бехтерева суть одна:

— С учетом нашего негативного опыта взаимодействия с контролирующим органом [Башкультнаследие] в рамках работы по реставрации и реконструкции объектов культурного наследия мы считаем, что в любой работе по сохранению таких объектов самое важное — это прозрачность и понятность действий всех сторон. В этом процессе важны все: люди, которые в нем проживают, город, инвестор (если он есть) и надзорный орган. Только вследствие диалога возможно учесть интересы всех сторон и избежать различных конфликтов, которые, как правило, возникают на пустом месте. Пока этого диалога нет. И мы видим множество примеров негативных последствий как для людей, так и для города и самих объектов.

Комментарий Росреестра

Росреестр — государственный орган исполнительной власти, который регистрирует права на недвижимое имущество и сделки с недвижимым имуществом, а также ведет госучет недвижимого имущества. В сделках с имуществом Росреестр проверяет подлинность всех предоставленных документов и отсутствие юридических оснований для отказа в переходе и регистрации права собственности, а также фиксирует обременения на имущество.

— До настоящего времени в реестре недвижимости отсутствует отметка об отнесении жилого дома № 110 по улице Нехаева в Уфе к выявленным объектам культурного наследия. Сведения об отнесении объекта недвижимости к выявленным объектам культурного наследия вносятся в реестр недвижимости на основании документов, поступивших в порядке межведомственного информационного взаимодействия от уполномоченных органов, в частности, от органов охраны объектов культурного наследия, — прокомментировали в ведомстве 27 декабря.

Мнение независимого адвоката

На этом месте десятилетиями рушился выявленный объект культурного наследия. Чиновники вспомнили о нем слишком поздно

На этом месте десятилетиями рушился выявленный объект культурного наследия. Чиновники вспомнили о нем слишком поздно

«Дома с жилой мастерской» уже не существует, и никакие миллионы его не вернут. Даже если найдутся умельцы, способные возвести точную копию строения, — это будет лишь копия, новодел, не имеющий никакой реальной исторической ценности.

Можно ли было избежать потерю памятника архитектуры, кто об этом должен был позаботиться и какие меры необходимо было предпринять — на эти вопросы ответила адвокат Замбиля Курмакаева. Она специализируется на гражданском праве, в том числе на жилищных спорах.

— Во-первых, отмечу, что, если существуют обременения недвижимости, отметка об этом должна быть в первую очередь в Росреестре.

Нет ни одного закона, который обязывает граждан выяснять статус недвижимости, которой он владеет, во всех существующих ведомствах.

адвокат Замбиля Курмакаева

Башкультнаследие в данном случае выступает заинтересованным органом, и именно они должны были обеспечить все меры по государственной охране объекта. Вместе с тем любой гражданин в силу своей заинтересованности в чистоте сделки предпринимает все возможные меры предосторожности и выясняет отсутствие какого-либо обременения. И в нашем случае Финат Нигманов до приобретения у бывшего собственника выяснял, нет ли охранного статуса у здания, на что получил отрицательный ответ.

При этом бывшая владелица предоставила справку о сносе. В документе, выданном администрацией города, сказано, что земельный участок расположен на «красной линии» и зарезервирован для муниципальных нужд.

Резервирование земель предполагает ограничение прав на земельные участки, а именно возможность возводить, реконструировать существующие объекты, оформлять землю в частную собственность на определенный срок. Резервирование земель не предполагает обязательного изъятия объектов недвижимости. Это процедура лишь предшествует изъятию земли. Муниципалитет лишь планирует, предполагают, что данная территория будет изъята в будущем. Резервирование земель в Нижегородке в Уфе связано с планами на строительство моста через реку Белая.

— Ситуация, в которой оказался Финат Нигманов, не должна была возникнуть, при условии надлежащего исполнения своих функций управлением Башкультнаследия. Согласно закону «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ», контролирующий орган — в нашем случае Башкультнаследие — обязаны были письменно уведомить собственников об охранном статусе объекта. Помимо прочего, в уведомлении должен быть указан регистрационный номер объекта. А самое главное, на объект должен быть составлен паспорт. Но судя по всему, ни паспорта, ни экспертной оценки никогда не было, а официальное уведомление об охранном статусе объекта появилось лишь после того, как его не снесли.

По мнению адвоката, вина Башкультнаследия в утрате памятника архитектуры очевидна:

— Конфликт между семьей Нигмановых и управлением Башкультнаследия возник ввиду халатности со стороны уполномоченного государственного органа и ненадлежащего исполнения требований Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ» от 25.06.2002 г., что привело к потере уникального памятника культуры. Я бы рекомендовала Нигмановым обжаловать состоявшиеся по делу решения и акцентировать внимание вышестоящих судебных инстанций на наличие прямой вины Башкультнаследия в потере объекта культурного наследия.

UFA1.RU направил запрос в Башкультнаследие в надежде узнать, сколько еще выявленных объектов находятся под угрозой уничтожения лишь по той причине, что они выявлены до принятия закона РФ 2002 года об охране памятников культурного наследия и на них не оформлялось никаких охранных документов. Как только мы получим ответ, обязательно опубликуем.

Если вы попали в похожую ситуацию, присылайте сообщения, фото и видео в нашу редакцию на электронную почту, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в редакционный WhatsApp по номеру: +7 987 101–84–78.  

оцените материал

  • ЛАЙК 1
  • СМЕХ 2
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
30 дек 2019 в 14:18

Приходилось иногда ходить мимо этого "памятника". Сарай как сарай. Он реально грозил обрушением. Почему до этого момента он НИКОГО не интересовал?

Лилия
30 дек 2019 в 19:34

Да это ужасный случай!!! Просто не укладывается в голове!!! Это глубокоуважаемые люди! Врачи с большой буквы! Знаю их лично! Столько помогают людям🙏Чиновники опомнитесь!!! Как простые врачи должны отдать такую сумму! Это великая несправедливость!!! Очень надеюсь что все решиться в пользу Вашу Уважаемая Гульнур Хамзиевна🙏

Справедливость
30 дек 2019 в 19:06

Дом был страшный ,на нем труба газовая ,живу рядом ,под окном тротуар ,люди ходят .А убьёт кого?А взорвется?Мы обрадовались ,что снесли .А на месте дома можно 2 грядки сделать .Там места строить нет !А если у Вас есть такие деньги не судите о других .Она между прочим по всей Республике бесплатные лекции прочла !