СЕЙЧАС +7°С

Игорь Саруханов, певец, поэт, композитор, заслуженный артист РФ: «Быть мужчиной – большая ответственность»

В шестом классе Игорь Саруханов понял, что может петь песни. Тогда он безответно влюбился в одноклассницу. Не ел, не пил, лежал несколько дней пластом и смотрел в одну точку. Именно в те роковые дни родилась его первая песня. А потом еще одна. И еще одна… Увлекшись написанием песен, Саруханов забыл о несчастной любви. Сегодня он – заслуженный артист РФ. О том, как отвлекаться от жизненных неурядиц, кому из коллег он по-хорошему завидует и о своем последнем альбоме музыкант рассказал в эксклюзивном интервью нашему сайту.

Поделиться

– Игорь Арменович, ваш последний альбом называется «Черные, белые полосы», а расскажите, пожалуйста, сколько тех и других в вашей жизни присутствует?

– Хватает и тех, и других, но я считаю, что это нормально. Жизнь без черных полос, на мой взгляд, была бы скучной. Человек нуждается в многообразии. У каждого в жизни должны быть и черные полосы, и белые, иначе не поймешь, какая из них какая. С другой стороны, я ни себе, ни вам не желаю того, чтобы черная полоса длилась бесконечно. Она должна быть короткой, сродни легкому недоразумению, не жуткой. Доводить свою жизнь до полной темноты не надо, конечно.

– Как «выруливать» из этих полос?

– Не надо в них углубляться. Наше общее состояние должно быть удобоваримым, не надо себя доводить до антидепрессантов. Вокруг замечательная природа, погода… Нужно уметь себя отвлекать чем-нибудь, приводить себя в порядок. 

– А как вы можете охарактеризовать свой альбом непосредственно?

– Альбом получился достаточно лирическим, так сказать, в свойственной мне манере. Это увлекательное путешествие в мир, где живут Она и Он, где живет Любовь.

– Сколько времени ушло на работу над альбомом?

– Ровно год. В феврале месяце 2012 мой друг Александр Стрижков показал мне свои стихи. Я знаком с Сашей уже очень много лет и он всегда писал стихи, но никогда не писал для меня. А тут, на мое удивление, совершенно неожиданно начал писать стихи для меня. И великолепные стихи! Ему без всяких исправлений удалось сразу написать текст для потрясающей песни. Присылает текст, я играю, и музыка ложится на слова отлично!  Так и родилось 24 новых песни – половина на его стихи, половина на мои. 13 треков вошли в альбом. Среди них есть одноименная песня «Черные, белые полосы» и песня «8 марта», которые уже хорошо знакомы моим поклонникам и радиослушателям, поскольку были в ротации на радио. Также в новый альбом включена песня «Искренность» – это композиция формата «Желаю тебе...». Я не могу как-то особо выделить ту или иную песню из этого альбома и сказать, что она для меня более важна, чем какая-то другая. Все мои песни – это мои «дети», которых я люблю, и все они в равной мере для меня важны.

Поделиться

– Что рождается раньше стихи – или музыка? И в чем разница между текстами песен и просто стихами?

– Разница в профессионализме, в уровне таланта и в твоем отношении к искусству. Если у автора есть установка писать только стишки именно как тексты для песен, то это ненадолго. Вот почему самые красивые песни рождаются именно из стихов классиков, которые приятно не только петь, но и просто читать. Надо серьезно относиться к себе, к своему творчеству, к тому, что ты делаешь. Надо с любовью подходить к своей работе. Чтобы потом не стыдно было смотреть людям в глаза.

– Игорь Арменович, лично для меня вы «начались» с песни «Дорогие мои старики». Когда я слышу ее – в горле ком. А ваши родители плакали, когда вы пели эту песню?

– Конечно, плакали. Они были первыми слушателями. Я буквально недавно общался с Симоном Асиашвили, который написал эти стихи, и, не поверите, мы как раз вспоминали, как они пришли ему в голову. Он находился в пути и эти строки пришли к нему сразу, без мучения, без работы. Он просто записал их и все! Бог послал песню от начала до конца. Это замечательное произведение!

–  У каждого человека есть моменты в жизни, когда он гордится тем, что сделал. Чем гордитесь вы, кроме песен?

– Своей репутацией. Она для меня очень важна и я отношусь к ней очень серьезно. Мне отец с детства говорил: «Игорь, человек работает на свою репутацию всю жизнь, а потерять может за одну минуту». Считаю, что отец был абсолютно прав.

–  Это правда, что ваш папа был против того, чтобы вы становились музыкантом? Почему?

–  Потому что испокон веков было принято и считалось хорошей традицией, когда сын шел по стопам отца. Мой дед и мой папа все время вместе что-то пилили, строгали, точили, тесали… А тут я, полная противоположность. Замечу, все началось с того, что мама отвела меня в музыкальную школу. Вот и результат – я пошел по своему собственному пути.

Поделиться

–  Что должен современный мужчина?

–  Я думаю, что он не должен обижать женщину. Не должен отнимать ребенка у мамы, показывая таким образом свою силу. Мозги должны быть у мужчины. Он должен понимать, учить, объяснять, защищать, добывать, делать всю мужскую работу… Все мужчины знают, что они должны делать. Это большая ответственность – быть мужчиной!

–  6 апреля вам исполнилось 57. Что для вас значит ваш возраст? Чем он измеряется – количеством прожитых лет или впечатлений?

–  Недавно я понял одну вещь: время – это самый страшный хищник на земле. Но зато именно время нам показывает, что на самом деле происходит и кто есть кто. А по поводу того, что происходит с нами… Мало ли что мне там не нравится в зеркале! Зато с возрастом я стал умнее, профессиональнее… Если бы мне предложили прожить жизнь заново, я бы прожил ее также. Сомневаюсь, что Господь увел бы меня в какую-то другую сторону. Тогда я бы не стал музыкантом… Не дай Бог! Сегодня у меня есть все, чтобы быть счастливым.

–  Что или кто для вас муза? Когда она к вам чаще приходит? В какое время суток?

–  Она часто приходит ко мне ночью, несмотря на усталость и жизненные треволнения. Бывает, в три часа ночи Господь Бог подымает меня и говорит: «Работай сынок! Я не сплю, и ты работай!» И мне приятно этим заниматься в любое время. Я с удовольствием всегда выхожу на сцену, для меня это всегда праздник!

Поделиться

– У вас есть какой-то лимит концертной деятельности за месяц или за год?

– Да, есть. В месяц не больше десяти концертов.

– Как вы думаете, как часто музыкант должен менять свой репертуар на концертах?

– Думаю, что раз в год. Но не менять, а дополнять или заменять какие-то песни на новые.

– Многие композиторы пишут музыку к фильмам, не хотите попробовать себя в этом жанре?

– Я всегда мечтал об этом, но пока не получил предложений.

– А не хотелось бы вам озвучить какой-нибудь персонаж из зарубежного или отечественного мультика?

–  Нет, не хочу.

– Вы знаете, что в провинции нет в продаже ваших непиратских дисков и кассет? Что вы об этом думаете?

– Если это так, то я думаю что это плохо. Видимо это недоработка тех, кто выпускает непиратскую музыку. Видимо они плохо владеют рынком, информацией.

– Многие ваши коллеги довольно брезгливо относится к СМИ и бесконечно твердят о деградации журналистов. А что вы думаете о нас?

– Я понимаю журналистов. Понимаю, что им не все разрешено. И пресса, к сожалению, далеко не свободна. Тем не менее, жить надо, работать надо и поэтому с пониманием отношусь. Если бы не было журналистов, то не было бы и нас. Мы все взаимосвязаны, мы связаны одной цепью. Я наоборот благодарен, что в таких жестких рукавицах, жестких условиях они все равно работают. Что создают интересные и нормальные образы, хорошие статьи. Благодарен за их работу, за их труд.

Поделиться

– Игорь Арменович, 2013 год объявлен годом культуры. А что такое «русская культура» для вас?

– Хороший вопрос. Сложно, конечно, дать какое-то однозначное определение понятию «русская культура». Зато сколько я себя помню, в нашей стране делается все для того, чтобы эту самую культура задавить, чтобы потом, извините, откатить. Придумываются мероприятия, выделяются средства, а потом следуют откаты, откаты, откаты… В бюджете же все проводится по минимуму. Вот и все порядки. Вот и все чем занимаются «ребята из культуры». Могли бы не только деньги откатывать, но и изредка вспоминать о том, что есть Саруханов Игорь, Володя Кузьмин и им подобные, имеющие отношение к русской культуре. Я вошел в историю государства, стал заслуженным артистом России (скоро, кстати, народного должны дать), мои песни стали классикой, а что эта культура сделала для меня? Абсолютно ничего! Как и для Кузьмина, как и для Андрея Макаревича и многих других. Зато они «закрывали» меня, не разрешали петь мои собственные песни, препятствовали творческому развитию так сказать под различными соусами. У нас не научили любить и уважать своих. Вот американцев – да, пожалуйста. А о нас забывают. Не радуются нашим достижениям. Нечестно это. Могли бы хотя бы раз в пять лет поздравлять с днем рождения. Но они и на это времени не находят. Поэтому я говорю о них так и имею право говорить о них так, пусть им будет стыдно! Извините уж, что я от темы отошел…

– К слову о европейских артистах: вы-то их как воспринимаете? Например, вам нравится Леди Гага?

– О, Леди Гага – высочайший класс, высочайший уровень. Когда моей дочке было три годика, она влюбилась в Леди Гагу и постоянно пела ее песню «Алехандро». У Леди Гаги вообще что ни песня, то хит! А ведь она выросла в бедной семье, вышла из нью-йоркских трущоб, у нее столько комплексов было! А теперь она выходит на сцену и показывает такой хай-класс! Умница просто! Завидую ей белой завистью!

– А в отечественном шоу-бизнесе есть исполнители, которые вас восхищают? Которым вы также завидуете белой завистью?

– Есть. Я завидую Родригесу, завидую моему хорошему другу Алексею Чумакову. Леша потрясающе талантлив, просто гениален! Мало того, что он суперпрофессионал, он еще и просто хороший человек. Я это говорю, конечно, еще и потому что мы с ним земляки: мы родились с ним в Самарканде. Недавно он приглашал меня на презентацию своего нового альбома, и я был потрясен тем, что услышал. Это невозможно передать словами, поверьте! Это высочайший уровень. Алексей дружит со многими западными музыкантами, известными артистами и это не просто так, они видят его талант.

Поделиться

– Если бы вас пригласили на передачу типа музыкального ринга, с кем бы вы предпочли встретиться?

– Все равно… С Леней Агутиным с удовольствием бы встретился, обожаю его!

– Согласны ли вы с высказыванием, что шоу-бизнес – это «большая ярмарка тщеславия»?

– Да, согласен.

– Что бы вы сказали о нашем шоу-бизнесе, насколько он интересен или скучен, куда он идет, какое будущее его ждет?

– Он не совершенен. То, что он идет вперед, это 100 %. С появлением новых артистов, продюсеров он меняется, обновляется. И очень надеюсь, что он обновится, ибо то, что происходит сегодня, не приемлемо.

– Вы бы «потянули» стать продюсером «Фабрики звезд – 5», как Матвиенко, Дробыш или Крутой?

– При тех ресурсах, которые у них, да. Хотя наверно я не готов к этому. Я продюсер Игоря Саруханова и другого я для себя не представляю.

– Когда вам как творцу, человеку творческому, было комфортнее – 20, 10 лет назад или сейчас? И почему?

– Мне было комфортно во все времена, потому что все, что я создаю, я создаю благодаря Господу Богу. Мне было всегда комфортно жить. Одно из необходимых условий это быть здоровым, не думать о проблемах быта, питания, так как это все очень сильно отвлекает от творчества. Судя по количеству песен, которые мной написаны я могу сказать, что во все времена мне было комфортно.

Поделиться

– Игорь Арменович, говорят, вы артисты не любите, когда вас о творческих планах спрашивают, но тем не менее… Какие вершины у вас остались непокоренными?

– Вершина – понятие зыбкое. Всегда есть какая-то еще вершина выше той, на которую ты метишь. Я в этом году заканчиваю Институт современных искусств, 25 апреля у меня диплом. Это и есть моя ближайшая вершина. Вообще же главное даже не покорять вершины, главное – не падать с тех, которые ты уже однажды покорил.

Фото: Фото Ольги ТУРОВЦЕВОЙ

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter