Надежда Емцева, координатор программы «Больничные дети» благотворительного фонда «Наши дети»: «Любая семья лучше детского дома»

Меж двух огней

В больницу №17 Уфы попадают малыши, найденные на улице, изьятые полицией из неблагополучных семей, и другие дети до 4 лет, оставшиеся по разным причинам без попечения родителей. Предполагается, что за несколько недель врачи проведут полное медицинское обследование, а служба опеки подготовит все необходимые документы для оформления в сиротское заведение. Но это время чаще затягивается.

«Вот этот момент не продуман: есть детский дом, есть семья. О тех, кто оказался между ними, забыли. Да, они получают медицинскую помощь, но детей в отделениях слишком много, а медперсонал слишком занят, чтобы банально менять им подгузники по мере необходимости», – рассказывает Надежда.

По словам Надежды Емцевой, медицинское учреждение получает от государства средства на содержание этих детишек. «Для них предусмотрены расходы на больничную койку, лечение и питание. Из списка «детей, живущих в семье» они выпали, в список «сирот, находящихся на попечении у государства» они еще не попали. Поэтому средств на их содержание нет. Подгузники, игрушки, постельное белье, даже одежду или элементарную соску-пустышку больница вынуждена приобретать из каких-либо своих резервных источников, если они есть, либо надеяться на помощь сердобольного персонала, неравнодушных мамочек из соседних палат да частных добровольцев», – прояснила ситуацию представитель фонда.

Сейчас «Наши дети» курируют пять отделений в больнице №17. Всего с августа прошлого года через фонд прошли больше 50 детей, некоторые из них попали повторно. Среди подопечных – груднички и дети до пяти лет.

По словам Надежды, «больничные» малыши переживают большой стресс. На определенное время они оказываются в незнакомой обстановке, среди чужих людей. Они плачут, так как скучают по дому, в этот момент им особенно не хватает любви и внимания.

«Данным направлением мы занимаемся давно, но в августе прошлого года перешли немного на другой уровень. Если раньше детей посещали волонтеры, то сегодня этим занимаются профессионально воспитатели. Объясню почему: во-первых, не у всех волонтеров достаточно времени, чтоб много раз и подолгу видеться с детьми, в итоге у ребенка постоянное мелькание чужих лиц перед глазами, что не очень полезно для развития ребенка в таком возрасте. Во-вторых, одного общения здесь мало. Уход за детьми – это тяжкий труд. Многие из малышей с психическими отклонениями, им нужен особый уход. Кого-то, к примеру, нужно научить самообслуживанию, перед тем как они попадут в детдом», – сообщила Надежда.

Детям нужны не игрушки

Сейчас в фонде работает пять воспитателей. По словам Надежды в прошлом месяце на оплату их работы ушло около 100 тысяч рублей: час их работы стоит 88 рублей. Кроме этого, на каждое отделение уходит примерно от двух до пяти тысяч рублей. Однако собрать пожертвования на зарплату нянь гораздо сложнее.

«К примеру, нам хотят передать деньги, собранные на детей. Я спрашиваю, можем ли мы включить их в зарплатный фонд воспитателей, но благотворители бывают категорически против. Их довод – мы хотим, чтобы деньги достались детям, а не каким-то людям», – рассказывает Надежда.

«Многие не понимают всей важности работы нянечек и предпочитают жертвовать на игрушки, средства гигиены для детей: присыпки, мыло, подгузники и так далее. Но никто не задумывается, кто будет менять эти самые подгузники и поддерживать гигиену ребенка. Для детей нянечки не какие-то люди, а самые близкие на этот период, от которых зависит их благополучие и здоровье», – заключает Надежда. И мы заходим в палату к подопечным фонда.

«Мы работаем по 13 часов в сутки, но время летит незаметно, его не хватает, чтобы чаи подолгу распивать. Наш труд – это труд мамы, только детишек не один и не два, – улыбаясь, говорит одна из нянечек Наиля, одновременно кормя из соски малыша. – Тут у нас в палате четыре ребенка. Двухлетний Максимка, например, всегда плачет. У него психические отклонения, малыша привезли недавно, и он очень скучает по маме. К сожалению, старшие дети его семьи тоже находятся в детском доме».

«А этого годовалого малыша, который играет за столиком, мы научили кушать. Когда его привезли, сначала даже не знали его возраста и того, что от груди он еще не отучен, – рассказывает другая нянечка Гузель, кормящая из бутылочки младенца. – А вот наша вчерашняя гостья. Ночью ее мать попала в полицию, а ребенок к нам. Этому мальчику сделали операцию на позвоночник, ходить он уже не сможет. Когда видишь, что у малых детей такие серьезные проблемы, твои заботы просто отступают», – вздыхая, делает вывод уфимка.

«К подопечным потом так привыкаешь, что отпускать их бывает очень сложно, – продолжает Наиля. – Вот был один мальчик, хотела его взять к себе, но куда уж мне, пенсионерке, малого ребенка. Да потом переживаешь разлуку с этими детьми, но это хорошо, так как главное в нашей работе – не зачерстветь».

Такие же дети есть во многих больницах городов и районов республики, а фонд работает в Нефтекамске, Стерлитамаке, Салавате, Ишимбае, скоро к этому списку добавятся Давлеканово и Благовещенск.

«Сейчас мы собираем средства на открытие отдельных детских палат и игровых комнат в больницах. Кроме этого, мы ищем хороших психологов и дефектологов, готовых работать как добровольцы, – поделилась планами Надежда. – Все это нужно, чтобы поддержать детей и эмоционально, иначе – задержки в развитии неизбежны».

Детский дом – это крайняя мера

В другой палате нас ждал 1,5-годовалый Камиль. Малыш мило улыбается, но периодически он омрачается из-за режущихся зубок. Ребенка привезли бабушка с дедушкой. Родители малыша – наркоманы. Не раз ребенка находили с матерью в притоне. Но пожилые люди не могут взять на себя ответственность за ребенка.

«Но мы с ними поговорим, шансы еще есть. Многие родственники боятся брать детей, но чаще это от недостатка информации, а не от жестокости. Любая семья лучше детдома, где одна воспитательница на несколько детей», – рассказывает Надежда.

Это еще одно новое направление работы фонда – профилактика социального сиротства. «Многие родители попадают в трудные ситуации, при которых страдает ребенок. Служба опеки, защищая его права, вынуждена изымать ребенка из семьи, а если ситуация в семье не изменится – и вовсе лишать родительских прав. Но людям нужен шанс проявить свои родительские качества. Для многих мам и пап такая ситуация – толчок, чтобы они поменяли свой образ жизни», – поделилась опытом Надежда.

Она рассказала один случай с счастливым концом: ребенок с синдромом Дауна потерялся, родители как-то выпили и не уследили. Им дали условие – вернут ребенка, если оба закодируются. Однако у семьи не было денег – пять тысяч, на эту услугу.

«Было видно, что девочкой занимались, что она не была предоставлена только себе. Родители не знали, что для людей, оказавшихся в такой ситуации, у нас в республике оказывается такая услуга бесплатно. Нам надо было только напомнить наркологическим клиникам об этом. Органы опеки тоже вставили веское слово в защиту родителей. Сейчас девочка в семье, и сотрудники фонда постоянно поддерживают связь с семьей», – сообщила Надежда.

Пока это направление существует только два месяца, но в планах у фонда организация социального приюта для матерей, попавших в трудную ситуацию. «Администрация нам способствует с выделением квартиры, думаю, скоро она откроет свои двери. В ней одновременно смогут жить несколько женщин со своими детьми», – рассказала представитель фонда «Наши дети» Надежда Емцева.