Скандал на руинах СССР: в Уфе разгорелись жаркие баталии между любителем старины и руководством Свердловского рынка

Винир Халиуллин уже несколько лет собирает старинные вещи и даже организовал музей, но они оказались на мусорке

Это Винир в своем музее на Свердловском рынке

Это Винир в своем музее на Свердловском рынке

Поделиться

В Уфе уже несколько лет существует музей под названием «Сделано в СССР». Его создатель Винир Халиуллин собирает советские вещи. Его коллекция пополнялась многие годы. Большую часть экспонатов приносили сами люди. Это и голова лося, и пузатые самовары, и сломанные куклы. Сам Винир находил эти вещи, выкупал, принимал от друзей и знакомых. Магазин-музей был буквально забит советской атрибутикой. Мнение о такой деятельности было неоднозначным. Кто-то называл экспонаты хламом, кто-то с любопытством посещал музей и приобретал приглянувшееся.

Мы побывали в музее еще до его закрытия

Мы побывали в музее еще до его закрытия

Поделиться

Но 16 июня Винир был вынужден в который раз прервать свою деятельность на арендованной им площади. Причина прозаична — долги. 17 июня он выложил на своей страничке во «Вконтакте» фотографии, на которых его коллекция свалена в огромную кучу прямо на асфальт. Мужчина винит в сложившейся ситуации Казаева, директора Свердловского рынка, где размещался магазин. «Как он спит? Сны хорошие видит?» Но ситуация оказалась не такой однозначной. В ней разбирался корреспондент UFA1.RU.

Экспонаты действительно вызывали ностальгию

Экспонаты действительно вызывали ностальгию

Поделиться

Как появился музей?


Музей Винира существует уже почти восемь лет. Он сам нам рассказывал, что в 2014 году после полного провала цветочного бизнеса пару лет колесил по городам. Зарабатывал чем придется — брался за грузоперевозки, такси. Путешествия и новые знакомства и дали тот самый опыт, которого не хватало, они же и подтолкнули к идее.

В музее были и открытки

В музее были и открытки

Поделиться

— Первая проданная мной безделушка, если можно так сказать, — старенький бронзовый чайник без крышки, — вспоминает Винир. — Он со мной лет тридцать пробыл, подарил один знакомый из Сибири. Приглянулся чайник случайному покупателю. И вдруг осенило: это же золотое дно! Начал собирать и покупать старинные предметы. Свозил в свою небольшую точку на Телецентре просто как сувениры. Увидел реакцию людей, понял, что им это интересно, и взялся уже всерьез.

Людей всегда было много

Людей всегда было много

Поделиться

Впоследствии музею пришлось сменить множество локаций. С маленькой точки на Телецентре в целях расширения Винир переехал в торговый центр «Башкирия», однако ненадолго. Спустя пару месяцев здание начали реконструировать, и музей перебрался на Центральный рынок, где у Винира произошел конфликт из-за просрочек по арендной плате. Так он оказался на Свердловском рынке, где его, как мы уже знаем, ожидала похожая ситуация. Но везде Винира находили его покупатели.

Посетителям нравилось наблюдать за утварью

Посетителям нравилось наблюдать за утварью

Поделиться

— Человек приходит сюда, достает из кучи вот этого, например, Буратино, — объясняет лавочник, — и вспоминает, причем часто вслух и чуть не со слезами на глазах, что в детстве у него был точно такой же. Берёт и покупает, несет домой, ставит, наверное, в шкаф на видное место или детям своим показывает, внукам. И глядя, как они играют с такой же, как в его детстве, вещицей, радуется, умиляется. И жить ему становится легче, и беды как будто отходят на второй план, и чувствует он себя снова тем самым ребенком, и на дворе как будто такой родной… скажем, 56-й год, — вспоминает Винир.

Поделиться

В 2017 году, когда музей был очень популярен среди уфимцев, цены на коллекцию были далеко не советскими. Проигрыватель грампластинок середины 90-х годов выпуска стоил пять тысяч рублей, старенькая швейная машинка с ножным приводом — так же, с вычурной кованой основой — дороже в полтора раза.

Поделиться

— Вот, например, — Винир показывал корреспонденту запись в кассовой тетради. — В строке сумма — «17 000 рублей» — это выручка за один, весьма удачный день. Таких, к сожалению, немного, бывает вообще ничего не продашь, а бывает и значительно больше.

Поделиться

Однажды приехали к Виниру дизайнеры. Сказали, что разрабатывают проект интерьера гостиницы в Абзаково. За один раз на 160 тысяч всякого товара накупили!

Сейчас Винир отказался рассказывать, за сколько продавал похожие вещи. Но отметил, что ему нанесли ущерб на баснословные 10 миллионов рублей.

Поделиться

Почему вещи оказались на мусорке?


Адвокат создателя музея Рустам Ибрагимов назвал действия рынка самоуправством.

— Без постановления суда… Говорили составят опись, никакой описи не было. Просто наняли гастарбайтеров и вынесли вещи. Мы написали заявление в полицию, пишем жалобу в прокуратуру. Отдел полиции номер 9 передал дело на рассмотрение участковому. Скинули дело с большим ущербом участковому, который нас до сих пор не опросил, — говорит адвокат.

Вещи оказались выброшены

Вещи оказались выброшены

Поделиться

Также юрист отметил, что сумма ущерба от действий администрации составляет 10 миллионов рублей. Больше всего Ибрагимова и его клиента смутило, что администрация рынка назвала антикварные вещи мусором. А ведь среди выброшенных вещей, по словам создателей музея, были грампластинки, проигрыватели, форма военная, спортивные одежда, пионерская атрибутика. К сожалению, называть точную стоимость перечисленных ценностей Винир не захотел.

Поделиться

«Сам виноват», или «это не экспонаты»


В самой администрации Свердловского рынка нам рассказали, что уже направили заявление о выдаче судебного приказа о взыскании задолженности с создателя музея. По словам юриста Павла Николаева, он около полугода не платит по счетам.

— С мая 2021 года он не вывозит свои вещи из помещения рынка, хотя договор аренды он расторг.

Поделиться

На вопрос о том, как экспонаты оказались на улице, юрист спешит поправить:

— Это не экспонаты, потому что это не музей, а обычный магазин, если вы внимательно присмотритесь к фотографиям, вы увидите мусор: сверла старые, гвозди, пустые бутылки из-под алкогольных напитков, поломанные старые лыжи и так далее. Это находилось на нашей территории больше года после расторжения договора аренды. Мы неоднократно просили всё это вывезти. А вещи, которые хоть как-то можно называть товаром, мы перенесли в соседнее помещение, — заявил Николаев.

Поделиться

По словам юриста, о принятых мерах Винира предупреждали, на уведомлении стоит его подпись. Сейчас вопрос будет решаться в судебном порядке.

Поделиться

Сам коллекционер жалуется, что не раз пытался получить финансовую поддержку от властей Башкирии, однако переговоры ни с министром культуры, ни с бывшим мэром Уфы Сергеем Грековым никаких результатов не принесли.

Поделиться

Несмотря на неудачи, Винир продолжает верить в свое дело, он намерен собрать новую коллекцию антикварных вещей и найти ей новый дом. Свою деятельность он считает ценным вкладом в культуру, который незаслуженно обделяют вниманием местные власти уже не один год.

Поделиться

Редакция UFA1.RU направила запрос в Минкульт Башкирии с вопросом, не хотят ли они помочь создателю музея организовать пространство, куда любители СССР смогли бы беспрепятственно приходить и ностальгировать. Оперативного ответа мы не получили.

По данным сервиса «Контур.Фокус», компания «Бетапром», которая управляет Свердловским рынком, принадлежала до 2018 года бизнес-партнерам Владимиру Богданову и экс-депутату Курултая Вадиму Гатауллину, сыну бывшего первого зампрокурора Башкирии Валерия Гатауллина, более известного в качестве владельца компании «Башкирский кирпич». Предприниматели в данный момент вместе владеют ТСК «Красинский». Что касается «Свердловского», то сейчас его делят между собой малоизвестные предприниматели Айсылу Алтынбаева, Артем Шевченко и Руслан Куля, о других их бизнес-проектах сведений нет. Директором «Бетапрома» был и остается Антон Казаев, он же занимает аналогичный пост в ТСК «Красинский».

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter