18 апреля воскресенье
СЕЙЧАС +12°С

В Уфе девятилетнему мальчику отказали в путинской выплате. Его мать умерла от COVID-19, работая на скорой

Спустя месяц из жизни ушел и отец мальчика, маму ему заменил ее сотовый телефон

Поделиться

Елена очень любила единственного <nobr class="_">сына —</nobr> так же, как и он ее

Елена очень любила единственного сына — так же, как и он ее

Поделиться

На тяжкие условия труда врачи скорой помощи не привыкли жаловаться, хотя после суточного дежурства буквально падают с ног. Сколько жизней в пандемию коронавируса спасла врач уфимской скорой Елена — неизвестно, этого не может подсчитать никто. Но взамен COVID-19 отнял ее жизнь. А девятилетнего сына лишил сначала матери, а потом и отца — они умерли с разницей в один месяц: муж Елены страдал хроническими заболеваниями и без жены буквально сгорел за пару недель.

Только вот люди, которые в начале пандемии с трибун кричали, что врачи — герои, оставили 9-летнего сироту без положенных выплат. 2,7 миллиона рублей, которые указом президента России положено выплачивать близким медиков, погибших от коронавирусной инфекции, маленький Стас не увидит — так решили люди в теплых кабинетах. Об этом редакции рассказали родные погибшего медика. Подробнее — в материале UFA1.RU.

13 лет спасала жизни, а ее саму спасти не смогли

Елена Гайнуллова отработала на Центральной подстанции скорой помощи 13 лет. За всё это время женщина спасла жизни тысяч уфимцев. Елена страдала сахарным диабетом. Как рассказала сестра Елены, та работала два раза в неделю: в пятницу — сутки, в понедельник либо с 08:00 до 20:00, либо с 07:00 до 19:00. Хотя работа по 24 часа ей была противопоказана из-за заболевания, выходить на смены было некому — вот Елена и работала. Об этом она сама рассказывала родным.

Последняя ее смена выпала на сутки с 1 на 2 января. А уже на следующий день ей стало плохо. 4 января температура поднялась до 38 градусов, и вместе с мужем Райфаилом Елена обратилась в больницу № 13. Там им обоим сделали томографию легких. Выяснилось, что легкие Елены поражены на 8%. У мужа отклонений не выявили. Тест на COVID-19 у Елены пришел положительный, у мужа — отрицательный. Лечиться их отправили домой. Но состояние обоих ухудшалось с каждым днем.

Через четыре дня Елене снова вызвали скорую и с тяжелой одышкой доставили в городскую больницу № 8, где располагался ковид-госпиталь. Там-то и определили, что легкие женщины поражены на 98%. По словам сестры, ей поставили двустороннюю пневмонию.

Елена заботилась и о своем отце

Елена заботилась и о своем отце

Поделиться

15 января Елена скончалась. Райфаил продержался чуть меньше месяца — он ушел из жизни 13 февраля. Так маленький Стас остался сиротой.

— У мужа были хронические болезни. Лена лечила его, он был под ее наблюдением 24/7. Как она умерла, он себя запустил совсем, — рассказывает Евгения, сестра Елены.

Следом за Еленой коронавирусом переболели и ее пожилые родители. Последствия они разгребают до сих пор.

— Мама Елены первый раз попала в 18-ю больницу с 60% поражения легких, с 40% ее выписали 11 февраля домой на постельный режим. 13 февраля умер муж Лены, тетя с утра до ночи бегала по вопросам опеки и собирала различные бумажки для оформления компенсации, в которой отказали. В итоге ее увезли повторно в больницу на скорой с нарушениями ЖКТ. Отца Елены через неделю после ее похорон увезли на скорой — 28% поражение легких. Но ему было тяжело, у него тоже сахарный диабет, — рассказывает Евгения.

Как рассказала Евгения, самое интересное, что Елена сдавала ПЦР на COVID-19 25 декабря, и пришел отрицательный результат. Спустя всего месяц она скончалась.

Хоронить Елену приехали все коллеги. 11 машин скорой помощи выстроились в ряд и ехали через всё кладбище с мигалками и включенными сиренами. 150 человек пришли на отпевание. Коллеги Елены до сих пор помогают ее семье, как и коллеги ее мужа.

Машины скорой приехали провожать Елену в последний путь

Машины скорой приехали провожать Елену в последний путь

Поделиться

Но по закону помочь осиротевшему мальчику могло еще и государство.

Что-то там не совпадает

Еще в мае прошлого года президент России Владимир Путин подписал указ, в котором четко прописано следующее: «В случае смерти медицинского работника в результате инфицирования новой коронавирусной инфекцией (COVID‑19) при исполнении им трудовых обязанностей — в размере 2 752 452 рублей выгодоприобретателям в равных долях».

Согласно тому же указу в случае с Еленой деньги должны были получить ее родители и сын. Но чиновники решили по-другому.

В распоряжении редакции UFA1.RU имеется заключение о наличии либо отсутствии у Елены профессионального заболевания. Это заключение выдает Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека. Проверку по случаю Елены они закончили 15 февраля.

— Причинно-следственная связь заболевания с профессиональной деятельностью не установлена, — говорится в заключении председателя врачебной комиссии.

Из заключения Роспотребнадзора Башкирии следует, что для сотрудников центральной подстанции предусмотрено место для переодевания персонала с отдельным хранением спецодежды, душевая, умывальник с раковиной.

— Нарушения режима эксплуатации оборудования, рабочего инструментария не выявлены. Дезинфекционную обработку проводят дезинфицирующими средствами. Кабинет подготовки к работе медицинских укладок, амбулаторный кабинет оборудованы стационарными бактерицидными облучателями для обеззараживания воздуха и поверхностей в соответствии с нормативами, по графику, журнал учета работы бактерицидных облучателей ведется. Кабинеты оборудованы умывальными раковинами, дозаторами с антибактериальным мылом и кожным антисептиком. Уборочный инвентарь для проведения текущей и генеральных уборок выделен, — следует из данных экспертизы.

Елена отдала медицине всю жизнь

Елена отдала медицине всю жизнь

Поделиться

Согласно данным эпидемиологического расследования, Елена могла заболеть коронавирусом с 19 по 31 декабря. При этом лица, которые могли явиться источником заражения, — больные или подозрительные на эту инфекцию, реконвалесцентные (выздоравливающие. — Прим. ред.) носители инфекции, доноры — не установлены.

Эксперты, которые выдавали это заключение, установили, что Елена обеспечивалась средствами индивидуальной защиты в достаточным количестве, использовала маски, перчатки, халаты, защитные очки, респираторы класса защиты FFР2, лицевой щиток, комбинезон защитный.

— Учитывая изложенное, установить факт инфицирования новой коронавирусной инфекцией COVID-19 по месту работы в республиканской станции скорой медицинской помощи при оказании медпомощи пациентам не представляется возможным, — сделали вывод эксперты.

Выяснилось, что Елены не было в регистре заболевших. По словам источника редакции, это стало одной из причин, по которой родственникам Елены отказали в выплате. Пресс-секретарь Минздрава Софья Алешина рассказала, что в реестр данные подают сами больницы, чьи сотрудники оказались инфицированы COVID-19.

— Забор мазка, результаты, работа с пациентом — всё фиксируется. Только когда у пациента подтвержден ПЦР, зафиксировано оказание ему помощи этим врачом, зафиксировано обращение врача за помощью после этого (или через какое-то время) и так далее. Каждый факт имеет значение, который рассматривается на комиссии с представителями Роспотребнадзора, страховой организации, медорганизации. Деньги выплачивает не Минздрав, а ФСС (фонд социального страхования. — Прим. ред.) в том случае, когда на комиссии действительно признается случай заболевания на работе, всё подтверждается документально, протоколами, — сообщила UFA1.RU представитель Минздрава Софья Алешина.

Главный врач центральной подстанции скорой помощи на связь с корреспондентом UFA1.RU не вышел. Соединить с журналистами в его приемной отказались.

На центральной станции Елена отработала 13 лет

На центральной станции Елена отработала 13 лет

Поделиться

Сидит с маминым телефоном

А пока чиновники решают, кому дать выплату, а кому нет, маленький Стас скучает по родителям. Как рассказала Евгения, его тетя, мальчик как будто ушел в себя.

— Он абстрагировался от всего. Но когда нужна какая-то помощь в поиске чего-то в Ленином доме или в ее телефоне, сразу оживает. Всё знает, где лежит, — говорит Евгения.

Маму Стасу заменил ее сотовый телефон. А ему всего девять. Впрочем, и 2,7 миллиона рублей тоже не заменят мальчику родителей. Но существенно упростят жизнь его пожилой бабушке, которая попала в больницу уже второй раз за этот год. Когда Стас вырастет, станет большим и сильным, он узнает, что в 2020 году была суровая пандемия, в борьбе с которой умерла его мать. Умерла не просто так, а спасая жизни других людей. Буквально сгорела на работе. Но государство тогда решило, что заразилась она не на службе, а где-нибудь в другом месте.

Корреспондент UFA1.RU просит считать этот текст официальными обращениями в Роспотребнадзор и прокуратуру. Мы очень просим эти ведомства разобраться и рассказать, на основании каких документов проводятся эпидемиологические расследования.

UFA1.RU много писал о том, как чиновники тратят деньги на различных госзакупках. Они потратили примерно столько же денег на писсуары в Белый дом, два миллиона рублей слуги народа направили на покупку цветов, еще два миллиона — на сувениры для гостей. Обо всём этом можете прочитать тут. Но 2,7 миллиона рублей для круглого сироты Стаса в бюджете не нашлось.

Источник UFA1.RU рассказал, что работодатели Елены и коллеги бьются, чтобы выбить эти деньги. Но всё тщетно. Редакция пристально следит за развитием событий.

оцените материал

  • ЛАЙК13
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ6

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...