СЕЙЧАС -14°С
Все новости
Все новости

Священная «корова» медицины

Поделиться

Одной из примет осени давно уже стали кампании по вакцинации. Например, от гриппа и от клещевого энцефалита. Кто-то относится к этому спокойно, кто-то ропщет в душе, но все равно делает, некоторые выражают свой протест открыто. Да, приметой нынешнего времени является активное антивакцинаторство. Как и любая другая оппозиция, оно имеет своих приверженцев и таких же ярых противников. И та, и другая сторона приводят доводы за или против массовых и обязательных прививок, и чтобы разобраться, на чьей стороне правда, надо обратиться к истокам вопроса.

Прививка от мракобесия

Официальным началом истории прививок является открытие французского микробиолога Луи Пастера, которому удалось целенаправленно ослабить возбудители различных заболеваний и создать из них препараты для прививок. В 1881 он создал прививку против сибирской язвы, а в 1885 – против бешенства. Однако столетием ранее английский аптекарь и хирург Дженнер сделал интересное наблюдение: доярки, перенесшие неопасную для жизни коровью оспу, никогда не заболевали оспой натуральной, которая в то время вызывала массовые эпидемии и выкашивала целые деревни. 14 мая 1796 года Дженнер привил коровью оспу восьмилетнему Джеймсу Фипсу, а через полтора месяца ввел ему вирус человеческой оспы, и мальчик не заболел. Это было первое экспериментальное доказательство безопасности и полезности профилактических прививок. Кроме того, еще в древней Индии и Китае была распространена инокуляция, в ходе которой здоровых людей прививали жидкостью из пузырьков больных легкой формой оспы. Правда, в этом случае результаты были не столь радужные, потому что примерно пятая часть привитых умирала. Из-за ошибочного введения в здоровый организм более патогенных вирусов.

Тем не менее со времен Луи Пастера вакцинация (от латинского «вакка» – «корова») стала едва ли не главным профилактическим средством против многих эпидемических заболеваний. С тех же самых пор у нее имеются и ярые противники. И если в 19 веке ими были священнослужители, приписывающие прививкам диавольское вмешательство в божий промысел, то позже их место заняли, как ни странно, педагоги, а еще позднее просто активисты, жаждущие общественного признания. Непоследовательность и противоречие своим же принципам являлось признаками антивакцинаторов во все времена. В 19 веке церковь активно выступала против изобретения Пастера, теперь она же активно поддерживает массовые прививочные кампании. Педагоги, которые в начале прошлого столетия выступали против вакцинации детей, называя ее страшной лотереей, уже после Второй мировой войны, во время и после которой Европу и Северную Америку поразила эпидемия детского полиомиелита, в половине случаев заканчивающегося параличом или смертью, перекинулись в лагерь активных сторонников вакцинации.

В 50-70-е годы в Европе многие общественные организации призывали бойкотировать прививки, однако после эпидемии того или иного заболевания общество возвращалось к вакцинации. Так, в 1974 году в Великобритании известный академик подвергнул сомнению пользу прививки от коклюша, вследствие чего процент вакцинированных детей снизился с 81% до 31%. Двумя годами позже страну охватила эпидемия детского коклюша, приведшая к смерти 16 малышей. После чего спрос на прививки стремительно вырос, и заболевания снизились до минимума.

Схожая ситуация произошла в Швеции, где в 1979 году был введен мораторий на вакцинацию против коклюша. Он был снят в 1996 году, когда число заболеваний у детей в возрасте до 10 лет перевалило за 60%, а смертность от болезни превысила десятипроцентный порог. Когда вакцинация была возобновлена, заболеваемость коклюшем удалось снизить более чем в 10 раз, а смертность от него удерживать на уровне одного случая в год.

Россия тоже имеет в анналах истории негативные примеры отказа от вакцинации. Так, в 1990-х годах на территории бывшего СССР из-за антипрививочных публикаций в СМИ резко снизилось число привитых от дифтерии детей. Болезнь не заставила себя ждать и ответила эпидемией, в ходе которой заболело более 150 тысяч человек (из них 125 тысяч – дети), из которых пять тысяч погибло (две трети из них – дети до 14 лет).

Аргументируй это!

И у сторонников, и у противников вакцинации всегда есть ряд аргументов. Вот только научным их подтверждением владеют лишь врачи, пропагандирующие прививки. Антивакцинаторы, как правило, склонны искать в иммунизации минусы, далекие от медицины.

«Читал статьи людей, призывающих родителей отказаться от прививок, и не нашел в них ни одной более-менее весомой причины отказа, – рассказывает папа трехлетней Ани Вячеслав Тропинин. – Одни видят во всем заговор фармацевтов, другие – заговор врачей, которые умалчивают об осложнениях, третьи пугают заговором правительства, которое задалось целью сгубить весь народ». В этих словах Вячеслав видит абсурдность: зачем врачам умалчивать осложнения, если при их возникновении им же самим придется лечить ребенка, а нагрузка на участковых терапевтов и так немаленькая. Врачам, наоборот, выгодно привить ребенка, чтобы на своем участке избежать «неудобных» болезней, таких как дифтерия, коклюш или полиомиелит. «Зачем правительству уничтожать народ, я тоже не совсем понимаю, – признается Вячеслав. – Ведь тогда не с кого будет брать налоги и некем управлять».

Еще один самый распространенный девиз антивакцинаторов – уровень медицины сегодня настолько высок, что позволяет успешно лечить любое заболевание. Вот только не каждый родитель захочет, чтобы его ребенок болел тем же коклюшем, столбняком или коревой краснухой. Да, лечение есть, но не всегда оно проходит без осложнений и процесс его довольно длительный и трудоемкий. Подвергать свое чадо такому испытанию добровольно родители вряд ли решатся. К тому же не стоит забывать о неизлечимых или трудноизлечимых болезнях, таких как туберкулез или гепатит В! Такие диагнозы практически равны приговору.

«Самый излюбленный прием антивакцинаторов – отрицание достоверности научных доказательств пользы прививок, – говорит ярая сторонница вакцинации, мать двоих детей Надежда Трофимова. – Но именно этот же аргумент можно привести и в пику противникам вакцин – подвергнуть сомнениям все их доводы».

У страха глаза велики

Так стоит ли бояться прививок? Чтобы ответить утвердительно или отрицательно на этот вопрос, надо разобраться, что же собой представляет прививка. Суть ее заключается в введение в организм антигенного материала, который способен вызвать иммунный ответ на возбудитель болезни. «Вакцинация – это своеобразный тренировочный спарринг для нашего организма,– поясняет педиатр Николай Ложкин. – Да, во время этого боя организм, как и спортсмен, получает синяки ссадины, но зато теперь он знает слабое место противника и может его одолеть». В этих словах большая доля истины. Вряд ли кто-то из нас рискнет сесть за руль машины и выехать на улицы города, не зная, как управлять транспортным средством. Нам обязательно надо потренироваться, чтобы овладеть хотя бы минимальными навыками. Так почему с организмом должно быть по-другому? Ему тоже хочется получить больше знаний о той угрозе, которая может свести на нет его функции.

Увы, решать, имеет ли он право на учебный бой, не ему. И если иммунитет взрослого человека имеет большой опыт встреч с неприятелем, и шанс, что он сообразит, как справиться с новым противником, есть, то иммунитет детский юн и неопытен. «На сегодняшний день государство переносит ответственность за жизнь и здоровье детей на их родителей, потому что прививки можно сделать только с их разрешения», – сокрушается председатель общества пациентов Андрей Хромов.

На стороне мам и пап выступает и федеральный закон №157, где расписан не только календарь прививок, но и право родителей согласиться или отказаться от вакцинации своего ребенка. Статистика показывает, что среди отказников более двух третей – люди с высшим образованием. Это и странно, потому что такие начитанные и образованные люди должны бы понимать суть иммунизации и процент рисков.

По статистике научного центра здоровья детей РАМН за последние 25 лет от прививок в России умерло 75 детей. Причиной тому в большинстве случаев стало нарушение холодовой цепочки (когда прививка приобретается в аптеке, а потом родители приносят ее в поликлинику) или введение вакцины необученным персоналом. «Соблюдение правил хранения вакцин, учет факторов риска и профессионализм персонала, который ставит прививки, делает процесс иммунизации безопасным», – уверяет директор департамента развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития России Валентина Широкова. По ее словам, детей, которые имеют высокий фактор риска, какие-то хронические заболевания, которые могут осложниться после вакцинации, надо прививать в стационарах под наблюдением врача.

Однако именно такие детишки и являются группой риска, подверженной более сложному протеканию болезни в случае заражения. «Если после прививки у ребенка поднимается температура, нарушается сон и аппетит, то представьте, как он будет переносить саму болезнь, ведь вирус в десять, а то и в двадцать раз сильнее своего ослабленного агента!» – напоминает Валентина Ивановна.

Кроме того, в вакцинации есть множество различных факторов. Как правило, против одного возбудителя есть несколько вакцин разных производителей. Все они имеют те или иные отличия, позволяющие провести иммунизацию в щадящем режиме для разных категорий граждан – детей, пожилых людей, беременных женщин. Получить консультацию по вопросу выбора вакцин, противопоказаний при разных заболеваниях и определении факторов риска можно в центре иммунопрофилактики, известном как центр прививок. Его специалисты готовы ответить на все вопросы и развеять все сомнения. Правда, решать, ставить или нет прививку, все равно придется самому. И будет лучше, если решение окажется взвешенным.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter