СЕЙЧАС +16°С

Как башкирский поселок Урман стал территорией смерти и безысходности

На въезде в Урман красуется надпись: «Внимание! На территории поселка могут находиться неразорвавшиеся снаряды. Сбор, хранение и реализация боеприпасов уголовно наказуемы». Но местные жители на предупреждение, по всей видимости, внимания не обращают. В субботу, 24 декабря, Урман снова оказался в центре внимания: из-за несанкционированного взрыва на территории бывшего арсенала погибли двое жителей Иглино – 22-летний Денис Мингазов и 24-летний Артем Ильдяков.

Поделиться

Матери похоронили сыновей

Венера Ильдякова ласково гладит крышку гроба, под которой лежит ее старший сын, и сквозь слезы приговаривает:

– Спи спокойно, Артемка.

Рядом с ней стоит супруга погибшего, Александра. Девушку придерживает подруга, от свалившегося на нее горя она едва может стоять. Молодой вдове придется искать в себе силы – теперь ей нужно будет самостоятельно поднимать новорожденного сына.

Поделиться

Поделиться

Вокруг второго гроба, в котором покоятся останки Дениса Мингазова, тоже собрались люди. Мать Дениса, Ирина, получив страшные вести, попала в больницу.

Проститься с молодыми людьми, погибшими при взрывах, пришло полдеревни – кто-то с ними учился, кто-то жил в одном дворе.

Главы Урмановского сельсовета Рафаэля Калкаманова в похоронной процессии нет – как пояснил его помощник, он отлучился по делам в Иглино. Набираем его номер, чтобы узнать, будет ли он присутствовать на похоронах.

– Они что, национальные герои, что ли, чтобы я к ним на похороны приходил? – удивился глава. – Ребятишек, конечно, жалко, но они сами знали, куда идут.

Виноваты сами?

Как пояснили местные жители, сейчас территория бывшего арсенала находится под контролем ООО «Втормет», которое занимается утилизацией устаревших боеприпасов.

– Всем понятно, откуда эти взрывы: лезут туда, куда не положено, – поясняет начальник участка ООО «Втормет» Дмитрий Плотников – Никто не знает, с чем он сталкивается. Ударил, и все – взрыв. И вообще, на охраняемую территорию проход запрещен. Люди, которые здесь работают, проходили специальные курсы, обучались, проверялись в ФСБ, имеют допуск. Но есть люди, которые любыми путями пытаются попасть за проволоку. Обычно лезут туда с двумя целями: одни – просто за бутылку, другие – как-то заработать. За безопасность сотрудников своей организации мы несем полную ответственность. Те парни, которых сегодня хоронят, проникли на свой страх и риск. И вот чем все закончилось.

Поделиться

По словам местных жителей, заработать на цветном металле действительно можно. Некоторые на вырученные с продажи металла деньги содержат целые семьи.

– Снаряд весит 800 граммов, представьте, сколько в нем деталей из ценного металла – там латунь, медь, можно со снаряда получить несколько сотен, – рассказывает бывший сотрудник организации Алексей М. (имя изменено. – Прим. ред.). – Когда я работал, «Втормет» вывозил металл фурами в Санкт-Петербург, все остальное взрывалось здесь на полигоне.

За колючей проволокой

Бывший военный арсенал сейчас охраняют сотрудники Группы быстрого реагирования. Возле металлических ворот с колючей проволокой на КПП стоит машина частного охранного предприятия. На присутствие возле территории посторонних людей никто не реагирует – двери закрыты, хотя дорожка протоптана. Вокруг – пустующие казармы и дома с зияющими окнами.

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Проезжаем чуть дальше и натыкаемся на табличку «Запретная зона», однако еще через несколько метров обнаруживаем открытые настежь ворота. Поблизости – строение, похожее на ангар, заваленное остатками боеприпасов и ящиками, снаружи его крыша повреждена осколками снарядов. В сочетании с заброшенными зданиями создается ощущение, что по Урману прошлась война.

Без перспектив

Местные жители сходятся во мнении, что на путь «черных копателей» Дениса и Артема толкнуло отнюдь не любопытство или жажда острых ощущений. Всему виной безработица, которая поглотила село после того, как была расформирована военная часть. Раньше каждый второй занимался боеприпасами. Теперь старшее поколение перебивается, чем может: кто-то идет торговать на рынок, кто-то убирает снег. Молодые люди из Урмана уезжают.

– У молодежи нет работы, а тут Новый год, у всех долги, вот их и толкает на такое, – говорит коллега матери одного из погибших, Зайтуна Аляхова. – Все понимают: авось пронесет! А вот и не пронесло... Очень страшно! А каково сейчас матерям? Они так тяжело поднимали мальчишек! И если бы они были хулиганами! Наоборот, абсолютно непроблемные. Одни бутылку найдут и пьют, а эти пытались семьи прокормить, заработать хоть какую-то копейку.

Девятиклассник Семен говорит, что никогда не лазил за территорию арсенала.

– Пацаны лазили, а я – нет, – говорит школьник, улыбаясь. – Мне это неинтересно. Двое же взорвались, и в прошлом году еще один. И до этого еще человека три подрывались. Сколько стоит сдать металл, не знаю, не интересовался, – уходит от ответа мальчик.

По его словам, после школы он мечтает поступить в Уфу в училище на автомеханика. Оставаться в Урмане он не хочет.

Поделиться

Фото: Фото Дмитрия Янченко

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter