24 июня четверг
СЕЙЧАС +18°С

Скрытая депрессия, симптом болезненного общества или повреждение мозга — разбираем с психологом кто такие школьные стрелки

Эксперт Ольга Хафизова рассказала, что может подтолкнуть детей на массовые убийства

Поделиться

Как считает Ольга, как правило, стрелки — люди с ослабленной эмоционально-волевой сферой, которые попали под не очень хорошее влияние

Как считает Ольга, как правило, стрелки — люди с ослабленной эмоционально-волевой сферой, которые попали под не очень хорошее влияние

Поделиться

Теракт, произошедший в лицее Казани 11 мая и унесший жизни 9 человек, оставил без ответа десятки вопросов. Самые, пожалуй, важные — почему подростки идут на такое? Почему их привлекает идея Колумбайна? Что, в конце концов, с ними не так — не в порядке психика или движет желание таким страшным способом отомстить за перенесенные обиды?

На эти и другие вопросы журналиста UFA1.RU ответила психолог-психотерапевт Ольга Хафизова.

Почему Ильназ Галявиев пошел на теракт?

Рассуждение о школьных стрелках психолог Ольга Хафизова начала с того, что известно о молодом террористе из СМИ. Ильназ плохо учился в школе, затем поступил в колледж, который считается не самым престижным и куда, как правило, поступить довольно просто. Несмотря на то что в новом учреждении Ильназ учился лучше, с января он перестал посещать занятия, и его отчислили. Как полагает психолог, вероятно, у молодого человека не очень доверительные отношения с родителями. Из видеодопроса Ильназа ясно, что он их не признает. Более того, Ильназ проживал отдельно от них.

— Отношения с папой и мамой — они как будто бы прерванные, — рассказала Хафизова про Ильназа.

Также психолог отметила, что подобные оборванные связи с семьей косвенно могут указывать на влияние со стороны террористической, религиозной или сектантской организации. Первая часть работы по вербовке — оборвать отношения с близкими жертвы и связаться с ней более тесными узами. У Ильназа раньше была социальная жизнь — знакомые, с которыми он общался, соседи, по неподтвержденной информации, девушка.

— Он из социальной жизни не был выкинут полностью — он общался. Хотя у него были не очень хорошие отношения с одноклассниками и одногруппниками, — рассказала Хафизова.

Мотивация, по которой молодой человек пошел на преступление, пока еще не до конца ясна. Личная месть в данном случае маловероятна потому, что парень вернулся в свою школу спустя 4 года после выпуска и расстреливал незнакомых ему детей. Конкретно с ними у него не было конфликта. Открытым остается вопрос о вменяемости молодого человека. Ольга Хафизова отмечает, что Ильназ проходил психиатра как минимум дважды. При получении разрешения на покупку оружия (28 апреля) и при постановке на учет в военкомате.

— Если бы был явный психоз, психиатр бы это заметил. У людей с психозами есть некоторые явные маркеры. По речи их слышно. По рассуждениям их слышно. И опытному психиатру необязательно проводить длительное исследование, — рассказала Хафизова.

Однако психолог не отрицает возможное наличие скрытой депрессии у молодого человека, а также то, что выявленная у Ильназа еще до трагедии энцефалопатия, приводящая к гибели клеток головного мозга, могла сказаться на его поведении. Возможно, это объясняет то, что парень на допросе называл себя богом.

Подытоживая, Ольга Хафизова выделила несколько причин, которые в совокупности могли привести Ильназа к массовому расстрелу:

  • заниженная самооценка;
  • не очень хорошие отношения с ровесниками в колледже;
  • возможно, невыявленное депрессивное расстройство;
  • обостренное чувство несправедливости этого мира, которое вылилось в идею о том, что все должны умереть;
  • энцефалопатия.

— Если есть повреждение мозга, возникает вопрос — а был ли у него выбор поступить иначе? Человек с болезнью не может себя контролировать. Его личность распадается. Но это хорошо, что он остался жив, потому что теперь психологи, психотерапевты, психиатры смогут больше информации извлечь, — рассказала Хафизова, — ведь часто в подобных ситуациях агрессоры погибают при задержании или заканчивают жизнь самоубийством.

Школьные стрелки — сумасшедшие?

Ольга Хафизова пояснила, что школьные стрелки не всегда психически больны. Также в их семьях необязательно есть явное физическое насилие. Это люди определенной структуры личности, которые, если «звезды сошлись», могут пойти убивать. Чаще всего в их анамнезе указаны:

  • Нарушения эмоционально-волевой сферы — им сложно преодолевать препятствия, «они хотят получать все и сразу». Их эмоциональное состояние не стабильно.
  • Скрытая недиагностированная депрессия — из-за нее подросткам трудно бороться с жизненными обстоятельствами, они могут хотеть покончить жизнь самоубийством.
  • Часто — воспитываются в семьях с небольшим достатком.
  • Часто — у них нет доступа к хорошему образованию. При этом интеллект у них может быть хорошо развит.
  • Нет доверительных отношений с родителями.

— Я понимаю, возникает такое желание, чтобы дали какие-то признаки, по которым можно определить — террорист человек или не террорист. Но так не бывает. Большинство террористов не являются психически больными. Они — люди с ослабленной эмоционально-волевой сферой, которые попали под не очень хорошее влияние, — рассказала Хафизова.

Основной мотив — несправедливость мира

Психолог согласилась с тем, что школьные стрелки — симптом того, что в обществе что-то не так.

— 72% таких террористических актов приходятся на страны, которые экономически не очень развиты. Где большое разделение между богатыми и бедными, — рассказала Хафизова. — Насколько я знаю, данный случай не был признан как террористический. Но мотивы террористов и школьных стрелков несколько схожи.

Причина, по которой школьные стрелки идут на массовые убийства, в обостренном чувстве несправедливости мира по отношению к себе. Из-за ослабленной эмоционально-волевой сферы, депрессий, им кажется, что они в ловушке. И нет выхода. Они ничего не могут изменить. Тогда уничтожение обидчиков, а может, и человечества в целом кажется им единственным способом решения проблем.

Чем подростков привлекает история про Колумбайн?

В 1999 году в США двое подростков — Эрик Харрис и Дилан Клиболд — напали на свою школу «Колумбайн» с взрывными устройствами и стрелковым оружием. погибли 13 человек, 23 были ранены. Позже подростки покончили с собой.

Подобным образом вели себя и другие тинейджеры. Например, Владислав Росляков из Керчи расстрелял десятки студентов и взорвал самодельную бомбу. Внешне в день убийства он походил на одного из стрелков Колумбайна — ружье 12-го калибра, белая футболка с надписью. Поступком американских тинейджеров вдохновился и 17-летний школьник из Стерлитамака, который напал на одноклассников с ножом и горючей смесью.

Психолог объяснила, что школьные стрелки видят в поступке колумбайских школьников восстановление справедливости и возможность прославиться подобным образом. Они примеряют модель американских подростков на себя, ассоциируют себя с ними, потому что другой ролевой модели не могут найти.

— Мальчику было плохо, он пошел, отомстил за себя. Про него говорят, он стал знаменитостью, — считает Хафизова.

Никогда бы о нем не подумали

По словам психолога, многих школьных стрелков можно описать похожим образом:

  • тихие;
  • неуверенные в себе;
  • подвергаются буллингу со стороны сверстников;
  • не могут рассчитывать на родителей.

Однако Хафизова подчеркивает, что далеко не все подобные дети — потенциальные террористы. Иначе расстрел школьников был бы довольно привычным делом. Необходимы и другие составляющие, о которых психолог указывала ранее. Кроме того, при наилучшем стечении обстоятельств из детей, подходящих под критерии школьных стрелков, могут вырасти добропорядочные граждане. Например, про Ильназа преподаватель говорила, что в колледже он учился хорошо и увлекался компьютерами — стал бы отличным программистом или ремонтником, считает Хафизова. В данном случае гражданское общество может заниматься только профилактикой появления школьных стрелков.

Совет эксперта

— Это такая, наверное, утопическая идея, но нам очень важно находить подход к детям, которые педагогически запущены. У которых нет доверительных отношений с родителями. Им сложно преодолевать трудности, и они бросают все на полпути, — говорит психолог. — Еще с детского сада родителям, психологам и педагогам важно социализировать таких детей, работать с их самооценкой, учить откладывать свои импульсивные желания и преодолевать сложности.


Все материалы на тему стрельбы в школе в Казани мы собрали в едином сюжете.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Уфе? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...