Все новости
Все новости

Геннадий Родионов, солист Башкирского государственного театра оперы и балета, народный артист Башкортостана, заслуженный артист России: «Я понимаю, что моя профессия – мой крест и великое счастье»

Поделиться

Поделиться

Сегодня Геннадия Родионова называют настоящим мастером сцены. В его творческом активе более 40 партий в операх русской и зарубежной классики, а также множество концертных программ, включающих эстрадные песни. Он обладает редким по тембру басом, яркой сценической внешностью и высокой вокальной культурой.

Накануне Нового года Геннадий Родионов поделился с сайтом Ufa1.ru своим мнением о проблемах современного музыкального образования, планах на 2012 год и уровне культуры уфимских зрителей.

– Как вы оцениваете 2011 год и что планируете сделать в 2012 году? Какие горизонты мечтаете покорить?

– Этот год был для меня хорошим. У артистов всегда есть общетеатральные планы и, конечно, личные. Мы зависим от того, какие постановки будут включены в план работы. Как всегда готовишь новый репертуар, ставишь новые задачи в тех жанрах, в которых работаешь. В эстрадной деятельности все зависит от меня. Я планирую обновление репертуара, новые песни и произведения. Я считаю, что плох тот художник, который считает, что он всего достиг. Артист должен находиться в постоянном поиске. Человек, который подходит к определенной черте, тем не менее, остается учеником. В нашем деле это звучит философски и пафосно, но мы учимся всю жизнь. Хочу пожелать себе: если будущий год будет таким же, как и прошедший, будет отлично.

– Вы много путешествуете. Более десяти лет работали в оперном театре города Майнингейн в Германии. Чем отличаются уфимский и европейский зритель?

– У нас разные менталитеты. Европейский зритель несет культуру, бережно передавая ее из поколения в поколение. В России же по каким-то причинам мы растеряли театральную культуру зрителя. Я думаю, мы еще вернемся к этому. В последнее время меня радует, что молодежь посещает наши спектакли. Иногда даже шокирует: они не умеют себя вести, правильно хлопать, не знают когда, в какой момент и что кричать. Я считаю, театру нужно больше контактировать с учебными заведениями, объяснять, курировать, и культура обязательно придет. Мне хотелось бы увидеть уфимских зрителей, как в Европе: хорошо одетыми, от которых бы пахло дорогим парфюмом. Надо чтобы была хорошая игра посещения театра, которую зрители могли бы нести другим и на улицу. Европейский зритель хорошо знает и почитает исполнителя, ходит за кулисы за автографом. Зритель и артист подпитывают друг друга энергией, между ними есть хороший союз. К сожалению, у нас это пока не так. Театр ждет хорошего зрителя.

– Вас часто приглашают экспертом на конкурсы различного уровня. Как вы оцениваете уровень профессионализма молодых исполнителей?

– Недавно в Уфе проходил конкурс «Белая куница», где я был членом жюри. Я честно скажу, что уровень молодых исполнителей хороший. Появляется талантливая молодежь, неординарные личности. Много совсем маленьких артистов на сцене. Это так забавно и трогательно. Радует, что поют они профессионально. Например, первую премию взял десятилетний мальчик. Я уверен, что из него выйдет хороший артист. Что касается меня, то я уже в седьмом классе понял, что сцена – мое призвание. В первый раз почувствовал сцену, и она произвела чудодейственное действие.

– Что испытываете, когда выходите на сцену?

– Когда выхожу на сцену чувствую, что все как в первый раз. Я счастлив, что могу делиться своим даром с людьми и делать их чуточку счастливее. Могу сказать, что в выступлениях мне всегда помогают опыт и мастерство, приобретенное за годы. Я понимаю, что моя профессия – мой крест и великое счастье. Я благодарен богу и судьбе за то, что он его мне послал. У меня есть возможность нести свой талант, и я могу реализовать себя.

– Вы приняли участие в постановке рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда» Э.Уэббера. Какие чувства вы испытали и как оцениваете работу артистов, которые приезжают в Уфу с мюзиклами и подобными постановками?

– Участие в рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда» стало высочайшим пиком моей карьеры. То, что я видел, было из области фантастики. Сценическое оформление, декорации, технические моменты, в том числе и техника звука. Мы пели в маленькие микрофоны, которые приклеивались на щеку или лоб на специальные наклейки. Думаю, до России они еще даже не дошли. Меня шокировало, что все звучит чудесно, а микрофона не видно. Это потрясающе и исключает потери постановщиков. Все было на высочайшем уровне. Работая в постановке, я получил одно из самых больших удовольствий за всю свою творческую жизнь. В Германии такую постановку поют актеры оперного театра с оркестром. В России мы не можем этим похвастаться. Я не думаю, что гастрольный вариант многих мюзиклов и спектаклей также идеален. К сожалению, я смотрел их только эпизодически. Думаю, там много халтуры, даже уже на уровне постановки: три занавески, один занавес и один задник.

– На ваш взгляд, в чем основная проблема современных исполнителей?

Иногда вижу, что молодые артисты не могут сделать элементарных движений, плохо двигаются на сцене. Казалось бы, это азы, а они этого делать не могут. Я уверен, что причиной этому плохая подготовка в консерваториях. Сегодня они должны играть и уметь петь все: от рок-оперы до «Реквиема». Таково требование времени. Мы же в образовании идем старым, проторенным путем классического музыкального образования. Нет инноваций, мы совсем не обновляем репертуар, программу. Нужно уже вносить в программу даже арии Иисуса Христа для тенора. Сегодня открываются классы эстрадного направления. Артистов также нужно готовить петь профессионально. Вокальное образование должно быть у каждого.

– Что вы предпочитает петь: эстрадные песни или оперные композиции?

– Если человек выбрал несколько дорожек своей творческой жизни, ему не может что-то нравиться, а что-то не нравиться. У каждого жанра есть свои задачи, которые ты должен преодолеть. Если поешь оперу, необходимо не допустить появления оттенка эстрады. Ты должен показать хороший вокал, оркестр, полетность звука. В песне это не обязательно, в ней к голосу, выучке, добавляются поэзия, слово, содержание песни. За три минуты ты должен донести драматизм и показать свои душевные переживания и работу сердца. Если это чувствует зритель, тогда ты на правильном пути. Легкого ничего нет, все требует большой отдачи.

– Многие артисты уходят в эстраду. Как вы считаете: это положительная или отрицательная практика?

Многие считают, что эстрада – легкий хлеб. Мне жаль этих людей. Любой жанр и исполнение имеют право на существование. Каждый имеет право быть увиденным и услышанным. Но решать все зрителю. Невозможность реализовать себя на оперной сцене толкает их на сцену эстрадную. Некоторые же хотят получить только деньги и популярность. Они считаю, так быстрее всего достигнут. Но ведь не все достигают успеха. Нужно помнить, что главный судья – это зритель и время. Если человек не востребован, на него ходить не будут, не будут продаваться диски. А время поставит все на свои места. На сцене ты постоянно должен доказать состоятельность новыми программами, песнями, эпатажем, костюмами. В опере же артистам помогает костюм, грим, созданный на площадке антураж, коллеги по цеху, а на эстраде ты голый. Но на эстраде это многообразие принадлежит тебе одному, а в опере оно принадлежит всем. Ты один на один выходишь на диалог с публикой, это сложно.

– Голос в вашем деле – это главное. Как удается не заболеть зимой?

Я всегда говорю, что нужно укреплять иммунитет. Мы, как атлеты, нам нужно следить за здоровьем, чтобы, не кутаясь в теплый шарф, идти по улице. Если человек здоров, он меньше болеет. Я за спорт и за движение и занимаюсь тем, что мне по силам: увлекаюсь теннисом, играю в футбол, катаюсь на коньках, много гуляю пешком. Если нет возможности сегодня покататься на коньках, то иду гулять. Главное, не лежать на диване, искусственно беречь себя и не давать себе передышки в физическом плане.

– До Нового года осталось несколько дней, приходилось ли вам играть Деда Мороза и какие впечатления испытали?

– Один раз в жизни мне пришлось играть Деда Мороза, на утреннике в детском садике, и у меня остались самые страшные впечатления. В тот момент я посочувствовал всем Дедам Морозам мира, это такой тяжелый труд. Самое главное мое желание было скорейшее завершение номера.  Было жутко жарко, и я был на грани обморока. Те деньги, которые зарабатывают Деды Морозы, даются очень тяжело.

– Как планируете встретить Новый год?

– Новый год буду справлять в узком семейном кругу. В течение новогодних праздников советую всем найти в себе силы не заниматься только возлияниями и постоянным поглощением продуктов. Лучше сходите кататься на коньках, посещайте различные мероприятия, музеи, выставки. Так за десять дней вы приобретете больше здоровья, чем потеряете. Я и многие мои друзья предпочитают здоровый образ жизни. К счастью, многие пришли к такому выводу и давно опасаются за свою печень.

– Что пожелаете читателям Ufa1.ru на Новый год?

– Я пожелаю всем читателям ничего не бояться, надеется на себя, быть удачным. Нас все время пугают, но нужно просто надеется на себя. Будьте материально и мысленно готовым к любой трудности и помните, все зависит от вас. Будьте здоровы, это прежде всего, и счастливы, не вешайте нос, не опускайте низко голову, держите ее всегда гордо. Пусть горизонт далеко, но нужно к нему всегда стремиться. Удачи всем.

Фото: Фото предоставлены Башкирским государственным театром оперы и балета, видео Дмитрия ЯНЧЕНКО

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter