Реклама
СЕЙЧАС -11°С
Все новости
Все новости

В России стали чаще ломаться самолеты. Насколько опасно теперь летать

Эксперты рассказали, грозит ли коллапс российскому авиапарку

Из-за санкций в Россию не ввозят самолеты и запчасти из-за рубежа

Поделиться

За последние месяцы в России всё чаще стали происходить проблемы с самолетами. В середине сентября лайнер «Уральских авиалиний», летевший рейсом Сочи — Омск, совершил посадку в поле в Новосибирской области. Позже пилот рассказал, что причиной аварийной посадки стал отказ гидросистемы и нехватка топлива. На прошлой неделе пассажирам авиарейса Владивосток — Чита понадобилось почти двое суток, чтобы добраться в пункт назначения. Причиной этого стали в том числе и неисправности с самолетами (да, их в этой истории было несколько). Не означает ли это, что в скором времени летать будет не на чем? Разобрались в том, что происходит с российским авиапарком.

Ключевые истории с неполадками

12 сентября Airbus «Уральских авиалиний», летевший по маршруту Сочи — Омск, сел в поле. Перед этим он подал сигнал тревоги и пропал с радаров. Позже пилот рассказал, что причиной аварийной посадки стал отказ гидросистемы и нехватка топлива. После этого происшествия Ространснадзор проверил авиакомпанию и нашел множество нарушений в ее работе. По данным «Известий», при обследовании шести самолетов Airbus (А320 и А319) и ремонтных помещений специалисты Ространснадзора сделали вывод, что авиакомпания не полностью контролировала качество технического обслуживания. В частности, комиссия зафиксировала неверное нанесение герметика, ржавчину на деталях воздушных судов, дефекты их фюзеляжей, загрязнения зеркал стоек шасси и прочее. Кроме того, порядка 150 инженеров перевозчика не прошли очередную плановую переподготовку. Но, несмотря на найденные нарушения, Ространснадзор не стал аннулировать или приостанавливать сертификат «Уральских авиалиний». Уточняется, что многие проблемы перевозчик устранил еще до окончания проверки.

В самих «Уральских авиалиниях» заявили, что множество подобных проверок проходит на других авиапредприятиях по всей России. Якобы ничего нового, необычного в проведении данной периодической процедуры в гражданской авиации нет. Также в авиакомпании заявили, что по закону не могут разглашать суть замечаний, которые были выявлены в ходе прошедшей проверки.

— Что касается замечаний к работе авиакомпании, то информация о них в значительной степени преувеличена и драматизирована, учитывая то, что самолеты авиакомпании успешно и безопасно продолжают полеты, — заявили в пресс-службе авиаперевозчика. — Это говорит о том, что все подразделения «Уральских авиалиний», и особенно авиационный технический центр, работают в рамках российского законодательства, обеспечивая высокий уровень безопасности полетов.

Ситуация с авиарейсом Владивосток — Чита растянулась на несколько дней — с 14 по 16 октября, а неполадки произошли сразу у нескольких самолетов. Изначально из Владивостока 14 октября вылетел самолет Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Якутия» (рейс совершался в партнерстве с компанией «Аврора»). Примерно через 20 минут после взлета люди почувствовали удар, а потом заметили, что самолет разворачивается. Командир воздушного судна объявил по громкой связи, что из-за технической неисправности самолет будет кружить над Владивостоком для расходования топлива, а затем приземлится в аэропорту вылета.

Когда самолет приземлился, всё внимание технических служб аэропорта оказалось приковано к левому двигателю. Позже на сайте Восточного межрегионального следственного управления на транспорте Следственного комитета России появилось подтверждение: Sukhoi Superjet 100 вынужден был прервать полет из-за неисправности левого двигателя. Началась доследственная проверка из-за возможного «нарушения правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта». Свою проверку параллельно начала и Якутская транспортная прокуратура, заинтересовавшаяся ЧП с бортом «Якутии».

Для пассажиров тем временем прислали запасной борт, но у него произошли какие-то проблемы с подшипником. Только в полдень 15 октября их наконец посадили на резервный борт, но самолет заглох на взлетной полосе. Пассажиры возмутились, некоторые покинули самолет, отказавшись ждать дальше. После этого потребовалось еще время, чтобы отсортировать вещи отчаявшихся и, наконец, взлететь. Командир воздушного судна объявил, что система перезагружена, всё в порядке. Sukhoi Superjet 100 вылетел из Владивостока, но по требованию авиакомпании через некоторое время вынужден был приземлиться в Хабаровске. Выяснилось, что командир самолета доложил об отказе насосной станции во второй гидросистеме. Позже представитель авиакомпании сообщил людям, что вылетят они не на борту Sukhoi Superjet 100, а на самолете фирмы Boeing. В итоге пассажиры оказались в Чите 16 октября, прилетев на третьем самолете — «Боинге».

Проблемы авиакомпаний

После начала спецоперации США и страны Европы запретили ввозить в Россию самолеты и запчасти к ним, а компании Boeing и Airbus и вовсе отказались обслуживать лайнеры из нашей страны. Санкции сказались в том числе и на самолетах SSJ-100, которые на 70% состоят из импортных комплектующих. Например, авиакомпания «Якутия» в 2022 году, по данным РБК, вынуждена была разукомплектовать два из четырех «Суперджетов», полученных от Государственной транспортной лизинговой компании, по причине их летной негодности. Позже генеральный директор «Якутии» Андрей Винокуров на форуме «Транспортная неделя — 2022» рассказал «Ведомостям», что «в нынешних условиях двигатели самолета действительно невозможно отремонтировать, так как повреждена их горячая часть», а также о том, что «помимо двигателей есть проблемы со вспомогательными силовыми установками, шасси и компонентами».

О проблемах с двигателями стало известно и в авиакомпании S7. По данным «Коммерсанта», компания сократит количество рейсов в зимнем расписании на 10–15% — всё ради экономии ресурса двигателей самолетов семейства A320neo. Как рассказал основатель и главный редактор портала для продвинутых авиапассажиров FrequentFlyers Илья Шатилин, в январе S7 временно приземляла эти машины, заменяя их на самолеты семейства A320ceo.

— Тогда авиакомпания объяснила экономию ресурса фразой: «Традиционно в зимний период часть парка воздушных судов проходит плановое техническое обслуживание для подготовки к высокому летнему сезону», по факту же все восемь A321neo перестали летать в первой половине января, некоторые снова вышли на маршруты лишь в конце апреля — начале мая, — пояснил Шатилин. — Сейчас не летает ни один A321neo, последние рейсы две машины выполнили 2 октября, а еще три встали в июне, июле и августе соответственно. С A320neo ситуация проще: в «отпуске» пока только шесть самолетов из 31, однако зимой их будет больше.

По словам Шатилина, рынок авиаперевозок в России имеет ярко выраженную сезонность, зимой пассажиропоток значительно падает. Поэтому с экономической точки зрения выгоднее поставить самолеты «на прикол», чем отправлять их на внутренние направления.

— S7 Airlines стала заложницей двигателей Pratt&Whitney: их обслуживает только сам производитель, для этого двигатель снимают с самолета и отправляют ему, а на самолет ставят подменный агрегат, — объяснил эксперт. — Но в случае с P&W подменных двигателей не хватает, из-за чего в мире простаивают сотни таких самолетов, летом также была отзывная кампания, затронувшая более тысячи силовых установок. А российские авиакомпании и вовсе не могут ничего никому отправить из-за санкций. В сторонних организациях ремонтировать эти двигатели невозможно. Остается экономить то, что есть.

Авиаэксперт, внук легендарного авиаконструктора Андрей Туполев также подтвердил корреспондентам CHITA.RU, что из-за санкций, появившихся после начала СВО, были прерваны связи с разработчиками двигателей.

— Это российско-французское производство. Вся горячая часть, да и вообще вся практически конечная сборка и идеология этого мотора — это фирма Snecma. Соответственно, авторское сопровождение, техническое обслуживание, а самое главное, это так называемые стратегии, наработки теперь находятся на той стороне. И понятно, что проблемы эти будут только нарастать? — отметил Туполев. — Как с этой техникой, так и особенно с западной. А там еще хуже. Там же есть пилотные машины, которые накручивают часы, и по ходу эксплуатации выявляются дефекты. Соответственно, строится программа технического обслуживания с учетом данных. Это всё теперь практически недоступно. Здесь идет самодеятельность, разбор и «каннибализация» машин, продление межремонтных ресурсов несанкционированное. Непонятно, как готовятся кадры по наземному обслуживанию и прочее, прочее. В какой-то момент это будет просто опасно. Вопрос — когда это всё восстановят?

Арест лайнеров

В сентябре стало известно о том, что Росавиация предупредила авиакомпании о новом риске ареста некоторых самолетов за рубежом. Именно поэтому международные вылеты задерживаются на длительное время. Такую информацию, например, подтвердил источник РБК в крупной российской авиакомпании, который уточнил, что дело касается самолетов Государственной транспортной лизинговой компании (ГТЛК находится под санкциями США и ЕС). Со слов источника издания, соответствующие телеграммы получили авиакомпании, у которых небольшой парк «очищенных самолетов» (без двойной регистрации).

Илья Шатилин напомнил, что ранее ГТЛК вывела из-под двойной регистрации несколько десятков самолетов, которые эксплуатировали российские авиакомпании. Это позволило им выполнять рейсы за границу.

— Однако нюанс заключается в том, что машины принадлежали не российскому юрлицу, а иностранным, зарегистрированным в Ирландии: GTLK Europe Capital и GTLK Europe. Сейчас они проходят процедуру банкротства, поэтому есть риск возникновения проблем с документами, — говорит Илья Шатилин. — Однако в процессе дебермудизации у самолетов ГТЛК как раз менялся собственник уже на российское юрлицо, и лизингодатель даже использовал это как повод для перезаключения договоров с поднятием лизинговых ставок. Юридических оснований для ареста таких самолетов нет, поэтому, вероятно, предостережение является избыточной мерой, и вряд ли стоит ожидать массовой остановки международных рейсов.

Главный редактор портала Avia.ru Роман Гусаров отмечал, что риски арестов самолетов ГТЛК существуют постоянно.

— Вводятся новые ограничения, их надо будет воспринимать как некую обыденность. Это может быть связано с запретами полетов, но не во все страны, — объяснил Роман Гусаров. — Санкции вводят США и Евросоюз, а мы туда не летаем. Мы летаем в дружественные страны, но они тоже по-разному реагируют. Авиакомпании сами будут принимать решение, летать туда или нет. Возможно, они будут ставить на эти рейсы другие самолеты, если есть подходящие по дальности и пассажировместимости в их парке. Но это придется решать в ручном режиме, правда, авиакомпаниям не привыкать.

Позднее в Минтрансе сообщили, что ГТЛК направила авиаперевозчикам долгосрочные договоры лизинга с российским юрлицом — АО «ГТЛК», которые подтверждают право собственности на самолеты. Для нивелирования всех возможных правовых рисков пришлось заключить новые контракты. При этом в Минтрансе отмечали, что самолеты ГТЛК составляют примерно 5% от всего парка российских авиакомпаний.

— Таким образом, сложившаяся ситуация не повлияет на выполнение российскими перевозчиками полетной программы по зарубежным направлениям, — добавили в ведомстве.

Что будет с самолетами

Сейчас в авиапарках России находятся в основном самолеты трех ведущих производителей — зарубежные Boeing и Airbus, а также российский SSJ. Роман Гусаров уверен — опасаться, что российские самолеты перестанут летать, нет смысла.

— Все трудности, которые организовали наши западные партнеры, мы преодолеваем — и достаточно успешно. В этом году мы перевезем миллионов на пять пассажиров больше, чем в прошлом году. Это как раз и указывает на то, что мы справляемся и с техническим обслуживанием самолетов, и с обеспечением их запчастями, и с ремонтом, — уточнил эксперт. — Открываются новые направления, мы переориентируемся на другие страны. И на внутренних линиях тоже прирост. Пока нет ничего, что бы указывало на то, что у нас могут возникнуть трудности, которые мы не сможем преодолеть. Опять-таки, при условии, что нам не придумывают новых санкций.

По словам Гусарова, сейчас увеличились сроки доставки запчастей, но неразрешимых сложностей с техобслуживанием бортов американского и французского производства пока нет.

— Проблемы, конечно, есть: логистика — по параллельному импорту, запчасти стали дороже, процедуры усложнились. Но, как видим, всё решаемо, и авиакомпании более-менее адаптировались к сложившейся ситуации, поэтому сейчас серьезных опасений не возникает, — добавил он. — Парк западных самолетов будет постепенно у нас убывать, поскольку уже со следующего года в авиакомпании начнут поступать отечественные самолеты.

Пилот А320 Андрей Литвинов отметил, что задержки рейсов, которые также часты в последнее время, не всегда связаны с плотным расписанием вылетов — есть и другие причины:

— Это и техническое обслуживание, и недостаток запчастей, потому что теперь они поставляются через третьи страны. Приходится ждать, если раньше 5–7 дней были сроки, то теперь это доходит до 4 месяцев. Естественно, самолет будет стоять, пока его не отремонтируют. Авиакомпания хочет заработать, планирует рейсы, а когда при поломке приходится долго ждать поступления запчастей, надо рейс отменять. Так эти накладки и случаются, — объяснил Литвинов.

Пилот уверен, что аварийная посадка самолета «Уральских авиалиний» в поле — повод задуматься о качестве подготовки летного состава.

— Если у нас будут так по полям приземляться и ломать самолеты, то, естественно, когда-нибудь они закончатся. Техника порой отказывает, это всё понятно. И надо беречь эту технику в наших условиях, потому что своих самолетов мы не производим, а тех, которые есть на сегодняшний день, очень мало. А если еще относиться к самолетному парку, как в «Уральских авиалиниях», то у нас они скоро попросту закончатся, — добавил Литвинов. — Тогда будут откладываться и отменяться какие-то рейсы. Отказ гидросистемы — ничего здесь критичного. В самолете три системы гидравлические, вопросы к подготовке летчиков. Надо смотреть, проверить документы, как они ее проходят, но это уже дело Росавиации и Следственного комитета.

В России есть планы на производство собственных пассажирских самолетов, в частности Superjet 100 и МС-21. Замминистра промышленности и торговли Олег Бочаров во время Восточного экономического форума во Владивостоке заявил, что верит в успех этих проектов, несмотря на возникающие трудности:

— Вся страна требует самолеты, они очень нужны, и я благодарен авиакомпаниям, что у нас принципиально изменились взаимоотношения, все стали своими. <...> Мы должны верить, мы должны действительно радоваться созданному, а не ожидать, что где-то у кого-то не получится. Очень важно, чтобы жители, в том числе Дальневосточного федерального округа, понимали, что никакой спешки нет. Минпромторг уже давно начал работу по импортозамещению систем. И сейчас мы подходим к результату. Поэтому вопросы безопасности, конечно, поставлены выше и принципиальнее любого решения. Не страшно сказать, что самолет не готов, если ты заботишься о жизни людей. И это снова разделение на свой — чужой. Потому что, к сожалению, мы видим вынужденное отношение к иностранной технике, на которую садятся наши жены, дети. За эту технику мы берем на себя ответственность, а производители не берут. Никогда в истории такого не было.

По словам Бочарова, сертификат на производство Superjet 100 планируется получить в конце 2023 года.

— Да, мы понимаем, что это достижение, потому что контракт был подписан со сроком исполнения в декабре 2024 года. Авансы за четыре воздушных судна получены, мы уже понимаем номера серийные, которые пойдут в единую дальневосточную авиакомпанию. И считаем, это важно, что наряду с «Аэрофлотом», как базовым национальным перевозчиком, дальневосточная авиакомпания получит этот тип воздушных судов от бренда «Яковлев» (новое название корпорации «Иркут», которая входит в Объединенную авиастроительную корпорацию), — рассказывал Олег Бочаров.

Авиаэксперт Роман Гусаров также рассказал, что авиакомпания S7 разрабатывает собственный самолет, на котором молодые люди смогут получать первоначальную авиационную подготовку.

— Речь идет о двухместном самолете для первоначальной подготовки курсантов, которые еще не имеют никаких летных документов. Для получения свидетельства пилота ребятам нужен определенный налет, в том числе опыт самостоятельных полетов на двухмоторном самолете. Это требование федеральных авиационных правил и международный стандарт, — пояснил специалист. — Таким самолетом для нас был в минувшее десятилетие Diamond, причем его даже производство было адаптировано под наши стандарты. Пока они еще летают, но постепенно из-за санкций будет возникать вопрос запчастей, технического обслуживания. Поэтому проект S7 очень даже своевременный.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter