24 октября суббота
СЕЙЧАС +2°С

«Вернусь домой на самолете»: история 7-летнего мальчика, который борется с раком

Ярослав из Белорецка мечтает жить как все дети и чтобы ничего не болело

Поделиться

Больше всего на свете первоклашка Ярослав мечтает выздороветь и вернуться домой

Больше всего на свете первоклашка Ярослав мечтает выздороветь и вернуться домой

Семилетний Ярослав Антошкин из башкирского города Белорецка рос на радость маме и папе и мечтал получить черный пояс карате. Но два года назад планам сероглазого мальчишки помешал страшный диагноз — рак. За плечами у первоклашки не только портфель, но и длительная борьба за жизнь и здоровье, высокодозные курсы химиотерапии, курсы лучевой терапии и тяжелейшие операции.

Историю о мальчике из Башкирии, который уже два года борется за то, чтобы быть как все дети, записал UFA1.RU.

Подозрение на пневмонию 

Глядя на фото Ярослава до болезни, и сейчас трудно представить, что это один и тот же паренек. А на снимке с букетом для первой учительницы он выглядит как совершенно обычный мальчик. Хотя к этому времени ему пришлось перенести совсем не детские испытания.

В 5 лет 10 месяцев мальчик стал жаловаться на боли в боку, по ночам поднималась температура. Родители обратились в детскую поликлинику, рентген показал огромное белое пятно. Ярослава положили в больницу с подозрением на пневмонию, а уже следующим утром его срочно отправили в Уфу детскую республиканскую клиническую больницу.

Компьютерная томография в клинике Уфы показала опухоль размером с яблоко. Мальчику назначили биопсию, а по результатам исследования на родителей обрушили диагноз — рак. У Ярослава нашли саркому Юинга 4-го ребра.

«Хотелось кричать на весь мир»

Страшно, когда болеешь, еще страшнее видеть, как болеет твой ребенок. Особенно если это самая страшная болезнь.

— Земля ушла из-под ног — это ничего не сказать… — вспоминает мама мальчика Татьяна. — Врача уже не слышала... Звенело в ушах, сердце разрывалось на части. Мы не знали, как это пережить и как жить дальше… Хотелось кричать на весь мир: «За что? Почему мы?» Целый месяц мы находились как во сне, каждую секунду хотелось проснуться. Но этого не произошло...

С мая 2018 года началось лечение. Вот уже почти два года сын с мамой кочуют из больницы в больницу. Там же семья Антошкиных уже дважды встречала Новый год.

За это время мальчик перенес больше двадцати курсов химиотерапии, несколько курсов лучевой терапии. А в сентябре того же года Ярославу удалили 3, 4, 5 ребро и часть легкого.

Ремиссия

Спустя год после лечения, в марте 2019-го, лечение завершили, и Ярослава выписали домой с ремиссией. Болезнь отступила.

— Прилетев домой, мы пытались побыстрее забыть весь ужас онкологических отделений и начать жить заново, без узких, душных палат, без нескончаемых слёз деток и их матерей... — рассказывает Татьяна.

Но чуда не произошло.

Рецидив 

1 сентября прошлого года семилетний Ярослав пошел на свою первую линейку.

— Из всех предметов ему больше всего нравится математика, — рассказывает Татьяна, — у него хорошо получается считать, решать примеры.

Но проучиться в школе первоклашка успел только два месяца. В ноябре вернулись сильные волнообразные ночные и дневные боли с температурой.

— Мы сразу поняли, что болезнь вернулась. В сердце воткнули нож, я не знала, как пережить всё заново? Через что опять придётся пройти нашему маленькому единственному мальчику? Спустя месяц обследований мы узнали, что образовалась опухоль, да еще дала огромный метастаз в подвздошную кость в тазу слева, — сквозь слезы рассказывает Татьяна.

В онкоцентре Рогачева в Москве Антошкины начали очередные курсы химии, но они не помогли. Препараты мальчику меняли, но болезнь прогрессировала.

— Я поняла, надо что-то делать, стала искать клиники за рубежом, — говорит Татьяна. — Мамы, с которыми мы лежали в больнице в Уфе, рассказали про клинику Фуда в Китае, где берутся за самые тяжелые случаи. Мы собрали документы и, как только получили приглашение, сразу же вылетели.

На процедуры в маминых объятиях

С января этого года Ярослав с мамой находятся в клинике Китае. Им предстоит провести в больнице ближайшие полгода.

Приехав, Ярослав расстроился, что в клинике совсем нет детей. Татьяна с теплотой вспоминает волонтеров в РДКБ в Уфе, которые проводили с детьми разные занятия: робототехника, рисование, детям очень нравилось.

— У Ярослава было много друзей-мальчишек, они играли в прятки, в игры на телефоне, им было правда весело, — делится женщина. — В клинике Фуда есть переводчик Максим, с медсестрами общаемся через приложение на телефоне. 

День мальчика наполнен болезненными процедурами: уколы, капельницы, анализы. 

— У сына уже не осталось вен, чтобы поставить катетер, все сожжены химией, осталась последняя доступная вена на шее, — жалуется мама. — Идти на болезненные процедуры Ярослава мы уже не уговариваем, он все понимает и знает, что по-другому никак, старается не плакать. Он очень любит обниматься, это его успокаивает. Сейчас мы мечтаем, чтобы хотя бы перестало болеть колено, тогда мы сможем выходить из палаты, гулять.

Фонды отказали

В Китае Ярослав увлекся рисованием, когда ничего не болит, он любит рисовать самолеты, на которых он полетит домой, и главное — здоровый.

Как рассказала Татьяна, Ярослава поддерживают мечты: вылечиться до конца, вернуться домой, завести зайчика и хомячка. А еще он хочет снова пойти в школу и жить как все дети: гулять по снегу, отмечать праздники дома и чтобы ничего не болело.

Ярославу провели две операции криотерапии, сейчас подбирают препарат для химиотерапии. После первой операции к мальчику вернулся аппетит. По утрам он любит есть кашу с бананом.

Один курс химии обходится Татьяне в 400 тысяч рублей. 

— Средства собирали с помощью групп вк и инстаграме благодаря отзывчивым и неравнодушным людям, которые откликнулись на нашу беду. Им мы выражаем огромную благодарность, — говорит мама Ярослава. 

Сейчас за финансовой поддержкой Татьяна обратилась в 48 благотворительных фондов и везде по разным причинам получила отказ.

Но Ярослав верит, что скоро все мучения останутся позади:

— Хочу выздороветь навсегда, — мечтает первоклассник. — Вернусь домой на самолете.

Саркома Юинга — злокачественная опухоль костного скелета. Является одной из самых агрессивных. Современная терапия позволяет излечить более 30% больных даже с метастазами. При хорошей чувствительности опухоли удается вылечить около 50% больных.

Если вы хотите помочь Ярославу выздороветь, присылайте сообщения в WhatsApp по номеру +7 987 101–84–78, и мы подскажем вам номер телефона Татьяны.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ9

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!