4 декабря пятница
СЕЙЧАС -11°С

Умри, но не сейчас: как корреспондент Ufa1 спасала раненых котят

Девушка подобрала на берегу реки двух больных животных.

Поделиться

Завсегдатай интернета хотя бы раз натыкался на призывы помочь бездомным животным. То покалеченным собакам собирают сломанные по кусочкам конечности, то пристраивают в добрые руки осиротевший кошачий молодняк.

Поделиться

– Вот ведь добрые люди! – не переставала я восхищаться доблести волонтеров. И даже пару раз сама подрывалась помочь: писала призывы о сборе денег на лечение братьям нашим меньшим.

Кстати, частенько призывы помогали: в скором времени волонтеры рапортовали об успешном исцелении найденышей и даже находили им хозяев.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Но лучший опыт – увы, только личный. Корреспондент Ufa1 побывала в шкуре спасателей животных и вот что из этого получилось.

«Больно, помоги!»

Усатый-полосатый свалился мне на голову почти в буквальном смысле. Я приехала на речку воскресенье провести, спустилась к воде, а там он: глазищи – во!, шкурка – что твоя рысь, гордо поднятая морда. Не кот – эталон. Единственный минус – на трех ногах: задняя лапа безвольно волочилась по земле. Видимо, боль в сломанной конечности мурзика бесконечно мучила – он потерся о мои ноги и повалился верхом на кеды. В глазах явственно читалось: «Больно, помоги!».

Вернулась за котом я только через два дня под вечер: никак не ожидала, что картинка несчастного животного будет меня преследовать день и ночь, капая на совесть. Кота на старом месте не оказалось – на мои истошные «кыса-кыса» из чащи вышел... котенок величиной с ладошку. Грязный комок дрожал, вымокнув после ливня, и жалобно пищал.

– Вы не видели котика полосатого, хроменького? – вылезая в репьях из чащи, но прижимая к груди кошачий комок, накинулась я с расспросами на рыбака.

– Жался тут в кустах. Да вроде он хозяйский – озорничал, говорят, курей прижал – его поколотили да выгнали, – ответствовал сельчанин.

Тут и гроза кур нарисовался – вылез из кустов собственной персоной.

Кошачий вальс

Ехать с одним котом в машине – то еще удовольствие. Но еще интереснее, когда вы – за рулем, мурзиков – двое, причем с вами они даже толком не знакомы.

Семену, как я окрестила полосатого, было велено лежать в коробке на полу у переднего сиденья. Как бы не так: котище нервничал, норовил вскарабкаться на сиденье, злобно таращил на меня зеленые глаза и ворчал. От басовитого рыка клевавший на коленях носом котенок вздрагивал и отчаянно раскидывал во все стороны блох. Одним словом, до ветеринара я доехала, обливаясь седьмым потом.

<p>Красавцу Семену предстоит сложная операция — осколки кости нужно собрать на металлический болт</p>

Красавцу Семену предстоит сложная операция — осколки кости нужно собрать на металлический болт

Поделиться

8 тысяч на операцию

С двойным приплодом в клинике меня приняли – о, счастье! – без очереди.

– Сложный перелом со смещением, собирать на штифты, готовьте 8 тысяч, – заявил мне рентгенолог, возвращая хмурого Семена. И потрепал его по морде: – Он еще котенок – месяцев семь всего.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Мелкий кот тоже не порадовал: он оказался кошкой с температурой за 40 градусов, и огромным абсцессом на спине – видимо, кто-то тяпнул, а котейка не мог дотянуться и зализать рану.

– Держите за шкирку, – скомандовала ветеринар и выпустила котенку в рану целый шприц перекиси водорода.

Если вы в детстве падали с велосипеда, вы знакомы пероксидом – щиплет похуже йода.

От кошачьей спины, исходящей кровавой пеной, меня вернула к действительности адская боль: несчастный котенок от боли изогнулся дугой, распустил когти и вцепился в то, что было рядом – мой палец.

– Бросайте! – снова скомандовала ветеринар.

Я стряхнула вампира на стол, где уже смешивались две струйки: бурая пенная – из котенка, и кровавая – из моего пальца.

– Вы от бешенства привиты? Нет? Тогда бегом – на прививку: болезнь неизлечима, рисковать нельзя, – «обрадовала» меня звериный лекарь. – Все, кто дикими животными занимаются, прививаются в обязательном порядке.

В печали и тоске подсчитывала я свои потери: 8 тысяч – на «ремонт» лапы Семе, 1 тысяча – за прием. А еще корм, кошачий туалет, стерилизация, моя прививка...

Да будь они неладны, эти звери!

«Мне вашего кота только на голову посадить!»

А дальше стало еще веселее. Представители крупной группы помощи животным, готовые принять на платной основе Сему на передержку, врубили заднюю, когда узнали, что животных – двое. Не помогли ни уговоры, ни слезы.

– Вообще неприлично звонить в 10 вечера, – ворчала в трубку сердитая хозяйка группы.

– Куда же мне теперь с этими котами? – всхлипывала я, еще не вполне отойдя от болевого шока, то и дело прикладываясь к ватке с нашатырем.

– У меня уже три кошки с переломами – вашего кота мне осталось только на голову посадить! – хмыкнула мадам и бросила трубку.

Выручили знакомые волонтеры: забрали обоих под честное слово, что помогу с деньгами на лечение. Пришлось пообещать – в 12 ночи я и такому исходу была рада.

Не входите – там бешеная

– Зачем же вы котенка взяли? Жалко стало? – врач в травмпункте, которому я показала рваную рану пальца, никак не мог совладать с улыбкой: взрослая тетка, а туда же – котов с помойки собирает! – А вам не к нам: раны пальца считаются тяжелыми, потому что сосуды близко. Выпишу вам направление на госпитализацию. Там и прививочки сделаете: иммуноглобулин, от столбняка и от бешенства.

Пока врач порхал ручкой над заключением, я накинула в уме к своим потерям еще 6 тысяч рублей: иммуноглобулин – удовольствие дорогое, одна ампула – 600 рублей, а продают его упаковками по 10 ампул. Елки-палки, плакала моя зимняя резина на машину.

– Нельзя туда – там бешеная, – взвизгнула в коридоре какая-то женщина, видимо, отгоняла желающих пролезть к врачу без очереди.

– Вы хотя бы слюни пустите, – пошутил обращаясь ко мне врач. – Может, очередь разбежится – все какая-то от вас польза.

<p>Малышку назвали Кассандрой, а по-домашнему — просто Кася</p>

Малышку назвали Кассандрой, а по-домашнему — просто Кася

Поделиться

«Теперь будете зверей стороной обходить»

Приемный покой городской больницы жил своей жизнью: принимал пациентов со скорой, оперировал, бинтовал, откачивал. До моего укушенного пальца никому не было дела.

– Вам к хирургу, – глянув документы, заявила медсестра в регистратуре.

– Нет, – пыталась я спорить с местным авторитетом, – мне бы просто прививочку...

– Сказала к хирургу, значит, к нему, – насупила брови регистратор.

Спорить с системой бесполезно – я послушно поплелась искать нужный кабинет. А там – никого: оказывается, врачи прибегают из отделения по мере надобности. Видимо, за ненадобностью моего пальца придется ждать еще кого-то, с более уважаемой травмой.

В тоске слоняясь по коридорам, наткнулась на пострадавшего в ДТП.

– Вы к кому? Дайте документы, – выхватил мои листочки двухметровый врач, что измерял несчастному давление. – Я – хирург. Покажите палец. Так, хорошо, сейчас вызову к вам медсестру.

– Что вы тут сидите?! Я же вам сказала – к хирургу, – накинулась на меня невесть откуда взявшаяся дама из регистратуры.

– Да он...

– Марш к кабинету – не мешайтесь, тут тяжелый больной!

Медсестра пришла без пятнадцати минут десять – после двух с половиной часов ожиданий. Всандалив мне пять уколов (иммуноглобулин сделали в три подхода, и – о счастье! – бесплатно), она совершенно искренне мне посочувствовала:

– Вы теперь, наверное, на километр к зверью не подойдете...

Рассчитывайте только на себя

– Гипс животным – дешево, но не практично, штифты – удовольствие дорогое, и потом месяц нужно ухаживать, пока кость не срастется, – прокомментировал ситуацию ветеринар Ансар Шарипов. – Если хотите помочь животному, сплавить кому-то не надейтесь – забирайте домой и ухаживайте сами.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...