20 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +6°С

Ришат Муллагильдин, советник президента РБ по вопросам архитектуры и градостроительства: «В регионе должны появляться современные объекты и впредь»

Поделиться

Успехи и сложности градостроительства в Уфе, возможности дальнейшего развития города, реализуемые к саммитам ШОС и БРИКС проекты... Сайт 102metra.ru беседует с одним из наиболее известных архитекторов Башкирии, советником президента по вопросам архитектуры и градостроительства, руководителем компании Raum Architects Ришатом Муллагильдиным.

– Какие районы Уфы, по вашему мнению, имеют наибольшую ценность с точки зрения архитектуры?

– У нас есть примеры удачной, добротной архитектуры. К сожалению, пока нельзя говорить, что тот или иной район города имеет архитектурную целостность, а соответственно, высокую ценность с точки зрения архитектурно-исторической среды. Ансамблевый подход присутствует, в первую очередь, в старом центре с его регулярной планировкой екатерининского периода. Есть примеры комплексной застройки советского периода. Хотя в это время часть проектов по разным причинам не реализовывалась до конца, мы можем гордиться примерами сталинской архитектуры, работами таких знаковых советских архитекторов, как Гинзбург и братья Веснины. Выделю часть Черниковки от дворца Орджоникидзе и выше по Первомайской, кампус УГНТУ. В этом районе есть своя архитектурная логика. Здесь складывается облик города, что не происходит в районах, где все здания либо безликие, либо абсолютно разные, не перекликающиеся друг с другом. Другой пример – это хорошо запроектированный район Горсовета. «Правительственный» район между улицами Тукаева и Заки Валиди, несмотря на разнообразность застройки, достаточно комфортен, благодаря пространствам скверов и архитектурным памятникам старины.

– Ришат Усманович, как вы относитесь к предложению городской администрации открывать в памятниках архитектуры Уфы гостиницы и рестораны?

– С функциональной точки зрения – положительно. Есть удачный пример подобного использования старинных зданий в европейских странах. Однако из-за серьезных вложений в порой откровенно ветхие строения это очень сложно окупаемая вещь. Реставрировать и содержать дом в его первоначальном состоянии достаточно затратно. Да и получится ли у владельца ресторана восстановить здание по науке? На это необходимо искать средства в бюджетах разных уровней, так как памятники архитектуры – одна из составляющих имиджа города, республики и России в целом. Можно много говорить об инвестиционной и туристической привлекательности Уфы, но, не вкладывая в ее облик, не выделяя средства на реставрацию, не восстанавливая хотя бы по одному-два здания в год, ни бизнес, ни туристов привлечь не удастся.

Если же реставрацию без привлечения частного капитала провести невозможно, город должен идти на определенные компромиссы. Например, в Москве, если бизнесмен реставрирует здание, он может арендовать его за один рубль в месяц. В данной связи желаю успеха инициативе Ирека Ялалова. Надеюсь, предприниматели заинтересуются появившейся возможностью.

Среди горожан порой возникают споры о новых зданиях Уфы. Например, девятый корпус Авиационного университета кому-то кажется не вписывающимся в архитектуру района. Вы сторонник возведения новых сооружений в контексте застройки или на контрасте?

– Если контекста как такового не существует и все здания в районе разные, правил вписывания нет. В таком случае новое эффектное здание сможет вытянуть контекст. Если же ансамбль сформирован, как в районе Гостиного двора или на Горсовете, его нужно учитывать. На мой взгляд, было бы лучше сохранить фасады зданий гостиницы «Россия» и кинотеатра им. Гагарина в первоначальном стиле. Это позволило бы не нарушить архитектурный ансамбль района. На мой взгляд, у нас мало средовой, контекстуальной, ансамблевой застройки, и поэтому то, что есть, нужно всецело поддерживать и развивать.

Себя я считаю сторонником средового подхода. Вокруг ипподрома «Акбузат» за счет двух-трех зданий уже начал было формироваться архитектурный комплекс. Нами и нашими японским партнерами был предложен вписывающийся в него проект гостиницы. К сожалению, сейчас рассматривается другой вариант, в диссонансе. Не знаю, с чем это связано. Может быть, попытка сэкономить или механистическое решение. Уфа – город протяженный, и, если в нем не будет таких ансамблей, он рассыпется, не будет иметь цельный образ.

– Какие удачи в архитектуре Уфы последних лет вы можете выделить?

– Если говорить о градостроительстве, правильным и профессиональным решением было создание проспекта Салавата Юлаева. Это было сделано очень своевременно. Если бы не было проспекта, город бы ждал транспортный коллапс, невозможность дальнейшего развития. Однако правильное решение должно иметь свое продолжение. На мой взгляд, если пускать скоростной монорельс в городе, это нужно делать по проспекту Салавата Юлаева. Отлично было бы из Сипайлово или Инорса в вагоне с Wi-Fi долететь до аэропорта. Ветку можно протянуть хоть до Булгаково. Сделать выходы на улицу Менделеева, на проспект Октября. Это позволило бы снять напряжение с проспекта Октября и улицы Зорге.

В постперестроечное время Уфа застраивалась фрагментарно. Появились здания ряда офисов и банков. Это крепкая, средняя архитектура, но на российском уровне она не выделяется. Мечеть «Ляля-Тюльпан», Республиканский музей боевой славы – наши региональные успехи. Большим прорывом стала реализация юбилейных объектов. Правильным решением было пригласить иностранных специалистов. Это приоткрыло республику для внешнего положительного воздействия, позволило вывести весь строительный комплекс Башкирии на новый уровень. Построенные объекты были высоко оценены не только на российском, но и на международном уровнях. До их появления нас воспринимали как провинцию с юртами. Реконструированный ипподром, Конгресс-холл показали, что Башкирия смотрит в будущее. В регионе должны появляться современные объекты и впредь.

– С чем может быть связано их появление?

– Как правило, республике нужен повод, некое мероприятие или юбилей, чтобы мобилизоваться, начать создавать интересные объекты. Но в суете возможны ошибки, как в ситуации с комплексом ипподрома «Акбузат». Когда срочно нужны гостиницы, можно и отказаться от ансамбля, а то и начать его разрушение, как в случае с «Акбузатом». Но город – это не игрушка-лего. Его нужно трепетно создавать, а не строить, чтобы затем ломать и возводить вновь. На подобное уходит много лет и средств. Если где-то начинает складываться интересный контекст, нужно развивать его, даже если сменился архитектор или чиновник, начинавший работу. Это выгодно и в экономическом плане.

– Происходили ли в Башкирии значимые для архитекторов события?

– Вехой для местного архитектурного сообщества стала проведенная в 2006 году международная конференция «Евразийский Т-экополис» (Т-экополис – наш термин, обозначающий единение индустриального и природного). На ней мы презентовали Уфу как город, который не только создает передовую промышленность, но и старается сохранить природные богатства. На конференцию съехались 500 специалистов из 15 стран мира. Среди них наш постоянный партнер господин Киоказу Араи и такие звезды мировой величины, как господин Кикутаке и госпожа Исикава. Господин Кикутаке – легенда мировой архитектуры, при жизни несколько его произведений находились под охраной ЮНЕСКО. Госпожа Исикава – ландшафтный дизайнер номер один в Японии, профессор Токийского университета. Они выступали в Уфе, читали лекции в Уфимском государственном нефтяном техническом университете для будущих архитекторов. Это произвело маленькую революцию в головах, сыграло большую роль для молодежи. 

– Ришат Усманович, над чем вы работаете сейчас как архитектор?

– В настоящее время в работе шесть проектов, которые должны внести современную нотку в облик Баймака к его 75-летнему юбилею. Проект технологической модернизации здания Конгресс-холла в Уфе также является очень важным. Рустэмом Закиевичем принято мудрое решение, которое удалось отстоять в Москве. Суть его заключается в том, что саммиты 2015 года должны помочь модернизировать существующие объекты так, чтобы вдохнуть в них новую жизнь. Здание Конгресс-холла сможет не только служить площадкой для любых международных форумов, но и принимать несколько мероприятий одновременно. Это повысит в разы экономический эффект от эксплуатации здания, а у республики всегда будет серьезный аргумент при переговорах о проведении следующих крупных мероприятий. На сегодняшний день наш проект по технологической модернизации Конгресс-холла находится на рассмотрении в администрации президента страны. Есть и другие проекты, над которыми мы работаем, но об этом расскажем позднее.

– В качестве советника президента вы представляли проект музея деревянного зодчества в Уфе. На каком этапе он сейчас находится?

– Проект музея деревянного зодчества в некоторой степени объединяет мои ипостаси советника президента и представителя Башкирии в Токио. Во время визита в Уфу чрезвычайный и полномочный посол Японии в России господин Харада поддержал идею создания международной деревни и обещал содействовать созданию японского сада с японской усадьбой на его территории. С партнерами в Токио мы проработали вопросы реализации данного проекта. Здесь сложностей нет. Также есть информация, что Таджикистан готов поставить свой традиционный дом в деревне. Сейчас ведем переговоры в Москве о включении данного проекта в федеральную адресную инвестиционную программу на 2014 год.

Надеюсь и верю, что данный проект, как и музей «Древняя Уфа», нам удастся реализовать, несмотря ни на какие препятствия. В Уфе на сегодняшний день практически нечего смотреть. Даже если просто утилитарно мыслить, данные объекты помогут в дальнейшем заполнению тех гостиниц, которые планируют возвести к саммитам.

– Ришат Усманович, что вас вдохновляет? Известный многим пример – крылья Акбузата при проектировании здания ипподрома. Может быть, еще какие-то произведения искусства, работы зарубежных архитекторов, что-то еще?

– Пока – и так, иншалла, надеюсь, будет и дальше – вдохновляют жизнь, во всей своей многогранности, семья, близкие мне люди. Вдохновляют природа и культура самобытной и многострадальной нашей республики. Вдохновляет то, что, несмотря ни на что, добро побеждает зло, и то, что если работать честно и с душой, то все получится. Недавним подтверждением этому стало присуждение в 71 год Плицкеровской премии (аналог Нобелевской в архитектуре) уважаемому мной сэнсею Тойо Ито, который, несмотря на свою утонченность, отождествлял архитектуру с «К-1» (бескомпромиссным и честным боям по фул-контакту).

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!