СЕЙЧАС -7°С
Все новости
Все новости

«Сделаете ремонт, будет сказка»: как живут люди в двухэтажках уфимской Черниковки, которые пойдут под снос

На их месте собираются строить высотки

Многие из домов уже снаружи выглядят как заброшки, сложно представить, что ждет внутри

Поделиться

Улица Уссурийская, Черниковка, в приличном отдалении друг от друга стоит несколько внушительных двухэтажек, некоторым из которых вот-вот стукнет 70 лет. Накануне мэр Уфы Ратмир Мавлиев постановил в течение следующих 7 лет снести эти бараки под строительство новых многоэтажек, однако есть одно но: местных этот факт сильно расстроил. Проблема даже не в изъятии, нет, просто еще полгода назад мэрия говорила жителям, что сделают это до конца этого года. Корреспондент UFA1.RU отправился в Калининский район, чтобы пообщаться с возмущенными домовладельцами.

Сам квартал выглядит вполне колоритно: между редкими хрущевками и новенькими многоэтажками редкими островками стоят полуразрушенные двухэтажные бараки. Некоторые из них, со слов местных, изношены более чем на 80%, однако сносить их мэрия не торопится. Вместо этого чиновники решили внести здания в проект о комплексном развитии территории. Проще говоря, жителей теперь точно обязаны расселить, но вот кто и когда — вопрос, ведь постановление должно быть реализовано до 2029 года.

Всё, как описано выше: слева хрушевка, справа новенький дом, а посередине — барак

Всё, как описано выше: слева хрушевка, справа новенький дом, а посередине — барак

Поделиться

Одной из первых на проблему обратила внимание жительница дома № 33. С ее слов, их обещали переселить до конца этого года, но, судя по тексту постановления, срок продлили аж до конца 2029-го. Бюрократическими вопросами по зданию занималась председатель совета жильцов Екатерина, она согласилась рассказать полную хронологию своей борьбы, однако после официального заявления о включении строения в программу женщина по неведомой причине отказалась общаться с корреспондентом, но не беда.

Напротив в 20 метрах на улице Лермонтова находится еще один барак, но поменьше, его тоже отправляют под снос. В нем уже более 50 лет живет пенсионерка Валентина Петровна. Квартиру ее семье дали еще в далеком 1968 году, когда ей не было и 17 лет. Раньше она жила с родителями и бабушкой в коммуналке, комнатой размером в 15 квадратных метров. Когда ее маме предложили жилье, то вся семья обрадовалась — теперь не будет больше вечных стычек с соседями, да и дают еще целых 2 комнаты!

— Изначально тут вообще не было никаких условий для комфортного проживания, разве что выгребная яма. Мы ждали, когда отцу как ветерану боевых действий выдадут новое жилье. В итоге ему предложили квартиру в таком же бараке, но уже полуразрушенном. Говорили моему слепому отцу, мол, сделаете ремонт, будет сказка, — рассказывает пенсионерка.

Со слов пенсионерки, дом изначально был с сильными дефектами

Со слов пенсионерки, дом изначально был с сильными дефектами

Поделиться

В итоге семья осталась жить на Лермонтова. Денег практически не было, поэтому Валентина Петровна начала работать с 17 лет. Шли годы, сначала умерла бабушка, а потом и родители, появился первый ребенок — мальчик, а спустя время родилась и девочка. Пенсионерка вспоминает их детство с теплом, ведь сейчас всё уже не так сладко: муж погиб 4 года назад, сын угодил в тюрьму, а дочка в одиночестве воспитывает ребенка, подрабатывая на досуге в местном магазине.

— Я тут самая старая, разное видала. У нас тут и потолки падали, полы валятся. Я живу на втором этаже, балкон отваливается, на него даже выйти нельзя. Дом признали аварийным, Калининский суд постановил, что расселить должны до июля 2023-го, а теперь нам говорят в райисполкоме, что дату сдвинули на несколько лет, — говорит Валентина Петровна.

Сейчас балкон пенсионерки выглядит как-то так

Сейчас балкон пенсионерки выглядит как-то так

Поделиться

Решение райсуда жители дома попытались обжаловать в Верховном суде республики, назначили заседание на 14 декабря. Со слов пенсионерки, представители райисполкома собираются настаивать на решении мэрии, хотя прокуратура выступает решительно против.

— А кому за нас заступаться? У нас в доме одни престарелые живут, нервов и сил не хватит по всем инстанциям бегать. Мне скорей в Тимашево [место на кладбище] дадут, чем здесь. Толку бороться, всё уже решено за нас. А жаловаться некому, — усмехается владелица квартиры.

Валентина Петровна говорит, что ей страшно жить в доме, который изношен более чем на 70%. Бывали случаи, когда потолок падал в полуметре от нее. Крышу чинить некому — дом аварийный, а значит не подлежит обслуживанию управляющей компанией. Именно поэтому пенсионерка старается чаще быть на улице, даже придумала некий ритуал: пару раз в день она выходит кормить голубей у подъезда, зимой, конечно, долго с ними не простоишь, но ей всё равно становится спокойнее

— Раньше было лучше и честнее, а сейчас всё решается деньгами. А откуда им взяться у пенсионера, которому платят 16 тысяч в месяц? Даже некому высказаться, всем всё равно на наши проблемы, — резюмирует пенсионерка.

Крышу чинить бесполезно — каждый год она заново осыпается и всё сильнее

Крышу чинить бесполезно — каждый год она заново осыпается и всё сильнее

Поделиться

По дороге до следующего дома из списка на улице Орджоникидзе чувствуется вся прелесть Черниковки: во дворе у барака курят две женщины, которые очень громко матерят соседей, в одной из квартир играет музыка так, что слышно в соседнем доме. Само здание выглядит как после войны: часть окон выбита, штукатурка осыпалась аж до каркаса, а в подъезде весь пол заледенел, видимо, из-за прорванной трубы.

Подъезды, конечно, выглядят жутковато

Подъезды, конечно, выглядят жутковато

Поделиться

Из дома стремительно выходят две женские фигуры. Одна из незнакомок прямо на ходу вяло рассказывает, что ее снос дома не пугает — раньше она жила в доме № 27 на улице Уссурийской, после чего ее переселили в барак на Орджоникидзе. Опыт есть — теперь бояться уже не стоит.

— Знаем, что дом снесут, проблем с этим нет. Сделают всё, как только у администрации будут квартиры, — говорит она.

Выход из подъезда

Выход из подъезда

Поделиться

В квартире, где всё это время играет музыка, живут, судя по разговорам, любители пригубить высокоградусного. Спустя около 20 стуков за дверью слышится движение, после чего оттуда в подъезд вываливается молодая женщина с видимыми признаками интоксикации. Ее речь, движения не поспевают за ходом мыслей, она лишь выдавливает из себя пару фраз.

— И чё? Мы не готовы к сносу! Давно обещают, но нам *** [безразлично], — хлопнув дверью заканчивает женщина.

В некоторых домах до сих пор наблюдаются проблемы с водой

В некоторых домах до сих пор наблюдаются проблемы с водой

Поделиться

Дальнейшее приключение было решено закончить, когда один из соседей дамы порекомендовал с такими вопросами здесь больше не появляться. Владельцы квартир в других домах из черного списка оказались менее сговорчивы, однако общей нитью тянется одна и та же мысль: спокойное бездействие лучше, чем борьба с тем, кто уже давно победил. Кому-то просто без разницы, где жить, а тем, кто не желает оставаться в бараке и готов бороться за личный комфорт, видимо, придется потерпеть.

То же самое годами делали и жители квартала бараков в Затоне, где депутат городской думы уже долго время собирается снести 42 дома, однако из-за бюрократических проволочек сроки постоянно переносятся. Туда же отнесем и горожан с Армавирской, дома которых сносят из-за строительства дороги к Южным воротам, и частный сектор у БашГУ, где собираются изъять землю под строительство научного кампуса. Всех их объединяет одно: чувство уверенности в бесповоротности решения властей, и, чтобы не происходило, все уже известно заранее, а за сумму компенсаций всегда можно успеть посудиться — времени на это дается навалом.

По теме

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter