1 декабря среда

Жестко боролась с преступностью и пропускала всё через сердце: что известно о председателе Верховного суда, которая скончалась в Уфе

Земфира Латыпова умерла от осложнений после коронавирусной инфекции

Поделиться

Латыпова отдала судебной системе всю жизнь

Латыпова отдала судебной системе всю жизнь

Поделиться

Сегодня, 24 ноября, стало известно, что от осложнений коронавирусной инфекции скончалась председатель Верховного суда Башкирии 66-летняя Земфира Латыпова. Несмотря на то, что в этой должности она провела всего два года, ее трудовой стаж в судебной системе исчисляется десятилетиями. Как она сама рассказывала изданию «Вечерняя Уфа», Латыпова с детства мечтала стать следователем. Она буквально «глотала» книги, которые находила в сельской библиотеке, особенно детективы.

— «Записки о Шерлоке Холмсе» Артура Конана Дойла прочла в 10 лет. В школьные годы увлекалась также историей и филологией. Но к окончанию школы я точно знала, что буду поступать на юридический факультет, — рассказывала Латыпова.

Так и произошло, она действительно поступила на юрфак, параллельно учебе еще и работала по комсомольской линии, позже ее назначили народным судьей. В 2009 году Латыпову назначили на должность заместителя председателя Верховного суда Башкирии по уголовным делам. А в 2019 году она и вовсе стала председателем Верховного суда. Всего в системе Латыпова проработала более 40 лет. И, как призналась она сама, очень переживала за свою работу.

— Первое дело вспомнить не могу, потому что как начинающий судья пребывала в шоковом состоянии из-за обилия действий и умозаключений, коим непозволительно выходить за строго очерченные рамки процесса. Да и в последующей работе, сколько бы ни было за спиной рассмотренных дел, постоянно испытываешь стрессы. Это на всю жизнь, — вспоминала Латыпова.

Земфира Узбековна рассказывала, что в ее памяти остались в основном дела по особо тяжким преступлениям, в том числе с назначением наказания в виде смертной казни.

— В моей практике были и такие. А это очень непросто не только психологически, но даже физически — сообщить человеку о том, что ему вынесен смертный приговор. Последнее такое дело было рассмотрено в 1995 году. Все приговоры были оставлены в силе, но осужденных помиловали — как раз в то время был объявлен мораторий на высшую меру наказания. Смертная казнь была заменена пожизненным заключением или лишением свободы на 15 лет. Ни за одно свое решение мне не стыдно. Напротив, есть чувство удовлетворенности, когда преступник несет заслуженное наказание, — говорила судья.

Более того, она утверждала, что все дела пропускала через сердце, а особенно те, где подсудимыми или жертвами становились несовершеннолетние.

Латыпова признавалась, что работа накладывала отпечаток на ее характер. Она была требовательна к себе и коллегам и достаточно строга дома.

— Дочь у меня в этом смысле понимающая, привыкла к моей работе. Когда она ходила в садик, воспитатели с улыбкой рассказывали, как малышка, играя в домик, предупреждала ребят: «Не мешайте мне, я пишу приговор». Тогда она еще не понимала значения этого слова, но знала, что когда мама пишет приговор, ее отвлекать нельзя. Издержки профессии — приходилось работать с делами дома, дочери доставалось не так уж много времени. Но, думаю, главное я ей сумела передать, она выросла достойным человеком, — рассказала Латыпова.

Дочь судьи отучилась в одном из престижных университетов России на юридическом, увлекалась международным правом и категорически заявляла, что никогда не будет судьей.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ11
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Уфе? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...