6 декабря понедельник
СЕЙЧАС -12°С

Лечение убивает?

Поделиться

Поделиться

Следственный комитет выясняет, есть ли состав преступления в действиях врачей Нефтекамской ЦРБ. После лечения в стационаре инфекционного отделения больницы четырехлетняя девочка получила инвалидность. Суд решил, что причиной трагедии стало ненадлежащее оказание медицинской помощи ребенку. Теперь следствие проверяет, нет ли признаков уголовного преступления в действиях врачей.

Детский ад

Маленькую Валю привезли в отделение на скорой с высокой температурой. Было воскресенье, педиатра на дом не вызовешь, и врач решил подстраховаться. Правда, по данным прокуратуры, осмотрели ребенка только на следующий день. И, как это обычно бывает, назначили антибиотик. Через два часа после введения препарата у ребенка появилась сыпь на подбородке и вокруг губ. Пятна разрастались, мама беспокоилась, но даже и не думала сомневаться в назначении врача, ведь Валю лечила заведующая отделением. У ребенка начали сильно гноиться глаза, появились проблемы с мочеиспусканием. Всю ночь Каталина Валинурова бегала к заведующей, но та не находила особой причины для беспокойства.

Во вторник снова поставили какую-то капельницу и, не докапав, увезли в реанимацию, вспоминает мама девочки. В тот момент дочка уже не могла терпеть ужасную боль. Диагноза по-прежнему не было, врач ставила аллергическую реакцию и отек Квинке под вопросом. В тяжелейшем состоянии Валю увезли в республиканскую больницу, доктора которой, по словам Каталины, были в шоке от увиденного.

«Это был мертвый ребенок, – вспоминает мама Вали. – Кожа облезла, реснички и ногти вылезли. Все органы поражены. Мне потом рассказали, что не знали, за что первым делом браться, с чего начать».

Ехал на похороны

Папу Вали вызвали в Уфу, думая, что вот-вот случится страшное. Но то ли материнская молитва помогла, то ли так отчаянно сопротивлялась и хотела жить девочка – случилось чудо. В Уфе Каталине Валинуровой сказали, что у Вали синдром Лайелла – тяжелое токсико-аллергическое поражение слизистых оболочек и кожи.

«Мне говорили, что в течение трех суток в 70 процентах случаев при синдроме Лайелла наступает смерть. Но Вале что-то помогло», – рассказывает Каталина Андреевна. Эти трое первых суток ребенок провел в Нефтекамске практически без диагноза. «Почему медперсонал не разобрался, что это синдром Лайелла?» – недоумевает Каталина. Ведь одновременно с ее ребенком в РДКБ поступила девочка с теми же симптомами. Но в другом районе диагноз поставили сразу же.

Черная полоса

Мама Вали не знает, как прожила эти страшные дни и не сошла с ума. Говорит, что в какой-то момент даже забыла свое имя. Врачи республиканской больницы вытащили ребенка с того света, но с тяжелыми последствиями лечения семья справится нескоро. Девочке бессрочно дали инвалидность: поражены практически все внутренние органы, причем неизвестно, насколько сильно – требуются обследования, которых Валя панически боится. Пострадали глаза. Но самое ужасное – это страх. Девочка боится всего: света, смотреть в глаза, оставаться одна. Не хочет отпускать от себя маму. Каталина теперь постоянно с дочкой – работу поваром пришлось оставить. Вале снятся кошмары, и она подолгу плачет. Гулять семья выходит только вечером, а окна дома всегда зашторены. «Она все время просит меня прилечь с ней: трогает мое лицо и так успокаивается. Психолог говорит, что так она убеждается, что мир не рухнул. Мама рядом, значит, все хорошо», – объясняет Каталина.

Мир не рухнул, но для семьи наступила черная полоса. Папа, который работал по вахтам, после полутора месяцев, проведенных в уфимской больнице, потерял работу. Тем не менее Валинуровы держатся и благодарят Бога за то, что он оставил им младшую дочку. Надежда на реабилитацию есть, нужно только время. Ведь медицинских манипуляций теперь боится не только Валя, но и ее мама, и даже наблюдающие ребенка врачи. Сейчас очень нужно пройти офтальмологическое обследование под наркозом, но никто не знает, выживет ли девочка после этого. Поэтому мама Вали не хочет подписывать согласие на эту процедуру: «Лучше пусть будет такой ребенок, чем его не будет вообще».

Вернувшись из Уфы, Валинуровы решили судиться с больницей. Составить гражданский иск помог адвокат. Он потребовал от больницы выплатить Вале 500 тысяч в качестве компенсации морального ущерба, суд решил, что достаточно будет и 250. Иск подавали от лица самой девочки, в качестве представителя несовершеннолетний дочери выступала Каталина Андреевна. Теперь семья готовится к новым судам, ведь от медицинских услуг пострадали и родители ребенка. В случае победы деньги, конечно же, пойдут на реабилитацию девочки.

Если следственный комитет сочтет необходимым инициировать в отношении медиков свое расследование, речь будет идти об уголовном наказании. Пока в Нефтекамске идет проверка, которая может занять от трех дней до месяца. «Назначенная судом медицинская экспертиза постановила, что тяжелая аллергическая реакция, из-за которой пациентка получила инвалидность, наступила из-за повторного назначения антибиотика в больнице Нефтекамска. Решением суда установлено, что девочку при поступлении не осмотрели, не провели анализ на чувствительность к антибиотикам, и сделан вывод, что причинение вреда ее здоровью стоит в причинной связи с дефектом в оказании медицинской помощи», – поясняет представитель СУ СК РФ по РБ Светлана Абрамова.

Чаще всего синдром Лайелла представляет собой реакцию на лекарственные препараты (антибиотики, сульфаниламиды, НПВС). Летальность в условиях реанимации по данным разных авторов составляет 50–70%. Чем раньше начато лечение и чем тщательнее соблюдаются все принципы лечения, тем благоприятнее прогноз.

Экспертиза, сделанная в Ижевске, подтвердила, что причиной всего этого кошмара стал антибиотик, причем показаний для назначения препарата не было. Педиатр, попросившая нас не называть ее имя, комментирует ситуацию так: «В условиях инфекционного отделения, возможно, не так легко установить, что это был синдром Лайелла. Чтобы сказать точно, нужно видеть течение заболевания, поэтому судить однозначно о профессионализме врача я не могу. В то же время подобных ситуаций можно было бы избежать, если бы наши врачи могли пользоваться теми диагностическими возможностями, какими располагают западные коллеги. Диагностические тесты, например, позволяют в случае сомнений дифференцировать корь и краснуху, грипп и рядовое ОРВИ, понять, какой природы кишечная инфекция. Причем тесты есть в Уфе, их стоимость 150 рублей. И они очень помогли бы врачам. Например, при мононуклеозе антибиотики пенициллинового ряда противопоказаны. В моей практике был случай, когда назначенный ЛОР-врачом препарат дал резкое ухудшение, и состояние ребенка сразу нормализовалось при замене лекарства».

Если в Уфе ребенок попадает в стационар с симптомами ОРВИ, антибиотик – это первое, что ему назначат. Разбираться, вирусная инфекция или бактериальная, требующая антимикробной терапии, как правило, некогда и сложно. А оказывать помощь врач обязан сразу же. По нашей информации, врач, лечившая Валю Валинурову, до сих пор работает в Нефтекамской ЦРБ. К счастью, синдром Лайелла развивается очень редко.

Фото: Фото из архива семьи

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Уфе? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...