СЕЙЧАС -27°С
Все новости
Все новости

«Простите, где вещдоки?»: как адвокат пытается развалить уголовное дело против министра ЖКХ Башкирии Бориса Беляева

Юрист заявила, что уже несколько месяцев ей не дают ознакомиться с важными материалами уголовного дела

Борис Беляев с адвокатом Ларисой Исаевой

Поделиться

В Уфе продолжается уголовный процесс в отношении двух чиновников республики — министра ЖКХ Бориса Беляева и министра строительства и архитектуры Рамзиля Кучарбаева, которых обвиняют в превышении должностных полномочий и служебном подлоге. По версии обвинения, чиновники приняли акты о строительстве очистных сооружений в Кумертау, хотя те не были готовы к эксплуатации. Сами они вину отрицают. На последнем заседании суда адвокат одного из обвиняемых заявила, что в деле нет доказательств. Подробности — в материале UFA1.RU сегодня, 15 сентября.

Как рассказали участники процесса, на предыдущих заседаниях допрашивали потерпевших, один из которых заявил, что не понес ущерба: деньги потеряли небольшие, репутация не запятнана. Той же позиции придерживалась администрация Кумертау. Кроме того, представитель правительства Башкирии заявляла, что нецелевого расходования средства (95 миллионов рублей) не было. Обвиняемые свою вину не признают, а адвокаты уверены — их подзащитных оправдают. Накануне состоялось очередное заседание.

Процесс 15 сентября начался с допроса свидетеля — предпринимателя Рустама Гайнутдинова, которого уже опрашивали на предыдущем заседании. Судья, как это полагается, предупредил его о необходимости давать правдивые показания. Гайнутдинов подробно отвечал на вопросы как стороны защиты, так и представителя государственного обвинения в течение 2,5 часа, сколько и длилось заседание. Однако к концу прокурор внезапно заявил, что видит противоречия в показаниях свидетеля, и попросил суд зачитать то, что предприниматель говорил на предыдущих допросах в 2020 и 2021 году. Адвокат Бориса Беляева возразил: непонятно, о каких противоречиях говорится.

— В части гидравлических испытаний противоречий нет никаких, в части подписания акта — прокурор вопросов не задавал, чтобы что-то выявить. Не понимаю, где он усматривает противоречия и зачем нам затягивать время? — сказал адвокат Рустам Лукманов.

Защитник попросил прокурора «конкретно обосновать», что он имел в виду, говоря о несовпадении показаний. Несмотря на возражение всех остальных адвокатов, суд согласился с позицией прокурора — и, по всей видимости, на следующем заседании будут зачитываться старые показания свидетеля.

В конце суда выступила адвокат Рамзия Кучарбаева — Лариса Исаева. К слову, ранее она представляла недавно освобожденного из СИЗО бизнесмена Руслана Гилязова, который обвинял высокопоставленного полицейского в вымогательстве.

Она заявила, что в данном процессе было выявлено нарушение законодательства, которое «препятствует законному и обоснованному» рассмотрению дела. Речь шла о том, что адвокат Лукманов попросил документы из вещественных доказательств, но ему было отказано, так как коробка с ними находилась в Следственном комитете, который это дело изначально вел.

Адвокат Исаева попросила суд вынести частное определение, которым обращается внимание госорганов на нарушение закона. Судья, однако, пояснил, что это является правом, а не обязанностью — выносить такое определение. Но если бы оно появилось, то от гособвинителя потребовалось бы отчитаться суду о том, как устраняются нарушения. В данном случае — о том, доставлены ли в суд вещественные доказательства по делу.

В разговоре с корреспондентом UFA1.RU адвокат Лариса Исаева пояснила свою позицию по ситуации.

— Уголовно-процессуальный кодекс России предусматривает, что прокурор после утверждения обвинительного заключения передает уголовное дело в суд. Вещественные доказательства — это неотъемлемая часть материалов дела. Нет такого, что тома дела отдельно, вещдоки отдельно, — говорит она.

Адвокат также указывает, что это является серьезным нарушением уголовно-процессуального законодательства, поскольку нарушено право на равенство сторон.

— Оно нарушается, потому что мы не можем на вещественные доказательства ссылаться. Не можем оттуда брать документы, исследовать, не можем предъявлять свидетелям, потому что их нет. Судья сейчас сказал, что сделает запрос в Следственный комитет, но, простите, где вещдоки-то? Дело уже два месяца рассматривается, — заявила адвокат Исаева.

Она также указывает, что прокурор, утверждая обвинительное заключение от следователя, должен изучить не только материалы, но и вещественные доказательства тоже. Однако изучал ли он их — неизвестно. Кроме того, по словам Исаевой, закон не предусматривает возврат доказательств следователю.

— Я считаю, что это серьезное нарушение законодательства, но судья так не считает, это его право. Мы вправе потом обжаловать это. На эти нарушения мы можем ссылаться в апелляционной инстанции, если не будем согласны с вынесенным решением, — говорит юрист и добавляет, что за всю ее адвокатскую практику подобное явление она встречает впервые.

UFA1.RU обратился за комментарием в прокуратуру Башкирии. В ведомстве обещали дать все пояснения позже.

Напомним, строительством очистных сооружений в Кумертау занималась компания «А-строй». Тогда Борис Беляев возглавлял местную горадминистрацию, а Рамзиль Кучарбаев руководил республиканским управлением строительства.

«А-строй» учредил в 2011 году бизнесмен Айрат Асылгужин вместе с отцом Магазом. Согласно базе данных «Контур. Фокус», доли распределили поровну — 50 на 50. Вели строительство жилых и нежилых объектов по всей Башкирии. Асылгужину-младшему также принадлежит половина в еще одной строительной компании «АИС», но его «А-строй» куда более прибылен: на конец 2019-го выручка предприятия, согласно базе данных «Контур.Фокус», составила 307,4 миллиона рублей. В портфеле компании — многочисленные госконтракты на строительные работы общей стоимостью 1,9 миллиарда рублей.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter