20idei
СЕЙЧАС +9°С
Все новости
Все новости

Роженица обвиняет врачей в потере ребенка

26-летняя Элина Ахмадиева из Башкирского села Улькунды Дуванского района республики ждала второго ребенка. По словам девушки, никаких отклонений во время беременности у нее не наблюдалось, УЗИ и анализы подтверждали, что все хорошо и ребенок должен родиться здоровым.

Поделиться

Однако 19 марта в 10 утра у нее начались сильные боли в области живота, и девушка поехала в роддом. «Я поняла, что это родовая активность, у меня начались схватки. Поехала из Улькундов в центральную районную больницу Месягутово, обратилась в приемный покой, на тот момент у меня были сильные боли в животе. Они меня отправили в перинатальный центр», – рассказывает Элина.

В перинатальном центре Месягутовской ЦРБ ее обследовали и стали готовить к операции. Девушку увели в палату, поставили капельницу. «У меня боли не прекращались. Я просила у них помощи, говорила, что у меня схватки, что мне больно, помогите мне. Мне говорили: "Схватки закончатся, боль пройдет, потерпи". От сильных болей у меня началось кровотечение. Подошла акушерка, посмотрела и ушла, через некоторое время принесла тряпочку и попросила положить там, откуда течет кровь. Я стала кричать: "Какая тряпочка, когда у меня кровь бежит с каждым вздохом?" – через несколько минут девушку увезли в операционную. – Со мной никто не разговаривал, никто ничего не объяснял. Я все это время спрашивала, всё ли будет нормально с ребенком. Меня просто игнорировали. Либо отвечали в грубой форме. Я когда лежала на операционном столе, они разговаривали о своих личных темах. Анестезиолог мне сказал: "26 лет, а уже второй ребенок". Приводил в пример свою дочку, мол, какая она умная у него, ей 28 лет, у нее нет детей. Я ничего не могла ему ответить. Я не пью, не курю, работаю, у меня сын подрастает», – рассказывает Элина. Далее, по словам девушки, только на пятый раз врачу-анестезиологу удалось ей вколоть анестезию местного типа.

Операция, смерть ребенка, бесплодие

«Сделали мне кесарево. Потом вытащили мне ребенка. Я была в уме и все видела. Ребенка положили на стол. Я только видела попочку и что мальчик. Я не слышала, кричал он или нет. Я уснула и проснулась ночью в воскресенье, а операцию делали в субботу. У меня разошлись швы ночью», – продолжает свой рассказ Элина.

Пришедшему врачу девушка задала главный вопрос, который возникает у любой недавно родившей мамы: «Я начала у него спрашивать, где мой ребенок, он все время молчал и раз на четвертый, на пятый он сказал, что с ребенком все плохо. Я спросила: "Почему плохо, что случилось?" Он ответил, что он мертв. Одна из акушерок добавила, что он задохнулся кровью. Я сказала: "Как такое может быть?" Он был живой, сердце ребенка билось хорошо. Я приехала без кровотечения, но больше мне никто ничего не ответил».

После шокирующей новости девушка, которая еще не совсем отошла от наркоза, снова уснула, а когда проснулась, почувствовала себя плохо, вызвала врача: «Он сказал, что я потеряла много крови и у меня было сильное кровотечение, и мне удалили детородный орган, матку. Я спросила: "Как же вы могли это сделать?" Я столько времени, часа два, лежала с кровотечением, вы разговаривали о своих делах. Это привело к тому, что у меня умер ребенок, захлебнулся кровью. Меня оставили с одним ребенком и удалили мне детородный орган. Он на все мои вопросы ничего не ответил, промолчал, развернулся и ушел».

Сейчас Элина Ахмадиева занимается сбором документов. Девушка написала заявление в Следственный комитет РФ по Башкирии с просьбой провести проверку работы врача, который принимал у нее роды.

 

Что говорят врачи?

Главный врач Месягутовской ЦРБ ситуацию комментировать отказался. Мы показали интервью девушки ведущему специалисту акушеру-гинекологу одного из уфимских роддомов, и вот что он рассказал: «Она врет на каждом шагу. Врачи пытались сохранить беременность. Она говорит, что к ней не подходили, а потом сразу говорит, что рядом с ней были четыре сотрудника. То, что они разговаривали о своих делах, – это ее вообще не должно волновать. Мало ли о чем они разговаривали? Они могут говорить о чем угодно, главное, чтобы делали свою работу. Судя по тому, что она говорит, было тяжелое отслоение матки, возникло кровотечение. Матка напиталась кровью, врачам пришлось ее удалять, если бы не удалили, то и она бы умерла.

Третий момент. Девушка говорит, что ребенок шевелился внутри нее, но ведь плод уже и в 20 недель шевелится и бьется. Это не говорит о том, что он жизнеспособный, а при таких осложнениях, как были у нее, плод погибает мгновенно.

Девушке просто не повезло. У нее к окончанию срока наступило очень тяжелое осложнение. От чего оно наступило, я не знаю, я документы не видел. Врачи пытались устранить его последствия, но не смогли, к сожалению, такое бывает», – рассказал акушер-гинеколог.

Мнение психолога

Практикующий психолог Ярослав Спиридонов в истории Элины Ахмадиевой отметил отношение врачей к девушке. «Если к ней относились так, как она говорит, то это очень плохо, – говорит Ярослав. – Беременность – достаточно специфическое в психологическом смысле состояние для женщины. Оно характеризуется повышенной эмоциональной чувствительностью к любым внешним воздействиям. Это объясняется рядом факторов, среди которых не только гормональные и иные физиологические преобразования, но и психологические. Общая психозащитная организация личности видоизменяется и не всегда справляется с активностью бессознательных переживаний». По словам психолога, отношение к беременной девушке, а уж тем более к той, которая пришла рожать, должно быть более лояльным, чем к обычным пациентам больницы, более внимательным. Девушка на родах должна чувствовать себя уверенно, защищенно, и только тогда вся процедура пройдет безболезненно, а если она слышит критику в свой адрес, если ей ничего не говорят, она находится в неведении, тогда это может вылиться в эмоциональный всплеск и как следствие значительно усложнить роды.

Фото: Фото Элины Ахмадиевой, видео Дмитрия Янченко

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter