Ради Ильдуса Зиля стала соблюдать мусульманские традиции
Ради Ильдуса Зиля стала соблюдать мусульманские традиции

Как это произошло, Зиля удивлялась вместе с корреспондентом Ufa1.

От тюрьмы и от сумы

 — У нас же как общество к заключенным относится: ох, зек, сидел — клеймо на всю жизнь. Оказаться за решеткой может каждый. Насильников я не оправдываю, но молодые мальчишки, как правило, сидят по глупости. Уголовная ответственность у нас наступает с 14 лет — многие в этом возрасте даже не понимают, за что могут угодить за решетку, — уверена Зиля. — На этом этапе их нужно поддержать, показать, что есть жизнь лучше, и не обязательно воровать. Если этого не сделать, на свободе они не смогут себя найти и снова сядут.

За свой труд от государства Зиля не получает ни копейки — наблюдательная комиссия РБ, где она занимала должность заместителя председателя, существует на общественных началах.

 — Наверное, это такая болезнь — помогать людям. Я себя нахожу в этом. Мне приятно, что они потом звонят и говорят: «Спасибо!», — признается Зиля. — Сейчас сын родился, им занимаюсь, а до этого три года семью практически не видела — ездила по колониям.

Поначалу заключенные относились к Зиле настороженно: новый человек, тем более красивая женщина — непонятно, чего от нее ждать. Задумываться над подобными нюансами было некогда: правозащитница лично ходила по отрядам, выслушивала жалобы и требовала к заключенным должного содержания, снимала пробы с борщей — не жидок ли? С пяти утра до десяти вечера выбивала у администрации свидания, таскала ручки и тетрадки для писем, выправляла паспорта, для тех, кто хотел регулярно молиться или в грехах покаяться, приглашала священнослужителей.

 — Им тоже нужна поддержка. Понимание, что есть тыл, который в любой момент подставит плечо. Ведь в тюрьме рвутся социальные связи, — говорит Зиля. — Мать — ладно, она своего ребенка примет любым. А жены уходят. Декабристок сейчас по пальцам перечесть. Но и их нельзя винить — жизнь продолжается, и детей надо кормить.

«Никого не надо, доверяем только ей»

Постепенно осужденные поняли, что за Зилей — как за каменной стеной, и охотно шли на контакт.

 — Я отдавалась работе всей душой. Очень хотелось, чтобы верили только мне. И когда в 2015 году в ИК в Салавате поднялся бунт — осужденные жаловались на избиения — 1300 человек встали и, как один, сказали: «Ни с кем не будем говорить, только с ней!». Мы их уговорили снять плакаты, слезть с крыш, покушать. Представляете, в кустах снайперы сидят, все двери перекрыты, не убежишь, а перед тобой — разъяренная толпа. Страшно было очень. Я просила — только не стреляйте: у меня дома трое детей, надо вернуться.

Зиля с помощниками работали в колонии три дня, вынесли оттуда целую кипу жалоб и большую часть проблем помогли сидельцам устранить.

Свежие розы и «Раффаэлло»

Надо сказать, что мужчины всегда остаются мужчинами, даже на зоне: признания в любви и предложения выйти замуж сыпались на Зилю ворохом каждый ее визит в колонию.

 — Я отшучивалась и всерьез никого не воспринимала: с самого начала велела себе разделять работу и чувства, — признается правозащитница.

Все изменилось, когда в 2014 году женщина в тяжелом состоянии попала в больницу. К тому времени, как врачи определили диагноз, многодетная мама одной ногой была уже в могиле. Но лечение дало результат: после четырех операций, причем последнюю делали без наркоза — боялись, что не выдержит сердце, Зиля выкарабкалась.

 — Лежу, еле дышу, и вдруг звонок: заключенный из Сургута просит помочь его другу, тоже сидельцу, который отбывает наказание в Уфе, — вспоминает общественница. — Я вся в бинтах сбегала из больницы и моталась в колонию — его дела улаживать. Все получилось, тот, из Сургута, очень благодарил, а когда узнал, что я болею, вообще впечатлился.

С тех пор в больничной палате не переводились белые розы и конфеты «Раффаэлло». Зиля пролежала в больнице девять месяцев, и каждый день поклонник с Севера присылал свежий букет, регулярно звонил, отправлял деньги для детей и ей на лекарства.

 — Как выписалась, решила съездить в Сургут и познакомиться: что за благодетель такой, — говорит правозащитница. — Потом еще два или три раза к нему приезжала. В перерывах между встречами мы постоянно общались по скайпу.

Ну вот и всё, ты замужем теперь

Воздыхателя звали Ильдус (имя изменено - прим. ред.). Мужчина дважды делал предложение, Зиля отказывалась, а на третий неожиданно согласилась. К этому моменту они были знакомы уже четыре месяца. О том, что будущий супруг — человек оступившийся, и, быть может, так и не исправился, общественница в тот момент не задумывалась.

 — Он отбывал наказание за вымогательство, хотя на самом-то деле его оговорили. Так и поехал 16-летний паренек на восемь лет за решетку. Я подумала, стал бы человек девять месяцев помогать просто так? Он же не отвернулся, хотя мог себе лучше пару найти за это время. Меня в нем подкупила честность: он никогда ничего не скрывал, — признается общественница.

Свадьба на зоне на традиционный обряд совершенно не похожа. Все очень скромно — ни выкупа с прибаутками, ни трехэтажного торта. Единственное, что было действительно свадебным, — жемчужного цвета платье невесты, сшитое на заказ.

 — Свадьба... Ну, а что свадьба, — смеется Зиля. — Присутствовали работник загса да мы. Вся церемония в колонии занимает две минуты. Произнесли все те же самые слова, расписались. Обычно молодоженам администрация дарит три дня, но нам длительное свидание не дали. Мы надели кольца, чмокнули друг друга в щечку, я собрала детей — они со мной на свадьбу приезжали — и вернулась домой. Через год, в 2015-м, освободился и приехал муж.

Пятый ребенок в семье

Ради Ильдуса Зиля стала соблюдать мусульманские традиции: на людях появлялась только в длинных платьях, а волосы тщательно прятала под платком.

 — Я была человеком публичным, регулярно в таком наряде попадала в объективы журналистов. На работе на меня шикали, мол, ты что делаешь! Но я была непреклонна — считала, что нужно взгляды мужа поддерживать, — говорит правозащитница.

Дети с Ильдусом поладили мгновенно, даже сходу стали называть папой. Он отвечал им взаимностью: с готовностью играл, читал книжки. Когда в 2016 году родился общий сын, с удовольствием нянчился с малышом. На этом всё: становиться сильным мужчиной и брать на себя ответственность за семью Ильдус не захотел. Все чаще Зиля заставала его лежащим на диване и занятым перепиской в соцсетях. Даже за строительство бани — семья живет в доме без водопровода — Зиле пришлось взяться самой.

 — Я всегда считала, что семья — это когда все спина к спине, и против всего мира готовы выстоять. Мне 35 лет, а Ильдусу - всего 26, и пока мы не смогли к этому прийти. Возможно, виновата разница в возрасте. Или я просто привыкла быть сильной: первый муж умер, когда младшему сыну было всего несколько месяцев. Для меня было целью хорошее будущее детей, и я сама со всем научилась справляться. Не скрою, очень хотелось опереться на сильное плечо, чтобы муж решил хотя бы часть моих проблем, но, увы, этого не произошло.

Одним словом, воспитывать пятого переросшего ребенка Зиля оказалась не готова, а сказки о добившемся успеха мужчине и сделавшей его женщине не получилось — месяц назад муж вернулся к маме на Север.

Вместо послесловия: для чего заключенные женятся

Хотя это и запрещено, в колонии у осужденных есть доступ к телефонам и интернету.

Всемирная паутина служит налаживанию знакомств с прекрасным полом. В этом деле помогают и враз проснувшиеся таланты: заключенные сразу начинают красиво говорить, сочинять стихи, рисовать, петь.

Как только контакт с женщиной налажен и вознесены до небес ее прекрасные глаза и дивный характер — понятно, что женщины любят ушами, ухажер прощупывает почву:

 — Пришли мне денег на телефон!

Если присылает, значит, проглотила наживку — всё, можно продолжать обрабатывать, тянуть деньги дальше и больше. Были случаи, что у девушек выманивали десятки тысяч рублей.

Безусловно, в игры с охмурением играют не все осужденные. Есть такие, что, несмотря на всю грязь, остаются людьми. Работают, каждую копейку берегут и отправляют семье, не ввязываются в конфликты, потому что за это могут лишиться свидания с детьми.

Многие мужчины ради свиданок готовы даже расписаться. Но после освобождения такие браки, как правило, распадаются.

 — Я не понимаю в таких случаях девчонок: блатная романтика может завлечь лет в 18, но ведь многие выходят за заключенных и в 30 лет, — удивляется Зиля. — Если вы так хотите создать семью, дождитесь освобождения жениха, посмотрите, какие он будет прикладывать усилия, чтобы найти себя. И только потом думайте о свадьбе.

Невыдуманная история уфимки Кати

Эту поучительную историю Ufa1 рассказала наша сотрудница.

 — Однажды моей подруге Кате позвонила знакомая и предложила пообщаться с одним замечательным парнем. Единственным его недостатком, по словам звонившей, было заключение. Целый месяц Катерина с Ильнуром созванивались, а потом начали «встречаться»: по вечерам девушка давала полный отчет о том, куда ходила и с кем встречалась за весь день. Они даже фотографиями не успели обменяться, а Ильнур уже заявлял свои права на нее. Нередко можно было услышать вот такой Катин диалог: «Дорогой, можно я пойду с подружками в кино? Нельзя? Подружки, я не пойду — мой не разрешает».

Еще через месяц Катя отважилась навестить жениха в колонии. На деле Ильнур оказался неказистым мужичком, про которых говорят «метр с кепкой». Но сознанием высоченной 32-летней Катерины он завладел накрепко — о разрыве отношений не могло быть и речи. Половину своей зарплаты Катерина тратила на подарки жениху: отправляла ему почтой огромные коробки гостинцев, купила дорогущий телефон. Через год жених освободился. Катерина подготовилась к встрече основательно: сняла на три месяца квартиру — вести дорогого гостя в однушку, где жила с мамой, не решилась, наварила борщей. Счастье девушки длилось ровно сутки.

На следующий день Катерина ушла на работу, а когда вернулась, ахнула: благоверный исчез. А вместе с ним пропали Катины дорогие подарки и гостинцы. Дозвониться до Ильнура Катя не могла три дня. На четвертый он объявился сам: «Катя, прости! Ведь я женат, имею двух детей. К тебе я не вернусь. Прости-прощай». Катя плакала ровно неделю. А еще через неделю Ильнур позвонил снова. «Катюша, ты единственная можешь мне помочь. Мы с другом решили всё бросить и прямо сейчас едем на заработки в Москву. Дай десять тысяч, с первой зарплаты верну!». Катя поверила вновь: влезла в долги, но требуемую сумму наскребла. Прошел год, а она все еще надеется, что Ильнур если не вернется, то хотя бы долг отдаст.

Обманутые ожидания

Почему же девушки с воли выбирают в мужья заключенных? Быть может, преступление считается показателем мужественности?

 — Вокруг людей, которые где-то далеко, формируется романтический ореол, их наделяют собственными фантазиями и мечтами, зачастую не соответствующими действительности. К тому же стороны стараются показаться белыми и пушистыми, — считает психолог Рустэм Калимуллин. — Есть несколько этапов взаимодействия, на первом люди присматриваются друг к другу, притираются. После него следует фаза конфликта, и если она успешно преодолевается, наступает сплочение. В случае дистанционной коммуникации этот этап более долгий, и конфликт откладывается — люди не попадают в реальные трудности, из которых нужно вместе выбираться. В данном случае совет был бы такой: не торопитесь оформлять отношения, присмотритесь друг к другу в быту и прочувствуйте партнера в разных ситуациях.