24 октября воскресенье
СЕЙЧАС +8°С

«Забаррикадируюсь тут и никого не пущу»: как тысячи семей в России берут ипотеку, чтобы стать бомжами

Юристы рассказывают, как спасти свой дом от сноса

Поделиться

Этот дом относительно новый, его построили в 2011 году, и спустя год Центральный суд Красноярска признал его незаконным

Этот дом относительно новый, его построили в 2011 году, и спустя год Центральный суд Красноярска признал его незаконным

Поделиться

Купить жилье — главная проблема для многих россиян, особенно в ситуации постоянного роста цен. Люди вынуждены не только брать ипотеку, но и рассматривать при этом самые дешевые варианты. Гостинки в небольших трехэтажных домах посреди частного сектора кажутся не самым плохим вариантом: новый дом, участок за забором, демократичная цена в районе миллиона и главное — всё законно. Дальше у властей возникают вопросы по земле: суд, выселение, снос. И люди становятся бомжами, продолжая выплачивать ипотеку. Таких историй по России тысячи, но каждая из них повергает в шок вновь и вновь.

Янине и ее пожилой маме предстоит платить ипотеку до 2031 года. 1,5 миллиона вначале, три миллиона рублей по факту — столько стоила тесная студия, и, как оказалось, перспектива остаться на улице. Центральный районный суд Красноярска постановил владельцам 23 квартир в 3-этажке съехать и снести здание за собственные деньги. Как так сложилось, что оформленное по всем правилам жилье оказывается в нашей стране вне закона, а множество семей с детьми, стариками, инвалидами без жилья — разбиралась корреспондент NGS24.RU Кадрия Катцина.

«Пусть только попробуют меня выгнать»


За деревянным заборчиком стоит трехэтажное здание, больше напоминающее большой коттедж. Его облик не выбивается из частного сектора микрорайона. Отсюда рукой подать до знакового для Красноярска места — изображенной на «десятке» часовни Параскевы Пятницы. До центра на машине и без пробок можно доехать за 15 минут.

Нас встречает Янина, владелица одной из 23 квартир. Не успела переодеться с работы, поэтому в форменной куртке РЖД. Женщина надеется благодаря огласке на успешное разрешение сложной ситуации с жильем, поэтому охотно встречает журналистов.

«Свободу Навальному» — гласит надпись со значка на куртке Янины

«Свободу Навальному» — гласит надпись со значка на куртке Янины

Поделиться

Огороженная территория — чистая и аккуратная, есть песочница и турник. Но, кажется, здесь тесновато — от привычных многоквартирных домов дворик всё же отличается. В доме 23 квартиры, расположенные на трех этажах. Янина живет на верхнем этаже.

Из дома на Гагарина, 64 открывается замечательный вид на город, даже Енисей видно

Из дома на Гагарина, 64 открывается замечательный вид на город, даже Енисей видно

Поделиться

Квартира Янины небольшая, всего 24 кв. м, но в доме есть студии еще меньше — 16 квадратов. Живет она с пожилой мамой. Два кота и цветы добавляют ее студии уюта и теплоты.

— Здесь живут люди небогатые, на что хватило денег, то и купили. Вы представляете, нам еще ипотеку платить до 2031 года! Квартиру мы купили за полтора миллиона, но в итоге с процентами сумма получится в два раза больше. Выходит, что нас оставляют без жилья и без денег, — разводит руками девушка.

Жить в этом доме женщинам нравится, мама Янины Елена Николаевна показывает вид из окна. На улице небольшие частные домики, а за ними центр, Енисей и правобережье.

«На что хватило денег, то и покупали», — говорят жительницы дома на Гагарина, 64

«На что хватило денег, то и покупали», — говорят жительницы дома на Гагарина, 64

Поделиться

Жительница дома Елена Николаевна очень любит смотреть в окно, особенно ей нравится правобережье

Жительница дома Елена Николаевна очень любит смотреть в окно, особенно ей нравится правобережье

Поделиться

Где теперь жить будут, не знают вовсе. Из вариантов, по словам Янины, «только под мост». При этом она до сих пор не верит, что живых людей, детей, инвалида и пожилых сделают бомжами. На вопрос, сколько стоит снос дома, отказывается отвечать — даже узнавать не собирается, потому что бороться за свою квартирку будет до победного.

— Я забаррикадируюсь здесь, позову журналистов, и пусть только попробуют меня выгнать. У нас есть все документы, они в полном порядке, все инстанции давали разрешение и на строительство, и на перевод дома в многоквартирный, — твердит Янина.

Уюта квартире Янины добавляют пушистые питомцы. Если придется покидать дом, то их она заберет с собой

Уюта квартире Янины добавляют пушистые питомцы. Если придется покидать дом, то их она заберет с собой

Поделиться

Всё началось со взрыва


Подлежащий сносу дом — относительно новый, его построили в 2011 году. Коммуникации свежие. Водоснабжение, отопление и электричество — централизованные, как и у всех красноярцев. Есть своя управляющая компания. Единственное отличие от обычной многоэтажки — горячую воду сюда не поставляют, холодную греют бойлером.

По информации УК, больших долгов у жильцов нет, стараются платить исправно. Да и в обслуживании всё без проблем — дом как дом. Почему вдруг он стал вне закона, жильцы не понимают.

Придомовая территория маленькая, но здесь есть и песочница для малышей, и турник для тех, кто постарше

Придомовая территория маленькая, но здесь есть и песочница для малышей, и турник для тех, кто постарше

Поделиться

Череда проверок здесь началась после взрыва в таком же трехэтажном доме, состоявшем из частных гостинок. Один из жильцов принес газовый баллон для плиты, и тот рванул. Часть дома обрушилась, погибли двое — женщина и мужчина, пронесший баллон.

Во время проверок выяснилось, что построено здание с нарушениями. Собственники возвели дом на территории под индивидуальную застройку, поделили его на гостинки и распродали — получился незаконный многоквартирный дом. Изначальный собственник дома получил 4 года общего режима за мошенничество. Почти сразу же аналогичный соседний дом снесли. Десятки людей остались на улице.

— После сноса нам выделили двухкомнатную квартиру из маневренного фонда, поскольку пойти было некуда и своего жилья в собственности у нас нет. Тем, у кого есть жилье какое-то, не дали вообще ничего, никаких денег. Сейчас мы подтверждаем, что не купили другую недвижимость и остаемся жить в выделенной квартире, — делится Виталий, один из собственников снесенного дома.

Этот дом снесли после взрыва в соседнем доме

Этот дом снесли после взрыва в соседнем доме

Поделиться

Мужчина потерял 1 миллион 250 тысяч рублей — столько он отдал за нее в свое время, ему вернули только комиссию агентства недвижимости.

— Квартиру покупали через агентство. Нам на подпись дали договор с гарантией «чистоты сделки». Что такое «чистота сделки», уже потом на суде, когда решали вопрос с агентством, мы объяснить не смогли. Единственное, что нам вернули, — комиссия за услуги риелторов 42 тысячи рублей. А за квартиру мы отдали 1 миллион 250 тысяч, — с сожалением вспоминает он.

«Ведь всё проверяли!»

В 2012 году все квартиры были официально зарегистрированы в Росреестре, после чего распроданы. На это было решение все того же Центрального суда.

Янина перебирает толстую папку, в которой есть все разрешительные документы.

Все документы, подтверждающие законность жилья, Янина держит в одной папке

Все документы, подтверждающие законность жилья, Янина держит в одной папке

Поделиться

— Ведь всё проверяли! Почему дом стал незаконным? Ведь и Регпалата, и всевозможные инстанции были пройдены. Мы покупали квартиру в ипотеку, и банки перед покупкой изучали документы, никаких проблем специалисты не увидели, — недоумевает девушка.

О надежности проверки банков говорят и риелторы, которые даже после новости о сносе продолжают продавать квартиры в этом доме. За 16 квадратов просят по миллиону рублей.

Две проблемные квартиры выставлены на продажу и ждут новых владельцев

Две проблемные квартиры выставлены на продажу и ждут новых владельцев

Поделиться

По словам жителей дома и адвокатов, на суде даже прокурор была на стороне людей.

— Даже прокуратура встала на сторону жителей и дала заключение, что раз истец не смог доказать, что дом опасен, то его можно оставить. Но судья вынес решение снести. Жильцы заказали экспертизу здания. Она показала, что дом не представляет угрозы жизни и здоровью людей, а те недостатки, которые были выявлены, могут быть устранены и не требуют сноса. Жители, разумеется, готовы устранять их за свой счет — например, поменять проводку на более качественную, — говорит адвокат одного из жильцов дома Дмитрий Боровик.

Сейчас в прокуратуре Красноярского края отказываются что-либо комментировать, пока не получили на руки решение суда. Не может предметно говорить и другой адвокат жителей, обещая дать свою точку зрения после того, как ознакомится с решением. В суде Центрального района красноярцам заветную бумагу еще не выдали и обещают это сделать в пятидневный срок.

Это еще не конец, убеждены собственники квартир. Они намерены подать апелляцию и выиграть это дело, потому что идти некуда, только под мост со своими домочадцами, котами и цветами.

Узаконят ли жилье? Как повезет


Ситуация с такими домами характерна не только для Красноярска, но и для всей страны. Где-то таким образом строят целые микрорайоны. Так, в Екатеринбурге есть даже застройщик, специализирующийся на строительстве таких домов. Владимир Воробьев возвел 25 незаконных многоквартирных трехэтажек. Мэрия подала 18 исков с просьбой снести незаконные постройки, по 16 из них суд принял положительное решение, 4 уже демонтировали. Жильцы остальных домов до сих пор пытаются узаконить свои права на студии и землю. В большинстве случаев безуспешно, но некоторым это всё же удалось.

Застройщик успел построить и распродать под малосемейки <nobr class="_">25 трехэтажек</nobr>

Застройщик успел построить и распродать под малосемейки 25 трехэтажек

Поделиться

— Мы заезжали в квартиры в 2012 году. Документы на землю были, а вот на жилье — нет. Застройщик обещал их нам передать, но так этого и не сделал. Сложности начались в 2015 году. Мы несколько лет ходили в суды и добились того, что государство пошло нам навстречу. Я, как и другие жильцы, получила документы на квартиру только в 2019 году. Сейчас мы живем легально, снести наш дом никто не пытается, — делилась опытом с нашими коллегами из E1.RU Юлия Шин, которой удалось отстоять свой дом.

В Новосибирске такие полулегальные дома строил папа известного Давы Манукяна, который встречался с Ольгой Бузовой. А потом он попал под амнистию в честь Дня Победы. Жильцов тоже оставили в покое. Правда, проблемы у них постоянно возникают.

И тут вопрос, конечно, к чиновникам, это же всё происходит с чьего-то разрешения, с ведома властей, а потом страдают люди. Но получается, что кто-то срывает куш, а потом хоть трава не расти. И никого не волнует, где потом будут жить люди.

Еще более кричащая ситуация на юге России, эпицентр незаконного строительства — Сочи.

— В нашем городе часто можно встретить дома на гаражах, один из таких ярких примеров — девятиэтажка. Но сейчас власти взялись за контроль строений и требуют сносить неузаконенные, например, верхние этажи домов. Это вообще может закончиться трагедией, ведь сносят их вибромолотками. Если трещина уйдет куда-то не туда, дом просто развалится. Муниципальный земельный контроль отслеживает дома и направляет заявление о сносе. Куда уходят люди, никого не волнует, специальных квартир для них не предусмотрено, — поделился с нами специалист по недвижимости из Сочи.

В Сочи на гаражах строят целые многоэтажки

В Сочи на гаражах строят целые многоэтажки

Поделиться

По его словам, такая практика учит людей — они постепенно перестают покупать незаконное жилье. Местные власти тоже действуют радикально — они уже ограничили допустимую площадь для строительства до 500 квадратных метров, хотя по всей стране можно строить индивидуальные дома на площади до полутора тысяч квадратов.

Технический директор компании «Научно-технический прогресс», почетный строитель России Михаил Сашко считает, что именно с юга пошла тенденция строительства незаконных многоэтажек на земле под ИЖС, которая сейчас охватила всю Россию.

— Есть два города Сочи: один построен и узаконен, а другой застроен и не узаконен. Потому что на землях, которые были выделены под индивидуальную жилищную застройку, — объект не выше двух этажей площадью не боле 1500 квадратных метров, строят 9-этажку площадью 100 000 квадратов. По Градостроительному кодексу это грубейшее нарушение… Несмотря на всю плачевность ситуации, у жителей на Гагарина, 64 есть шанс побороться за свои квартиры, если там всё было уже узаконено, — обнадеживает Сашко.

Последние годы сочинцы становятся умнее и не рискуют своими деньгами в попытках сэкономить

Последние годы сочинцы становятся умнее и не рискуют своими деньгами в попытках сэкономить

Поделиться

Нужна амнистия


Если даже эту частную ситуацию удастся решить в пользу людей, в десятках других они заканчиваются сносом и потерей жилья. Рецепты того, как избегать подобного, у экспертов есть — всему виной недоработки чиновников. Так, исполнительный директор национального центра общественного контроля «ЖКХ контроль», член наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Светлана Разворотнева уверена, что решается проблема путем профилактики в сфере строительства.

— Дом спрятать невозможно, местная администрация должна знать, какое строительство ведется. Это важно делать до того момента, как люди станут покупать квартиры в самовольной постройке и обустраивать свое жилье. С другой стороны, есть люди, которые знают, на что идут, и становятся жертвами собственной жадности. Они понимают, что их могут выселить, а дома снести, но всё равно покупают квартиры по низким ценам. Сейчас законом предусмотрена компенсация за снесенное незаконное жилье. Денежные средства возмещает тот орган, который дал разрешение на строительство. Например, если это справка Росреестра, значит, затраты должно компенсировать данное региональное ведомство, — объясняет Разворотнева.

В 2012 году на основании решения суда Центрального района Красноярска все квартиры были официально зарегистрированы в Росреестре, после чего распроданы

В 2012 году на основании решения суда Центрального района Красноярска все квартиры были официально зарегистрированы в Росреестре, после чего распроданы

Поделиться

Но в случае с построенным жильем профилактика уже не поможет. По словам руководителя Всероссийского центра национальной строительной политики Александра Моора, здесь нужна амнистия для уже построенного жилья, которую в марте обсуждали аж в Совете Федерации.

— Таких объектов по всей стране сейчас тысячи, речь идет о 10 миллионах квадратных метров жилья. Сейчас в процессе разработка алгоритма действия амнистии домов, по которым уже есть решения о сносе, потому что обойти решение суда невозможно. Амнистия позволит разово, единовременно по упрощенной процедуре эти дома освободить от наказания. Но есть обязательное условие: дом должен быть безопасным для проживания, его можно подключить к необходимым коммуникациям и это должны подтверждать экспертизы, — уточнил Моор.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Уфе? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...