29 ноября понедельник
СЕЙЧАС -4°С

Живот напрокат: суррогатное материнство

«Я не могу рассматривать женщину как авоську для вынашивания ребенка», – морщится Ольга. «А для меня это вполне приемлемый способ появления желанного чада у бесплодных родителей», – парирует Антон. Аналогичных мнений тысячи, если не сказать – сотни тысяч.

Поделиться

Поделиться

Поделиться

«Я не могу рассматривать женщину как авоську для вынашивания ребенка», – морщится Ольга. «А для меня это вполне приемлемый способ появления желанного чада у бесплодных родителей», – парирует Антон. Аналогичных мнений тысячи, если не сказать – сотни тысяч. Споры об аморальности суррогатного материнства не утихнут никогда. Для одних это спасение и возможность иметь детей, для других – способ обогатиться, хотя, что и говорить, желающих «поработать инкубатором» с каждым годом становится настолько больше, что цена на человеческую жизнь теперь уже точно не в «состоянии» решить квартирный вопрос, как это было совсем недавно. Женщине, которая отважится родить желающим малыша, по нынешним расценкам нужно будет заплатить около полумиллиона рублей.

Ребенок под заказ. Недорого

По официальным данным, каждая пятая семья в России страдает от бесплодия. Суррогатное материнство – очень своеобразная репродуктивная технология, которая является разновидностью ЭКО. Этот метод дает шанс иметь детей тем женщинам, которым по тем или иным причинам вынашивание ребенка противопоказано или невозможно. В этом случае используются яйцеклетки и сперма бесплодной пары, а сурмама нужна для того, чтобы выносить малыша. Оплодотворенные в специальных условиях яйцеклетки женщины, которая по тем или иных причинам не может выносить ребенка, переносятся в организм другой женщины – суррогатной матери.

Суть этого метода заключается в том, что существует договорное соглашение между суррогатной мамой и биологическими родителями, согласно которому после рождения ребенка женщина отдает его «заказчикам». При суррогатном материнстве никакого генетического родства между ребенком и выносившей его женщиной не возникает. Но поспорить, тем не менее, есть о чем: особенно много негатива вызывает тот вид – а их два! – суррогатного материнства, при котором женщина, вынашивающая ребенка, становится не только инкубатором, но и донором яйцеклетки. Проще говоря – биологической матерью малыша. «Я знаю, что многие знакомые, да и не знакомые тоже, осудили бы меня, узнай, что я не просто выносила ребенка для бесплодной пары, но и стала донором генетического материала, – отмечает Лена. – Я не буду сейчас рассуждать про то, как для меня важно было помочь этим людям стать родителями. Думаю, что женщины, пытающиеся замаскировать денежный интерес под благородными высказываниями на тему, лицемерят. У меня двое своих детей, которых я воспитываю одна. Свою яйцеклетку, оплодотворенную спермой заказчика, я своим ребенком не считаю. Если уж на то пошло, все яйцеклетки не родишь. Думаю, многие женщины меня поймут».

Кто тут главный?

«С юридической точки зрения все не так просто, как бы нам хотелось, – настаивает адвокат Юрий Соловьев. – Наше законодательство исходит из общего принципа: матерью ребенка является именно та женщина, которая его родила. И почти не затрагивает ситуаций, связанных с возможными претензиями биологических родителей и суррогатных матерей. Более того, закон фактически на стороне последних, вот почему раньше имел место быть не один случай, когда сурмамы могли после родов отказаться от денег и оставить ребенка себе, воспылав к нему родительскими чувствами. Хотя случалось и такое, что отказ исходил от родителей малыша, рожденного, к примеру, больным. Поэтому все вопросы людей, идущих на подобного рода сделки, следует тщательно прописывать в договоре и решать, что называется, на берегу. Суммы компенсаций на медицинское обслуживание, место проживания суррогатной матери в период беременности, медицинское учреждение, последствия рождения неполноценного ребенка и обязанность суррогатной матери соблюдать все предписания врача – все это должно быть обговорено в самом начале. В этом смысле, кстати, рамки закона стали шире: новый Семейный кодекс, который не так давно вступил в силу, легко разрешает подобную ситуацию. Предусмотрено, что родители ребенка, который родился от суррогатной матери, – те, которые написали соответствующее заявление. Это значит, что они уже не имеют права отказаться от младенца, а женщина, которая родила, не может требовать признания за ней материнства. Хотя пункт 4 ст. 51 того же СК РФ говорит о том, что родители ребенка могут быть признаны таковыми только с согласия женщины, родившей малыша (суррогатной матери)».

Смиритесь, так надо

Не секрет, что, несмотря на медицинские достижения и понимание в обществе, религиозные догматы гласят: не получается, значит, так надо. «Смирение часто дает лучшие результаты, чем попытка настоять на своем с помощью прогрессивных технологий: не единожды известен случай, когда люди, усыновившие ребенка, в скором времени вознаграждались за это собственным чадом», – уверяет отец Сергей. Что касается суррогатного материнства, книга основ социальной концепции Русской православной церкви не менее категорична. Пункт 4 главы XII гласит: «Применение новых биомедицинских методов во многих случаях позволяет преодолеть недуг бесплодия. В то же время расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности. Под угрозой оказываются и отношения между людьми, издревле лежащие в основании общества. С развитием упомянутых технологий связано также распространение идеологии так называемых репродуктивных прав, пропагандируемой ныне на национальном и международном уровнях. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости. В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.

В молитвах чина венчания православная церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с «плодом чрева на пользу» супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, «единомыслия душ и телес». Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка помимо социальных еще и так называемых биологических родителей. Суррогатное материнство, то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности.

Суррогатное материнство травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого церковью (см. ХII.2). Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности».

«Я, конечно, человек верующий, но считаю, что за счастье стать матерью стоит бороться! – настаивает Алина. – Может быть, Бог и дает мне эти трудности, чтобы посмотреть, насколько сильно я этого хочу? И потом, не зря говорят: самая темная ночь – перед рассветом. Мои будущий малыш, а он у меня обязательно будет, стоит всех моих переживаний и попыток».

Я тебя никому не продам

«К сожалению для них самих, и сурмамы – не роботы. Даже самая решительная и холодная женщина не может оставаться безучастной к тому, что внутри нее зреет новая жизнь, – убеждена психолог Жанна Ярушина.– Первое шевеление, УЗИ, пусть даже на пару с родителями ребенка, меняющаяся психика беременной женщины – все это вряд ли получится сбросить со счетов. Как бы ни настраивала себя потенциальная суррогатная мама, такая беременность – очень серьезная психологическая драма для любой нормальной женщины. И прежде чем решиться на такой шаг, нужно тщательно взвесить все за и против».

«Я, конечно, не жалею, что полтора года назад благодаря мне в мире стало на одну счастливую семью больше, – говорит Дина, – но… Больше я этого сделать не смогла бы. Поверьте, это ужасно тяжело: ждать ребенка – а порой я действительно ловила себя на мысли, что это «мой ребенок», – и родив его, не принести домой, а отдать абсолютно чужим для тебя людям, понимая, что он про тебя никогда не узнает и ты его никогда больше не увидишь. Мне это тяжко далось, хотя когда я шла на процедуру, мне казалось, что я приучу себя думать, что это просто работа».

«Ребенок – это огромное счастье, но материнство на заказ – весьма спорный вопрос, – рассуждает Алла. – Не кажется ли вам, что превращать святое в предмет торга недопустимо?»

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Уфе? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...