СЕЙЧАС +12°С
Все новости
Все новости

Влюбленные в небо: в Уфе летчики рассказали детям о самой романтичной профессии

Ребятам показали старинные летные приборы и Центр управления полетами.

Глядя на огромную железную птицу, хочется самим подняться в небо

Глядя на огромную железную птицу, хочется самим подняться в небо

Поделиться

На днях в башкирской столице прошло уникальное мероприятие. Накануне Дня Воздушного Флота России, который отмечают в предстоящее воскресенье, 20 августа, школьникам показали сердце гражданской авиации в республике – уфимский аэропорт.

Ребята узнали, как работает центр управления полетами, почему диспетчерам нельзя пользоваться мобильниками, и какая деталь у самолета самая капризная.

Поделиться

Ильшат Гусманов 25 лет отлетал командиром корабля. Выйдя на пенсию, понял, что жизнь без неба – не жизнь. И вернулся обратно в аэропорт – теперь работает в инспекции по безопасности полетов.

– Четыре нашивки на рукаве – командир корабля, три – это второй пилот, – учит разбираться в знаках отличия летчик. – Скучаю ли по небу? Конечно! Когда вижу в небе самолет, мне кажется, что это я лечу – я выполняю вираж, я захожу на посадку. Небо – это стихия моя, любовь и жизнь.

Поделиться

На выставке Ильшат Мидхатович рассказал ребятам об экспонатах музея. Кстати, уникальную экспозицию могут увидеть все желающие – она находится в доступной зоне аэровокзала. Самому «взрослому» предмету выставки – винту с биплана – без малого 80 лет! А еще здесь – огромные старинные багажные весы, на которых можно взвесить чемодан весом до 200 кило, авиационные часы, настоящий черный ящик и множество других раритетов. Можно даже покрутить рычажки старинного контроллера радиолокатора – самого важного прибора в авиации, который служит для обнаружения и измерения координат самолета.

Поделиться

Вот с такими маршрутными картами работали раньше летчики. Теперь все данные держит в голове компьютер.

Поделиться

Центр управления полетами – это сердце и мозг аэропорта. Он находится на расстоянии 36 метров от земли. Взлетно-посадочные полосы из окна центра – как на ладони. Кстати, длина второй полосы – 3760 метров. И она может принять воздушные судна любого типа. Первая полоса чуть короче – 2550 метров. Фотографировать внутри центра нельзя – вспышки и толчея могут отвлечь диспетчеров. А отвлекаться им никак невозможно: ведь они, как регулировщики на перекрестке, следят, чтобы самолеты друг другу не мешали и следовали своим курсом. Диспетчерам даже по мобильнику нельзя разговаривать – вдруг что-то важное упустят.

Поделиться

Ходить запросто по кабинетам аэровокзала и взлетному полю нельзя – только с пропуском или в специальных жилетках. Как, впрочем, зайти и выйти из него. А вы как хотели – это же стратегический объект. Зато техникам на поле – можно, и даже на велосипеде: на двухколесном транспорте они ездят зимой и летом – чтобы быстрее добраться до самолета и проверить его перед взлетом. Кстати, передвигаться как попало по полю нельзя: здесь все разрешенные пути и направления обозначены на асфальте яркими линиями.

Поделиться

Пассажиров из аэровокзала до трапа самолета доставляют на специальных автобусах.

Поделиться

Каждое воздушное судно, как и любая машина, должно проходить техническое обслуживание. Для этого самолету не нужно возвращаться в порт приписки – судно примут в любом аэропорту, главное – записаться на осмотр, как к доктору, заранее.

Летом, как правило, проводятся мелкие проверки, или A-cheсk. В основном, это тесты всех систем, их проводят каждые 500 летных часов, длятся они два-три дня. Сложные проверки – С-cheсk – проходят с сентября по май, и ангар бывает забит под завязку. На си-чек самолет становится каждые 4 тысячи летных часов: техники разбирают практически весь самолет и тщательно проверяют все системы. Длиться такая проверка может до 40 дней.

У этого «Боинга-737» специалисты проверяли работу топливных баков – они находятся в крыльях и вмещают 20 тонн топлива.

Поделиться

Если облупилась краска, самолет обязательно подкрашивают. Делается это не только ради красоты: корродированный участок повышает трение и увеличивает расход топлива.

Кстати, самых проблемных деталей в самолете не бывает. Если техники выявляют одну и ту же поломку несколько раз, они сообщают об этом на завод-изготовитель. Конструкторы устраняют дефект, и на всех без исключения самолетах устанавливают исправленную и усовершенствованную деталь. Вот такая забота о безопасности полетов.

Поделиться

А сфотографироваться в двигателе – хорошая примета: значит, быть у самой романтичной профессии последователям! Влюбленных в небо видно сразу.

Поделиться

Фото: Тимур Шарипкулов

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter