СЕЙЧАС -8°С
Все новости
Все новости

Иршат Фахритдинов, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ, член фракции «Единая Россия», член комитета по работе с ветеранами: «Я военный, временно работающий политиком»

Поделиться

Поделиться

Обойти тему политики не удалось. Да и вряд ли получилось бы,когда твоим собеседником является профессиональный политик, такой, как ИршатЮнирович Фахритдинов. Хотя сам он себя таковым не считает. Выпускник Омскоговысшего общевойскового командного военного училища имени Михаила Фрунзе, онболее 20 лет в льготном исчислении отдал службе в рядах вооруженных сил России,воевал в Республике Афганистан, участвовал в боевых действиях в зонегрузино-абхазского конфликта и первой Чеченской войне.

Но нас Иршат Фахритдинов больше интересовал как личность. Хотелосьзнать, что за душой у этого человека, чем он интересуется по жизни, какотдыхает. Однако ошибкой стал первый вопрос: как становятся политиками?

– Итак, как становятся политиками?

– Вопрос вроде бы и простой, но, в то же время, очень сложный.Потому что, в первую очередь, нужно ответить на вопрос: что именно включает всебя понятие политика. Я затрудняюсь дать ответ. Если меня причислять кполитикам, то я стал им, когда меня избрали депутатом Государственной Думы.Ведь по своей первой профессии я далекий от политики человек, более того, яубежден, что военный не должен участвовать в политических играх. И до того, какуволился в запас, я не имел никакого отношения к политике.

– Какие у вас самые яркие воспоминания детства?

У меня было счастливое детство, большая семья.Родился я 1 февраля 1965 года в деревне Сайраново Ишимбайского района. Нас былосемь братьев и одна сестра. Старшие братья учились и работали в городе, домойприезжали всегда с гостинцами. Когда растешь в такой большой и дружной семье,то каждый день проходит ярко и запоминается на всю жизнь.

– Расскажите про учебу в Омском высшем общевойсковомвоенном училище.

– Я с самого детства мечтал стать военным. Уже с 5-6 классаначал готовиться к поступлению в военное училище. Мой дед со стороны материвоевал, и именно он стал для меня примером. В нашей семье не принято былоотлынивать от службы в армии. Все мои старшие братья прошли эту школу. К томуже в 1979 году, после того, как ввели советские войска в Афганистан, в нашейдеревне тоже появились воины-интернационалисты, чьи рассказы меня вдохновляли.Так что в 12-14 лет я уже точно знал, кем я буду. Меня удивляет современнаямолодежь, которая зачастую находится в полной растерянности после окончанияшколы – кем стать, какую дорогу выбрать… Не понятны мне их рассуждения – пойдутуда, куда смогу поступить.

– Как дальше сложилась судьба военного ИршатаФахритдинова?

– Окончив военное училище, я первым делом написал рапорт спросьбой распределить меня в Туркестанский военный округ. Именно в его составвходил ограниченный контингент советских войск в Афганистане, но открытописать, что хочешь попасть в Афганистан, было нельзя. По распределению послеполучения звания лейтенант я отправился в Свердловскую область. Началасьстандартная жизнь военного: наряды, караулы, учебные тревоги… Но мысли о том,чтобы исполнить свой интернациональный долг, то есть мечта попасть вАфганистан, меня ни на секунду не оставляла. И я снова обратился с рапортом кначальству. Мою просьбу удовлетворили в апреле 1987 года. В Афганистане я попалв 101-ый полк в боевой рейдовый батальон в 7-ую горную роту. Именно там я смогна практике применить все то, чему меня учили в военном училище. За те дванеполных года, что я там служил, мы две трети страны проехали. Моя афганскаяэпопея закончилась 15 февраля 1989 года, когда советские войска вывели изАфганистана, и я попал служить в город Кушка.

– Но это же не единственная «горячая точка» в вашейвоенной карьере?

– Когда в 90-х годах начался развал Советского Союза, авместе с ним и локальные межнациональные войны, конечно, я, как миротворец, немог оставаться в стороне. Я был уверен, что смогу помочь остановить ненужноекровопролитие между народами. Написал рапорт с просьбой отправить меня в зонуГрузино-Абхазского конфликта. Мне пошли навстречу: рапорт был удовлетворен.Поняла меня и моя жена, я очень благодарен ей за это. Она, как настоящая женаофицера, никогда не останавливала меня и знала, что я не могу поступить иначе.Я не скрывал от нее, где буду нести военную службу. А родителям и родственникамсвоим во время службы в Афганистане сообщал, что нахожусь в Монголии, когда вАбхазии служил, у нас был почтовый адрес «Сочи», из Чечни шли письма смосковским адресом…

Когда началась Чеченская война, знакомые офицеры,возвращаясь оттуда, рассказывали жуткие вещи! О том, что очень много погибаетнаших солдат и офицеров, о том, что боевики хорошо вооружены и организованы, анаши молодые бойцы на их фоне выглядят совершенно беспомощными, неопытными…Конечно, имея большой опыт ведения боевых действий, я не мог остаться встороне. Иначе для чего меня наше государство учило, одевало и кормило?! Когдая просил отправить меня в Чечню, я исполнял свой офицерский долг. Там я служилв должности начальника штаба мотострелкового батальона.

– Что дало вам участие в этих конфликтах? Чему научило?

– Дорожить жизнями людей. Самое большое счастье длякомандира, – если после боя солдаты остались живы. Я горжусь тем, что послетрех «горячих точек» мне ни одна мать не может сказать: «Моего сына вы несберегли». Я с честью выполнил свой офицерский долг. Ни одного солдата я непотерял.

– Считается, что после службы в «горячих точках» сложноадаптироваться в гражданской жизни. Вы с этим согласны?

– Я могу высказать свое мнение: если человек до службы в «горячихточках» сформировался как личность, был честным и порядочным, то он точно такимоттуда и вернется – честным и порядочным. Никакие трудности, даже война,человека изменить не могут. Потому что там ценятся те же самые качества:дружба, честность, доброта.

– Собираются ли дети продолжить военную династию?

– У меня две дочки и сын. Старшая дочь учится в Академииэкономической безопасности МВД России. Ей нравится носить погоны, ходить встрою. Младшая дочка тоже мечтает овладеть профессией военного.

Не отстает от дочерей и сын. Он так и говорит: «Папа, я будуохранять Родину и защищать слабых». Мои друзья по училищу, по службе говорят,когда речь заходит о детях: «Среди нас один ты смог воспитать детей в духевоенно-патриотического воспитания». Дети из семей военных лучше других знают,что происходит в современной армии, знакомы со всем негативом, и, может быть,как раз поэтому не хотят продолжать военную династию…

Хотя я сам лично ничего плохого про армию не могу сказать.Меня всю жизнь окружали хорошие солдаты и офицеры.

– Сразу ли нашли работу «на гражданке»?

– Мне уже было 33 года, когда нашу дивизию расформировали, аменя самого хотели отправить на Дальний Восток. Должностей для меня в войсковыхчастях, которые находятся ближе к Башкирии, не было, старшей дочке тогда должнобыло исполнится пять лет, двум остальным детям и того меньше. Имея трехмаленьких детей дошкольного возраста, я понял, что переезды на такие дальниерасстояния будут затруднительными для моей семьи, и решил менять жизнь на болееоседлую. После некоторых раздумий, как бы тяжело ни было в душе, я все-такипринял решение уволиться. Работу нашел быстро. Меня приняли на работу в МЧС.Тогда как раз министром был Рустэм Закиевич Хамитов. Я очень рад, что попалименно туда, и благодаря руководству МЧС, в том числе Марату Магадееву иРустэму Хамитову, адаптацию на гражданке я прошел такую, что дай Бог каждому. В33 года началась у меня новая гражданская жизнь.

– Вот мы и подошли к главному вопросу… Как появился Фахритдинов– политик?

– Открою вам маленький секрет: офицеры по природе своейкарьеристы. Они не могут ходить на службу ради галочки. Им обязательно надореализовать себя. А если творчески к своей работе подходить, то можно добитьсябольших успехов. Где бы и кем бы я ни был, я получал удовольствие от работы.Мои успехи отмечали. В конце концов, мне предложили должность исполнительногодиректора Совета муниципальных образований. А летом 2007 года я был включен вкадровый резерв политической партии Единой России. Потом уже мою кандидатурувыдвинули на должность депутата Государственной Думы. 2 декабря 2007 годаопределилась моя дальнейшая судьба – меня избрали депутатом. Так я и сталполитиком.

– Считается, что политика – дело не очень чистое…

– Я убежден, что, даже занимаясь политикой, можно оставатьсячестным и чистым человеком. Надо просто бескорыстно делать свое дело. Я своюработу в качестве депутата Государственной Думы воспринимаю просто какочередную должность в своей жизни, не более. Не вершину карьеры, не смыслжизни, а только лишь очередное место работы. Я пришел на четыре года, отработаюэто время от А до Я и уйду. И в тоже время, когда говорят, что депутаты неработают, а зачастую даже не появляются на заседаниях, я знаю, что ко мне этоне относится, я постоянно на рабочем месте.

– Расскажите о своей работе с ветеранами.

– Прежде всего, мне хотелось затронуть больную насегодняшний день проблему – это военные пенсии. В настоящее время отмечаетсясущественный рост обращений в Государственную Думу ветеранских организаций ивоенных пенсионеров по вопросам пенсионного обеспечения. Вопрос затрагиваетинтересы около 2 миллионов человек.

Еще в 2004 году средний размер военной пенсии превышал трудовуюпенсию в 2,2 раза. Сейчас средний размер военной пенсии 8 030 рублей, и онсравнялся с трудовой, а средняя пенсия государственных гражданских служащих ужена 2,5 тысячи рублей стала выше военной. Только в прошлом году трудовые пенсии повышались четыре раза, и вцелом они были увеличены на 30 %, а размер военных пенсий былпроиндексирован один раз.

У нас на уровне законодательства закреплено положение, чторатный труд несопоставим ни с какими другими видами деятельности и долженоцениваться особо. Сейчас разработан и находится в правительстве насогласовании законопроект «О денежном довольствии военнослужащих». Мы посчитали, если законопроект вступит в силу, то военныепенсии возрастут в среднем на 70%. Так, расчеты показывают, что полковник в2012 году в зависимости от ранее занимаемой должности при полной выслуге будетполучать 20-25 тысяч рублей.

В то же время, депутаты обратились к председателюправительства с предложением уже в этом году проиндексировать денежноесодержание на 10%. В ходе своего отчета в стенах Государственной Думы ВладимирВладимирович Путин заявил, что вопрос индексации военной пенсии по уровнюинфляции в этом году будет решен.

– Как в год 65-летияПобеды решался вопрос обеспечения ветеранов Великой Отечественной войны жильем?

– Решением этой проблемой мы начали заниматься еще 2 года назад.В 2008 году депутаты приняли Федеральный закон, который предоставил возможностьобеспечить нуждающихся в жилье ветеранов и членов семей погибших (умерших)инвалидов и участников Великой Отечественной войны жилыми помещениями за счетсредств федерального бюджета. При этом норма обеспечения жильем ветеранов былаповышена – с 18 до 22, а затем до 36 квадратных метров.

В прошлом году было принято еще одно важное законодательноерешение – обеспечить жильем нуждающихся ветеранов независимо от того, когда онивстали на учет: до 1 марта 2005 года либо после этой даты. При этом ветеранам былопредоставлено право выбора: получить жилое помещение либо получитьединовременную денежную выплату, которая может быть потрачена на строительствоили приобретение жилья.

К сожалению, в ходе реализации данной программы выявиласьнекоторая неопределенность между Указом президента и Федеральным законом «Оветеранах» с одной стороны и нормами жилищного законодательства с другой.Органы местного самоуправления продолжали требовать от ветеранов подтвержденияих имущественного положения. Безусловно, сегодня ветеран не может являтьсямалоимущим. Только размер пенсии составляет, в зависимости от категории, от 14до 22 тыс. рублей. Поэтому требовать от пожилых людей доказательств, подтверждающихих доход, является как минимум несправедливым.

Поэтому в апреле нами был принят Федеральный закон,внесенный президентом России, который позволяет решить вопрос постановки научет нуждающихся в жилье ветеранов независимо от их имущественного статуса иснять данную проблему.

Хочу отметить, что в решении жилищной проблемы ветерановмногое зависит и от местных властей. Ведь именно на органы местногосамоуправления возложена обязанность по постановке граждан на учет в качественуждающихся в улучшении жилищных условий. Ведь в некоторых случаях требуетсяболее чуткое и внимательное отношение к нашим освободителям.

– Насколько я знаю, вы оказываете и спонсорскую помощь…

– Дарить новогодние подарки детям погибших афганцев ичеченцев, помогать в реабилитации самих участников боевых действий – это ужедобрая традиция. За время депутатской работы 20 детей из семей, погибших вЧеченской республике, мне удалось на свои собственные деньги отправить вдетские оздоровительные лагеря. Заканчиваю строительство мечети в своейдеревне, где родился и вырос. И многое другое по возможности стараюсь сделать.

– Несмотря на все это вас иногда называют скандальнымполитиком…

– Не соглашусь. На самом деле никогда я не устраивалскандала ради скандала. Потому что я военный, временно работающий политиком.Или, если хотите, я политик, который остался в душе военным прямолинейнымчеловеком. Если я открыто говорил о коррупции, о бюджетных деньгах, уплывающихв чей-то карман, то меня следует называть политиком, который не боитсякритиковать власть, а не скандальным политиком. Мне не нужен скандал радипиара. Потому что не планирую оставаться всю жизнь в политике.

– Какие методы в борьбе за власть вы считаете наиболеегнусными и неприемлемыми?

– Сама по себе борьба за власть – это уже гнусное дело. Еслихочешь узнать человека – дай ему власть. Если человек к власти рвется, это ужененормально. Во власть должны либо выбирать, либо назначать. Начальник отдела,заведующий сектором тоже наделены властью. Любой человек, который имеетподчиненных, имеет власть. Но вместе с тем, это же огромная ответственность,бремя, так что стремиться к этому всеми возможными методами –противоестественно. Если кто-то скажет, что та критика, с которой янеоднократно выступал – это один из способов прихода к власти, то будет неправ. Я не критиковал работу власти, я критиковал ставшие мне известнымимоменты коррупции во власти.

– С каким настроением смотрите на перемены, происходящиев республике?

– По жизни я оптимист. К тому же уверен, что к переменамнадо относится, как к положительному явлению. Перемены нужны. Время перемен дляменя – это время новых надежд, новых побед и новых возможностей.

– Какие из задач в первую очередь, на ваш взгляд,предстоит решить в республике новому руководству?

– Это, конечно, задачи социального характера. Даже по темвопросам, с которыми обращаются ко мне, как к члену комитета по работе светеранами, можно судить, что они стоят сейчас достаточно остро. Так, еще в2008 году мы обратились в правительство республики с предложением учредитьдоплату из республиканского бюджета для семей погибших. Такая практикасуществует во многих регионах. Сейчас мы планируем вновь вернуться к этомувопросу. Кроме того, хотелось бы, чтобы правительство республики вспомнило и обофицерах, ставшими инвалидами при выполнении служебного долга в «горячих точках».В настоящее время доплату к пенсии из республиканского бюджета получают толькосолдаты-инвалиды боевых действий, а офицеры лишены этого. Считаю этонесправедливостью в отношении тех людей, которые сознательно и с честьювыполнили свой боевой долг перед отечеством.

– Глядя на вас, невозможно не задать, наверняка, банальныйжурналистский вопрос: в чем секрет такой потрясающей активности?

– Надо просто любить жизнь. Мне часто однополчане говорят:«Мы тебя узнаем по улыбке». Я думаю, в детской песне «От улыбки станет всемсветлей» скрыта уникальная житейская мудрость. Уверен, что все невзгоды инеприятности надо встречать с улыбкой. Жизнь надо любить, людей любить. Не надоискать в людях одни недостатки. Пытайтесь разглядеть в каждом что-то хорошее. Вконце концов, если невозможно исправить человека, то проще про него забыть.Никакие межличностные отношения не должны мешать работе. Работать на любомпосту нужно с полной отдачей и честно. В любой деятельности можно найтитворческое начало.

– А мечта осталась какая-нибудь?

– У каждого человека есть мечта. Даже не одна. А еслиговорить в целом, то хочу, чтобы не было голодных детей, чтобы не былоболезней, насилия, чтобы было больше счастливых людей, чтобы люди были добреедруг к другу. И в попытках изменить мир начал с себя. Я всегда с добром иду клюдям и хочу, чтобы так же поступали остальные. Вот это и есть моя мечта.Думаете не сбудется?

– Ну почему же, общаясь с вами, понимаешь, чтоневозможного нет.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter