19 октября понедельник
СЕЙЧАС +10°С

Немецкий след: в разработке Куштау заинтересован крупный завод, с которым БСК делит прибыль

Гендиректор «Соды» считает, что «заказать» протесты могли и турки

Поделиться

Давыдов занял пост руководителя БСК в 2019 году

Давыдов занял пост руководителя БСК в 2019 году

Сегодня, 19 августа, генеральный директор Башкирской содовой компании рассказал главному редактору «Эха Москвы» Алексею Венедиктову о ситуации вокруг шихана Куштау. Эдуард Давыдов поделился своим мнением о том, кто «заказал» протесты, при чем тут Турция и почему нельзя дальше разрабатывать Шахтау. Об этом и многом другом — в этом материале.

Эдуард Маликович Давыдов
Родился 10 июля 1984 года в городе Нальчик Кабардино-Балкарской Республики. В 2005 году окончил Российский химико-технологический университет имени Д. И. Менделеева, факультет «химическая технология и биотехнология». В 2010 году — Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. С 2005 г. по 2012 г. занимал руководящие должности на предприятиях химической промышленности Российской Федерации. С 2012 года возглавлял коммерческий отдел ОАО «ЕТК». В 2013 году назначен на должность заместителя генерального директора по снабжению и продажам АО «Башкирская содовая компания». С декабря 2017 года — первый заместитель генерального директора. С 1 июля 2019 года — генеральный директор АО «Башкирская содовая компания».

Две силы и турецкий след

— Тут сошлись две силы. Первая, как мы считаем, — это хорошо подготовленная атака на предприятие определенными группами. Но она легла на благодатную почву — на почву защитников природы, экопротесты, людей, которым небезразлична окружающая среда.

Давыдов считает, что эта атака подготовлена бизнес-структурами или конкурентами. Он говорит, что на границе Черного моря турки только что открыли трёхмиллионный завод и, не скрывая, говорят, что основным рынком, куда можно будет продавать сырье, — это Россия.

— Я не могу быть точно уверен, что это они, но кто-то хорошо подготовленный выделил хорошее финансирование на подготовку мероприятия. К этому протесту присоединилось большое количество искренних людей, защитников природы, местных жителей, которым нравится данный рельеф, — говорит Давыдов.

Еще большее преступление и австрийцы

Гендиректор заявил, что порядка 30 лет предприятие ищет альтернативное сырье, начались эти изыскания еще в 1989 году. До 2012 года никаких альтернатив, кроме двух шиханов — Торатау и Юрактау, не рассматривалось. Со слов Давыдова, во всех переписках говорилось, что единственно возможное сырье — это исключительно шиханы. Они были учтены при проектировании завода в 1945 году как сырьевая база. Но все поменялось восемь лет назад, когда в БСК поняли, что Торатау разрабатывать им не дадут.

— Рассматривалось Каранское месторождение, в районе Красноусольского. Но там заповедник. Активно нам предлагал Рустэм Закиевич [Хамитов] Гумеровское ущелье, но это башкирская Швейцария, там великолепные реликтовые леса, там чистейшая река Зирган. Превратить это в карьер — это вообще кощунство. При этом чтобы это ущелье разрабатывать, надо провести 40 километров дороги по лесам. Это еще большее преступление, — говорит Давыдов.

Речь зашла и о Худолазовском месторождении. Давыдов пояснил, что его уже купила австрийская фирма Lasselsberger Ceramics. И у них на это месторождение свои цели и свои планы.

— В принципе в мировой практике нет таких примеров, чтобы содовое производство возило за 500 километров известняк для производства. Нужно, чтобы по этой ветке курсировало по несколько тысяч вагонов в сутки, — говорит Давыдов.

Он также отметил, что если сырьевая проблема не решится, то через год-два БСК начнет поэтапное снижение мощностей.

Есть и второе предприятие, которым нужен Куштау, — немецкая компания

Давыдов также отметил, что при разработке Куштау сырьевой вопрос решает не только БСК, но еще и немецкая компания HeidelbergCement. У БСК и немцев есть совместное предприятие, где доля владения составляет 50 на 50 — половина принадлежит БСК, вторая — немцам. Они-то и занимают половину мест среди директоров «Сырьевой компании», которая ведет разработку Куштау.

— При дроблении известняка мелкая фракция идет в производство цемента, остальное идет на производство соды. Такое безотходное производство, — отметил Давыдов.

Гендиректор БСК заверяет, что их компаньон придерживается самых высоких экологических норм. И предположить, что немецкий мировой холдинг допустил бы риски выйти на объект без сбора всей документации, в том числе и без экологических экспертиз, для Давыдова кажется нонсенсом.

Также он отметил, что прокуратура завершила проверку АО «Сырьевая компания», и никаких нарушений обнаружено не было.

— Можно с уверенностью сказать, что «Сырьевая компания» работала с полным комплектом документов и со всеми экспертизами, — говорит топ-менеджер.

Компромисс БСК видит в том, чтобы вредить природе, но не сильно

Давыдов сообщил, что в БСК работает 9 тысяч человек, в АО «Сырьевая компания» трудится еще тысяча человек — они добывают сырье. Также топ-менеджер заявил, что встанет и цементный завод, на котором трудятся еще три тысячи человек. Плюс работники подрядных организаций, столовых и других структур. В итоге Давыдов насчитал 35–40 тысяч человек, которые лишатся своих рабочих мест. Со слов гендиректора БСК, пострадают также 1200 потребителей продукции — это производители стеклотары, листового стекла, химические, целлюлозно-бумажные предприятия, производители моющих средств и другие.

— Я как руководитель компании вижу компромисс в том, чтобы выработать наиболее экологичные способы разработки с наименьшими потерями для экологии, если это возможно. И второе — нужно разговаривать с местными жителями, чтобы скрасить то негативное воздействие на природу, которое будет. Я не знаю, как некоторые активисты видят компромисс, но мы видим его именно так, — заявил Давыдов.

Краснокнижные растения хотят пересадить на соседние горы

Давыдов говорит, что эндемики — это виды, роды, семейства или другие таксоны животных и растений, представители которых обитают на относительно ограниченном ареале, представлены небольшой географической областью, произрастают везде, не только на Куштау. С его слов, нет такого объекта природы, где не произрастали местные разновидности растений. Давыдов предлагает все это многообразие выкопать и пересадить на соседние горы.

Белые моря станут асфальтом?

Гендиректор БСК затронул и тему так называемых белых морей. Давыдов отметил, что у БСК есть программа по ликвидации остатков производства соды. Их будут перерабатывать в строительные блоки либо в вяжущие средства для строительства дорог. Правда, в течение 10 лет.

Почему БСК «переобулась»?

Давыдов сам говорит, что еще два года назад БСК не рассматривала Куштау в качестве сырьевой базы. Об этом говорил и предыдущий главный директор компании. Но сейчас все изменилось.

— Мы посмотрели технологию, модернизировали печи, вложили примерно 6,5 миллиарда рублей, чтобы можно было перерабатывать известняк с этого месторождения. Мы предполагали, что Куштау — это и есть компромисс. Мы отказались от 30-летней борьбы за Торатау, модернизировали производство под Куштау, мы даже не предполагали, что к нему возникнут вопросы, — говорит Давыдов.

О Шахтау: «Есть риски обрушения целого поселка»

Также Давыдов сообщил, что на Шахтау известняк добывается на уровне ниже 20 метров уровня воды. А при подводных взрывах возникает гидроудар. Он может отразиться на поселке Шахтау.

— Мы уже расставили по периметру поселка сейсмодатчики и видим, что удары на фундаменты значительные. Архивные данные показывают, что ниже 15 метров ничего нет, надо делать геологоразведку. Есть риски обрушения целого поселка, и третье — там рядом протекает река, приток воды на месторождении из подземных вод составляет тысячу кубических метров в секунду. Это громадная цифра. Вода сильно минерализована, и существует опасение, что борта карьера не выдержат, и огромная масса воды бросится наружу. Это будет еще большая экологическая катастрофа, потому что огромное количество серной воды выльется в реку Селюк, — говорит Давыдов.

Также он отметил, что тот известняк, что сейчас добывают с Шахтау, имеет большое количество примесей нефтяных продуктов. При горении образуется фенол, и его тоже нужно утилизировать. Давыдов подытожил, что из шихана Шахтау Башкирская содовая компания выкачала все, что можно.

И если в 2024 году они не приступят к новому месторождению, то сырья не будет. А разрабатывать Куштау нужно уже сейчас. В завершение Давыдов сообщил, что готов слушать активистов.

Между тем глава Башкирии Радий Хабиров заявил, что республика готова забрать БСК у других акционеров и взять ответственность на себя. Со слов Хабирова, государство готово выкупить контрольный пакет акций Башкирской содовой компании. Подробнее — в материале.

Если вы знаете о разработке альтернативных источниках для «Соды», присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp по номеру: +7 987 101–84–78.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ28
  • ПЕЧАЛЬ5

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!