СЕЙЧАС -25°С
Все новости
Все новости

«Кто бы мог подумать, такой вежливый»: как в России похищают людей и почему это расследуют годами

За год суды вынесли 466 приговоров, но это неполная статистика

Похититель на вид может казаться обычным человеком

Похититель на вид может казаться обычным человеком

Поделиться

31 июля Россию потрясла история из Челябинской области — женщине удалось сбежать от маньяка, державшего ее в заточении в своем доме 14 лет. Мужчина избивал и насиловал девушку, а когда уходил — заклеивал ей рот скотчем и пристегивал к батарее.

Резонансный случай из Челябинска — далеко не единственный: ежегодно суды выносят сотни приговоров преступникам, которые похищали или незаконно лишали свободы людей. И это только официальная статистика — как говорят следователи, не все случаи из тех, что разрешились благополучно, доходят до суда.

Сколько человек похищают в России

Самым резонансным случаем похищения в России до сих пор считается преступление Виктора Мохова, более известного как «скопинский маньяк»: он опоил двух девушек снотворным, запер в подвале и удерживал жертв на протяжении почти четырех лет, регулярно избивая и насилуя. Одна из девушек родила от преступника двоих детей, которых маньяк подбросил незнакомым людям. По счастливой случайности пленницам удалось дать о себе знать, и в мае 2004 года их освободили.

С тех пор прошло почти 20 лет, и могло показаться, что такие преступления остались в прошлом. И вот мы видим историю из Челябинска: многолетний плен, насилие и принудительные домашние работы. А начиналось всё в 2009 году: 19-летняя Екатерина недавно выпустилась из детского дома, жила у своего дяди и в один вечер познакомилась с 37-летним Владимиром Ческидовым. Он предложил поехать к нему в гости в поселок Смолино, выпить. Девушка согласилась, а когда очнулась — услышала, что теперь будет жить с Владимиром. С тех пор прошло 14 лет.

Еще чуть-чуть и видео загрузится

Видео: Городские порталы

Жертвы и Мохова, и Ческидова в заточении находились годами, вероятно, именно поэтому эти случаи стали такими резонансными. Зачастую же похищения не то чтобы остаются совсем уж незамеченными, но быстро забываются. Да и наказания по ним далеко не такие, как у Мохова, который отсидел в колонии почти 17 лет. В 2022 году жителя Нижнего Новгорода Сергея Свешникова, который похитил девушку, 10 дней держал ее в подвале гаража и неоднократно насиловал, приговорили к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. Еще ему назначили штраф — 20 тысяч рублей.

И это лишь один из сотен приговоров 2022 года — согласно статистике судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, в общей сложности суды вынесли 466 приговоров по статье о похищении человека, еще 257 приговоров — за незаконное лишение свободы. Однако говорить, что все эти преступления произошли в прошлом году, неправильно — расследование каждого такого преступления может длиться годами.

Ежегодно суды выносят сотни приговоров о похищении людей

Ежегодно суды выносят сотни приговоров о похищении людей

Поделиться

— Нужно понимать, что статистика далеко не полная, — заявил нам криминалист Лев Бертовский. — Например, жертвы не всегда обращаются в правоохранительные органы, если в итоге всё закончилось «хорошо». Похищения в целом относятся к латентным преступлениям.

Латентная преступность — совокупность преступлений различных видов, которые были совершены, однако не стали предметом предусмотренного законом реагирования в виде нарушения уголовно-процессуального производства и привлечения виновных лиц к ответственности.

Разница между похищением и незаконным лишением свободы довольно проста. Как объясняет юрист Андрей Конышев, по статье о похищении дело квалифицируется, когда человека похищают из одного места и увозят в другое, где незаконного удерживают. Лишение свободы подразумевает, что человека никуда не перемещали.

— В этом случае человек должен прийти в некое место добровольно и находиться там по собственному желанию. А уже впоследствии ему не дают покинуть это место и принудительно заставляют там оставаться, — говорит Андрей Конышев.

Несмотря на разницу, зачастую преступника обвиняют по двум статьям сразу.

— Обычно похищение и незаконное лишение свободы идут в совокупности, — заявил Лев Бертовский. — Также вместе с этими статьями идут и другие, которые зависят от того, что с жертвой делали. В случае с недавней челябинской историей обвиняемому добавят и изнасилование, и, если подтвердится, убийство.

Ческидову уже предъявили обвинения в убийстве, похищении и изнасилованиях. По данным портала 74.RU, во дворе его дома нашли останки еще одной женщины.

Зачем людей похищают

Перечисленные резонансные случаи связаны с сексуальным насилием, однако это не единственная цель, с которой могут действовать преступники. Нередко мотивом становятся деньги или имущество.

В 2022 году в Пермском крае суд вынес приговор вымогателям, которые требовали у похищенного деньги — мужчину насильно усадили в машину, отвезли на кладбище, облили бензином. После этого пострадавшего еще неделю держали взаперти, пока он не согласился подписать документы на продажу своей квартиры и передать преступникам деньги. В Самаре весной 2022 года задержали сразу целую семью: женщину в компании с братом, его женой и их матерью обвиняют в похищении собственной дочери. Девушку держали в заточении и силой заставляли отказаться от доли в квартире.

Причиной становятся и личные конфликты. В Башкирии двух девушек обвиняют в похищении знакомой — одна из подруг заподозрила, что у ее отца роман с этой женщиной, и решила проучить разлучницу. Вдвоем подруги избивали жертву на кладбище, после чего перевезли ее в частный дом, где продолжили мучения. А в Новосибирске по подозрению в похищении задержали мужчину, который, по словам жены, пытался защитить семью — похищенный угрожал его жене и детям.

Причиной похищения может стать что угодно, но криминалист Лев Бертовский говорит, что чаще всего преступники преследуют одну из двух целей — это либо изнасилование, либо вымогательство.

— В группе риска всегда выступают девушки в определенном возрасте, которых похищают в качестве секс-рабынь, — считает Лев Бертовский. — Вторая распространенная ситуация — похищение с целью вымогательства: либо у самой жертвы узнают пин-код карты или пароль от телефона, чтобы украсть средства, либо похититель обращается к родственнику жертвы и требует выкуп. В таком случае в группе риска может быть кто угодно.

В отдельную группу можно выделить похищения людей работорговцами — в XXI веке они всё еще существуют. В мае координатор движения «Альтернатива», которое вызволяет людей из рабства, Алексей Никитин рассказал MSK1.RU, что только за 2022 год они помогли 83 людям. Одним из последних спасенных стал Сергей, который приехал из Луганска в Москву на заработки еще в 2018-м. За эти годы он побывал во многих работных домах, а когда попал в последний, у него уже не было ни паспорта, ни телефона, ни денег.

Кто обычно похищает людей

Если посмотреть на цели похитителей, то можно понять, что какого-то универсального портрета нет: украсть человека может девушка в порыве странного рода заботы о мамином счастье, а может — человек, который годами обустраивал подземную тюрьму.

Владимира Ческидова, как и когда-то Виктора Мохова, уже называют маньяком — в просторечии это слово мы часто применяем к людям, полагая, что причина их преступлений кроется в психическом расстройстве. Уже известно, что пленница Ческидова сбежала как раз во время его госпитализации в психбольницу. Однако только этого недостаточно для заключения, что на его действия повлияло психическое расстройство, — психиатрическая экспертиза должна установить, вменяем человек или нет, осознавал ли он преступность своих действий.

— По стандарту сначала проводят так называемую амбулаторную экспертизу — в самом изоляторе три психиатра знакомятся с материалами дела, смотрят, беседуют с обвиняемым и выносят свой вердикт, — говорит Лев Бертовский. — Для того чтобы такую экспертизу провести, нужно собрать документы: характеристики, данные о том, как он рос, стоял или не стоял на учете в ПНД, злоупотреблял или не злоупотреблял, приводы были или не были. Соответственно, на это следователю нужно время. Потом он запускает амбулаторку, на нее есть определенная очередь — они не сразу же по велению следователя делают. Это еще неделя-две. Потом они готовят заключение — тоже сколько-то времени уходит. Зачастую, особенно в вот таких сомнительных случаях, особенно громких, амбулаторка говорит: «Не, ребят, давайте проводить стационарную экспертизу». Его помещают в специальный психиатрический стационар, но тоже не сразу, а когда подойдет очередь. Там за ним наблюдают, по методике проведения экспертиз наблюдать его должны месяц. После этого комиссия принимает какое-то решение, потом изготавливается акт и так далее.

Доцент кафедры педагогики и психологии образования Уральского федерального университета Рустам Муслумов говорит, что вне зависимости от вменяемости, когда речь заходит о похитителях, мы имеем дело с сильнейшей личностной деформацией.

— Нормальным назвать человека, который направляет свою активность на похищение другого, подчинив его волю, испытывая удовлетворение, сложно, — говорит Рустам Муслумов. — Можно ли как-то отличить маньяка от нормального человека — это один из самых сложных вопросов, который решают следователи. Зачастую человек, совершающий похищения, сексуальный садист, насильник, может выглядеть вполне адекватным человеком. Известны случаи, когда знающие его говорят что-то вроде: «Ну кто бы мог подумать, такой замечательный человек был, такой вежливый».

Почему людей продолжают похищать

Максимальное наказание за похищение (с учетом возможных отягчающих обстоятельств) довольно суровое — до 15 лет лишения свободы. Криминалист Лев Бертовский полагает, что ужесточать закон уже некуда, но проблема похищений заключается не в законе.

— Сам факт жестокости закона никак не повлияет на маньяков, — считает криминалист. — Все мы видели челябинского маньяка в зале суда: он явно психически нездоровый человек с низким интеллектом и мог даже не догадываться о том, что совершает правонарушение. Такие люди просто делают что хотят.

Если дело дошло до полиции, говорит Бертовский, то им гарантированно начнут заниматься. В таком случае, почему многие дела так и остаются нераскрытыми, а некоторых жертв не удается найти годами? По мнению специалиста, проблема — внутри самих органов правопорядка.

— Главная проблема — кошмарный некомплект полиции, — заявил Лев Бертовский. — Это разговор в первую очередь к улучшению качества расследования, удовлетворение нужд следствия и оперативников. Нехватка кадров приводит к тому, что поступающие заявления не влекут очень активных действий. Это давний разговор, который пока что ни к чему не привел.

О дефиците кадров в правоохранительных органах говорят и официальные лица. В марте 2023 года на расширенном заседании итоговой коллегии МВД России об этом заявил глава ведомства Владимир Колокольцев.

— По-прежнему остро стоит вопрос комплектования: на начало текущего года без учета новых территорий вакантными оставались 105 тысяч должностей, из них 86 тысяч аттестованных, — цитирует РИА Новости слова Колокольцева. — Прежде всего, речь идет о патрульно-постовой службе, оперативных подразделениях, следствии, участковых уполномоченных полиции.

Что происходит с жертвами после

В историях с похищениями людей все внимание приковано к преступникам, в то время как жертвы, чьи жизни искалечил маньяк, отходят на второй план.

В случае с жертвами уже упомянутого «скопинского маньяка», Екатериной Мартыновой и Еленой Самохиной, мы видим, как по-разному человек может проживать последствия многолетнего заточения: Екатерина неоднократно давала интервью СМИ и написала книгу о своем заточении. Елена, напротив, предпочла полностью исчезнуть из инфополя и не отвечала на вопросы журналистов. Лишь один раз она дала интервью «Комсомольской правде», в котором объяснила, почему не хочет общаться со СМИ.

— На самом деле мне нечего стыдиться, я никому ничего плохого не сделала. Но то, что со мной случилось, оставило в душе глубокую рану, которая никогда не заживет. И когда в нее снова и снова тыкают, поверьте, это очень больно, и никакой другой реакции, кроме неприятия, у меня не вызывает, — заявила Елена Самохина.

— Жертвы, не только похищенные или подвергнувшиеся сексуальному, но и эмоциональному насилию, переживают сильный стресс, — говорит Рустам Муслумов. — Люди отличаются по ресурсам, позволяющим справиться с такими обстоятельствами. Многие не обладают высокой жизнестойкостью, подвержены кризисам. По оценкам экспертов, до 80% людей, переживших подобное, к сожалению, столкнутся с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). Это медицинский диагноз, и такой человек нуждается в квалифицированной психиатрической и психологической помощи.

Психолог добавил, что жертва насилия часто не обращается за помощью, так как преступник может внушить вину за то, что с ней произошло. Зачастую жертвы испытывают сильнейший стыд и страх перед оглаской, колоссальный стресс от необходимости пройти через экспертизы и опросы, процедуры опознания. СМИ сообщали, что до Елены и Екатерины жертвой того же «скопинского маньяка» стала 13-летняя девочка: ей удалось сбежать спустя две недели, сообщать о случившемся она не стала, но впоследствии, уже будучи взрослой, давала интервью. В официальном деле Мохова этого инцидента нет.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter